Авторизация
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Авторизация
15:54

Еркебулан Свамбаев: У казахстанских бизнесменов наука пока не в приоритете

27 Октября 2017

Алматы. 27 октября. КазТАГ – Анель Утегенова. Биолог и магистр в области естествознания из Казахстана Еркебулан Свамбаев учится на PhD в области иммунологии в Сеульском национальном университете (СНУ). Свой зарубежный грант он получил, несмотря на высокий уровень конкуренции, через совместную зарубежную программу.

О том, тяжело ли поступить и, главное, вникнуть в процесс обучения в Южной Корее, а затем защитить докторскую в одном из топовых университетов мира, он рассказал в нашем интервью.

 

- Еркебулан, как Вы получили грант на обучение PhD в СНУ?

 

- В 2013 году, по окончании магистратуры в КазНУ им. аль-Фараби, я собирался туда же поступать на PhD. Однако мои профессора посоветовали мне воспользоваться международной программой вуза и поступить в СНУ Южной Кореи. Разумеется, я был наслышан о том, что это зарубежное заведение входит в топ-50 университетов мира, а также о высоком качестве биомедицинских исследований в Южной Корее, поэтому мой выбор был очевиден.

 

- Как Вы думаете, что сыграло основную роль в Вашем успешном зачислении в корейский вуз?

 

- Полагаю, предварительное интервью по скайпу с профессором из этого университета. В течение часа он расспросил у меня о моем учебном и научном прошлом, владении практическими научными навыками, а также личных интересах. Спустя месяц после этого интервью мне пришло подтверждение, что я поступил на грант в СНУ, чему я был несказанно рад. Правда, к первоначальной радости вскоре добавилось еще и некое «давление», так как СНУ является ведущим университетом Кореи и, естественно, это автоматически налагает определенные требования к поступающим.

 

- Сколько лет займет Ваше обучение и исследования в Южной Корее?

 

- Весь срок теории по моей специальности в СНУ - 2 года, а длительность практики зависит от того, сколько времени займут мои исследования. Например, некоторые мои сокурсники занимаются изысканиями более 5-7 лет.

 

- Если бы Вы не поступили в рамках международной программы, сколько бы Вам пришлось заплатить за обучение в СНУ?

 

- Я бы платил за каждый теоретический семестр около $5 тыс., позже за каждый практический семестр у меня уходило бы до $200. В целом, когда речь идет о биомедицинских исследованиях, обучение нередко стоит дорого.

 

- Чем отличается корейская научная школа от казахстанской?

 

- В первую очередь финансированием. В Южной Корее давно распространена коммерциализация науки. Там многие университеты финансируются не за счет государственного бюджета, а частных инвестиций. Допустим, те же успешные компании LG Electronics, Samsung и корпорации по производству косметических и медицинских средств являются постоянными спонсорами корейских вузов. Ведь все они заинтересованы в проведении точных научных исследований на базе университетов. К сожалению, у казахстанских бизнесменов наука пока не в приоритете.

 

- Вы планируете после защиты докторской остаться работать в Южной Корее?

 

- Нет, я собираюсь работать у себя на Родине – в Казахстане. С этой целью я и отправился учиться за рубеж. Хотя с дипломом СНУ меня с радостью примут практически в любую компанию Республики Кореи.

 

- С какими трудностями Вам приходится сталкиваться в процессе исследований в Южной Корее?

 

- Языковой барьер. Когда я только приехал туда, я даже не знал, как сказать на корейском «здравствуйте». А многие корейцы, особенно в моем учебном блоке в пригороде Сеула, редко говорят на хорошем английском. Недостаток СНУ – в нем нет дистанционных курсов корейского языка. В самом Сеуле есть, но я не успеваю посещать их из-за плотного рабочего графика. Между тем обучение на биомедицинском факультете СНУ проходит в большей степени на корейском. Хотя многие основные предметы и имеют английский вариант курсов, все же некоторые интересные, на мой взгляд, курсы бывают доступны только на корейском. Поэтому большую часть своих знаний приходится получать самостоятельно. Благо, все научные материалы там переведены на английский. Кстати, в корейском PhD (как и в любом другом) в любом случае важно самообразование. Ты нередко сам находишь информацию и постигаешь разные научные методы.

