Авторизация
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Авторизация
10:25

Азалия Дайирбекова: Общественные организации должны доказать свою состоятельность в плане оказания госуслуг

30 Августа 2017

Алматы. 30 августа. КазТАГ – Владимир Радионов. Передача оказания части государственных услуг неправительственным организациям (НПО) – один из трендов современной госполитики в Казахстане. Пока этот принцип не нашел своей реализации – непонимание, что передавать и на каких условиях, существует со стороны и госорганов, и самих НПО. Но прежде чем это произойдет, НПО должны показать свою состоятельность работать в этом поле. О зрелости НПО и о том, какими функциями с ними может делиться государство - наш разговор с руководителем проекта USAID «Инициатива в поддержку эффективного управления», президентом «Фонда Евразия Центральной Азии» Азалией Дайирбековой.

 

- Азалия, как бы Вы оценили потенциал казахстанских НПО именно с точки зрения оказания ими госуслуг?

 

- Долгое время госорганы воспринимали гражданское общество, и НПО в том числе, оголтелыми группами, которые шумят-кричат, могут вывести толпы на улицы, «грантоедами», которые обслуживают иностранных доноров. И, в принципе, для этого были основания. Действительно, очень много НПО так и работало - от гранта к гранту, если нет финансирования, они прекращали свою деятельность. Сегодня созревает в гражданском обществе некая творческая инициатива, когда люди готовы не только кричать, возмущаться и критиковать государство, а именно предлагать идеи, решения, причем конструктивные.

Могу сказать, что сегодня в гражданском обществе есть профессиональные организации, которые готовы сотрудничать, при этом говоря с государством на одном языке, не просто предлагать проекты, но и реализовывать их на высоком профессиональном уровне. И как итог – взять на себя выполнение каких-то государственных функций. Есть даже некоторый опыт.

 

- Не могли бы Вы рассказать о них?

 

- Например, один из наших грантополучателей - Фонд информационной поддержки развития общества из Усть-Каменогорска - реализует проект по выявлению скрытых государственных услуг. Что такое скрытые госуслуги? Это те, которые не прописаны регламентами, не закреплены процедурами, то есть как вздумалось чиновнику, так он и оказал: не за три дня, а за три месяца, или за день – но за деньги. А в результате это дает сферу для коррупционной деятельности. И есть НПО, которые профессионально отслеживают, где у нас такие услуги имеют место быть.

А «Фонд женского лидерства» в рамках проекта «TEENS - доступная и качественная помощь» работает по предотвращению суицидов среди подростков. Не секрет, что Казахстан занимает высокие позиции по этому показателю. По выявлению причин проведено много исследований, и сегодня главный вопрос – что делать? Фонд совместно с министерством образования работает над тем, как внедрить систему психологической поддержки в школах.

Формально школьные психологи в школах существуют. Но это - не профессионалы, обычно это учитель, который взял себе пару дополнительных часов и никакой серьезной работы не ведет, методикой превентивной работы не владеет. Например, когда ребенок совершает попытку суицида, его выводят перед классом: «Посмотрите, вчера Вася пытался вскрыть себе вены. Чтобы никто так больше не делал». Совершенно точно, завтра этот Вася выпрыгнет из окна, потому что его еще и опозорили.

Сейчас, используя опыт международной практики, «Фонд женского лидерства» пытается донести до наших чиновников, что нужно внедрять в школах отдельную единицу психологов, специально подготовленных. Вот пример улучшения качества госуслуг, потому что эти специалисты будут работать не постфактум, а превентивно. И таких проектов очень много.

 

- И какие функции государство готово передать, а НПО – принять на себя?

 

- Это большой вопрос. Чиновники сами этого не знают. Перед ними поставили задачу: передать. А какие функции? Как их передавать? Готовы ли НПО их принять? Идет обсуждение. К тому же, если честно, реально сегодня в Казахстане не так много НПО, которые смогут принять на себя эти функции. Если говорить о моих личных ощущениях, передачу можно начать с каких-то профессиональных сертификаций, аккредитаций сообществами экспертов.

Или возьмем такое направление – работа с людьми с ограниченными возможностями. То, что инвалиды сегодня входят в состав общественных советов и являются советниками акимов на местах, это уже плюс - им легче понять потребности таких же людей. Допустим, приходит человек с инвалидностью в ЦОН – его не могут обслужить. Почему бы не передать часть функций организациям, работающим именно с такой категорией клиентов, чтобы они на местах могли организовать работу в соответствии с потребностями? Здоровому чиновнику трудно понять, какие сложности испытывает инвалид. Как пример, организации людей с инвалидностью сажают своих сотрудников при ЦОНах, и они оказывают услуги безо всяких бюрократических проволочек.

Второе направление – определение статуса ВИЧ/СПИД, тестирование на это заболевание. Кто это может лучше сделать? Ведь большинство аудитории здесь - наркозависимые. А в ориентированных на эту работу НПО работники в большинстве своем сами через это прошли. Люди с подозрением на ВИЧ тестироваться в центры СПИД просто не идут. А вот своим они доверяют - и там работа по тестированию пойдет иными темпами.

 

- А каким образом лучше всего передавать эти функции?

 

- В ходе передачи, понятное дело, качество услуг не должно пострадать, поэтому правильным, на наш взгляд, была бы постепенная передача по мере обретения НПО опыта.

На самом деле этот вопрос сложный, опыта у нас нет. Поэтому на одном из последних наших тренингов по данной тематике принимала участие директор Центра гражданского анализа и независимых исследований из России Светлана Маковецкая. У соседей есть определенный опыт - и положительный, и отрицательный, которым она делилась не только с нашими активистами, но и с госслужащими. Ведь недаром у нас на всех тренингах присутствуют не только общественники, но и чиновники из различных управлений именно на местах, чтобы и им было понятно, как эту работу организовывать.

 

- Финансирование работы НПО здесь должно идти из бюджета? Не боитесь, что НПО будут после этого называть «карманными»?

 

- Я так полагаю, раз это государственные услуги - их и должно оплачивать государство. Это давний спор: на предмет того, что музыку заказывает тот, кто деньги платит. Мол, мы независимые, потому что деньги у государства не берем. А тот, кто берет, тот карманный. На самом деле, если ты не берешь деньги у своего государства, значит, берешь у другого государства и становишься зависим от американцев, англичан, турок и т.д. Мы призываем НПО брать деньги у доноров, диверсифицировать свой портфель, тогда организация может балансировать, показывать свою финансовую устойчивость и говорить о независимости, о миссии и цели - и неважно, чьи деньги для ее достижения будет использовать. В данном случае НПО будет зависеть от своих благополучателей, тех, чьи проблемы решает – будь то женщины, сироты или инвалиды.

 

- Вы в начале нашего разговора упомянули о наличии в части госуслуг коррупционной составляющей. Как этот вопрос намерены решать НПО? Никого не хочу обидеть, но люди есть люди…

 

- Здесь надо говорить об условиях, на которых будут передаваться те или иные функции. Если они не были достаточно точно регламентированы, пошагово прописаны, будучи в государстве, если там были лазейки для коррупционных проявлений, то с передачей их в неизмененном виде все эти минусы сохранятся, если не умножатся, потому что контроля будет меньше. А если контроль оставить жестким - нагрузка на госорганы с передачей части функций не уменьшится, а увеличится.

При правильности же процедур будет достаточно и общественного контроля.

 

- Должны ли НПО участвовать в разработке регламента передаваемых услуг, чтобы снизить их потенциальную коррупциогенность? Или ждать, что правила игры напишет государство?

 

- На самом деле сегодня идеи в этом вопросе по большей части идут от НПО. Проблема лишь в том, насколько государство может НПО доверять. Сегодня порог доверия очень низкий - и не только у государства, но и у населения: нас не перестают называть «шпионами», «иностранными агентами» и т.д. Но без реальной работы мы этот порог доверия не повысим.

 

- Спасибо за интервью!

 





Партнеры