Другой сложностью в процессе моего обучения в Южной Корее является непредсказуемость научных изысканий. Вообще, чтобы закончить PhD в любой стране, надо обладать психологической мобильностью (сильной и стрессоустойчивой психикой). Ты выдвигаешь гипотезу, но результаты экспериментальных исследований могут как подтвердить ее, так и полностью опровергнуть. Или же результаты очень похожего исследования могут быть опубликованы до твоих. И получается, что вся твоя ежегодная, а то и многолетняя работа, прошли впустую, и приходится либо корректировать направление исследования, а если не повезет, то и вообще менять тему.

 

- Расскажите о личных достижениях в ходе обучения в СНУ.

 

- Мой учебный рейтинг сейчас 3,95 баллов из 4,07. Учитывая, что в основном я занимаюсь самообразованием, это весьма неплохо. Есть и практические результаты, но их недостаточно для «победы». В моем университете, чтобы защитить PhD, мне нужна одна статья с импакт-фактором больше десяти или две, каждая из которых с импакт-фактором больше пяти. При этом мое исследование должно быть инновационным, актуальным и результативным. То есть, если результаты моего исследования отвечают всем перечисленным требованиям, я сразу же смогу их опубликовать. Еще немаловажно то, что профессор должен быть согласен с «твоим окончанием», потому что именно за ним остается «последнее слово» в вопросе выпуска.

 

- В казахстанских вузах встречаются случаи плагиата научных работ, как с этим обстоят дела в Южной Корее?

 

- За плагиаторством тут следят очень строго. Даже на моей памяти уже были случаи, когда выпускников, выполнивших все требования, не допускали к защите и отправляли на доработку тезиса при обнаружении в последнем каких-либо элементов «заимствования» из других научных работ. Так что при наличии малейшего намека на плагиат, работу просто не допускают к защите ни при каких обстоятельствах.

 

- Какое в корейских вузах лабораторное оснащение?

 

- К примеру, в СНУ стоит самая передовая мировая аппаратура. Что интересно, топовые вузы Южной Кореи, в частности СНУ, стараются конкурировать с ведущими вузами США и Европы, а не с вузами Азии. И корейцы не жалеют денег на самую лучшую аппаратуру. Допустим, одними из самых дорогих материалов в научной среде являются киты (готовые наборы реагентов для отдельного лабораторного испытания - КазТАГ) для выделения тех же РНК или ДНК. В Южной Корее на китах ведущих компаний никогда не экономят.

 

- Распространена ли в южнокорейской научной среде взаимовыручка?

 

- В Казахстане с этим проще, люди охотно идут на контакт. В принципе, в Южной Корее практически всегда коллеги тоже стараются помочь, хотя бы советами.

 

- Какую пользу принесут Ваши исследования биологии?

 

- На сегодняшний день одним из очень тяжелых состояний, возникающих как осложнение многих болезней, вызванных микроорганизмами и имеющих к тому же довольно большой процент смертности, является сепсис (в народе «заражение крови» - КазТАГ). Одной из характерных особенностей этого состояния является неконтролируемое воспаление, возникающее повсеместно в организме. Это может приводить и к загустению крови, и к полному разрушению живых тканей организма. Наша лаборатория исследует вещество, относящееся к группе так называемых «солей холиевых кислот», имеющих противовоспалительный эффект. Конкретно мое исследование должно определить молекулярные механизмы, затрагиваемые этим веществом в процессе уменьшения воспаления и излечения сепсиса. Безусловно, в биологии можно это сделать несколькими способами, но я хочу найти свой новый и уникальный, который, вместе с тем, принесет нужный эффект.

 

- Южная Корея граничит, пожалуй, с одной из самых непредсказуемых в военной политике ядерных держав – КНДР. Не задумываетесь ли Вы о рискованности своего места обучения?

 

- Нет, более того, в южнокорейском обществе вообще продолжают жить как ни в чем не бывало: учиться, работать, посещать культурные мероприятия, увлекаться модой и кино… И это вопреки всем угрозам Северной Кореи. Наверное, это спокойствие и уверенность в лучшем «завтра» местных жителей передалось и мне.

 

- В чем ощущается, на Ваш взгляд, сильная разница между проживанием в Южной Корее и Казахстане?

 

- В Южной Корее лично мне не хватает нашей казахской еды. А в Казахстане недостает корейской дружелюбности и открытости. Мне еще очень нравится в корейцах то, как они заботятся о своей стране, культуре и традициях. У них какой-то врожденный патриотизм на словах и на деле. Вот это качество, как мне кажется, нам точно нужно перенять у корейцев.

 

- Спасибо за интервью!

 

    





Партнеры