Вакцинация от COVID-19 и права человека – ответы казахстанских юристов на частые вопросы

Дата: 15:51, 17-08-2021.

Астана. 17 августа. КазТАГ – Ильяс Мынжасаров. На фоне массовой вакцинации населения от COVID-19 и мер предосторожности в виде локдаунов у всего мира возникают различные споры о базовых правах человека. В данной статье мы собрали самые популярные вопросы казахстанцев, на которые с юридической точки зрения ответили: доктор права PhD, ассоциированный профессор, директор Центра исследования прав человека, инклюзии и гражданского общества Евразийского технологического университета Халида Ажигулова и почетный юрист Казахстана, председатель филиала Казахстанского союза юристов в Нур-Султане Серик Беркамалов.

1.Часто люди употребляют термин «принудительная вакцинация». Есть ли разница между принудительной вакцинацией и обязательной вакцинацией. Как можно охарактеризовать меры, которые предпринимает государство?

На сегодняшний день ни в одной стране не применяется «принудительная» вакцинация. «Принудительная» вакцинация» – это когда человека физически принуждают, то есть его удерживают руками или ремнями, и против его воли физически ставят прививку. Вот это и есть самая настоящая принудительная вакцинация.

В Казахстане любая вакцинация является только добровольной. Это закреплено в подпункте 18 пункта 1 статьи 77 Кодекса о здоровье народа, где говорится, что граждане Казахстана имеют право на дачу информированного согласия или отказа на лечение и проведение других медицинских вмешательств, в том числе профилактических прививок. В случае отказа за гражданами никто не будет бегать, чтобы насильно «принудительно» им эту прививку физически поставить.

Профилактические прививки в свою очередь делятся на «обязательные» и «добровольные». Но обязательные, опять же, не означают принудительные. Обязательные означают, что они покрываются за счет государственного бюджета, то есть любой гражданин имеет право получить их бесплатно. А добровольные прививки согласно пункту 9 статьи 85 Кодекса о здоровье народа не входят в перечень заболеваний, против которых проводятся обязательные профилактические прививки, поэтому осуществляется на платной основе. То есть, если бы в законе не было прописано обязательность прививки, то и у государства не было бы обязанности закупать прививки и обеспечивать ими население. А когда их называют принудительными – то это манипуляция и подмена понятий. Нигде в мире никто никого не принуждает физически получать прививки.

Из анализа статьи 85 Кодекса о здоровье народа также следует, что государство имеет право требовать от граждан, не имеющих медицинского отвода, получить обязательные профилактические прививки, в том числе от коронавирусной инфекции (КВИ).

Есть мнение, что формой принуждения к вакцинации является установление административной ответственности, к примеру, штрафа за нарушение требований законодательства в области санитарно-эпидемиологического благополучия населения, а также гигиенических нормативов.

Мы не можем согласиться с такой точкой зрения, поскольку штраф – это форма юридической санкции за конкретное нарушение норм закона, которая сама по себе не принуждает сделать какое-либо действие. К примеру, у нас установлены штрафы за нарушение ПДД, но несмотря на них, есть люди, которые систематически нарушают правила и наличие многочисленных штрафов не заставляет правонарушителя их соблюдать. Отсюда можно сделать вывод, что принуждение есть силовое, физическое вмешательство, когда человек не может избежать требуемого от него государством действия.

2. Являются ли меры, предпринимаемые государством нарушением Конституции или базовых прав человека? Объясните ваш ответ.

Требование государства пройти обязательную вакцинацию не является нарушением Конституции и базовых прав человека, если соблюдаются два главных условия: требование должно быть закреплено в законе, и оно должно быть соразмерно законным целям защиты здоровья и прав других людей. У нас в законодательстве эти условия полностью соблюдены. Так, согласно статье 29 Конституции Казахстана, «граждане Республики Казахстан имеют право на охрану здоровья». Статья 34 устанавливает, что «каждый обязан соблюдать Конституцию и законодательство Республики Казахстан, уважать права, свободы, честь и достоинство других лиц».

Далее, согласно статье 39 Конституции, «права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены только законами и лишь в той мере, в какой это необходимо в целях защиты конституционного строя, охраны общественного порядка, прав и свобод человека, здоровья и нравственности населения».

Из анализа этих статей можно сделать вывод: у граждан есть право на охрану здоровья. И именно в оправданных целях охраны здоровья населения государство имеет право ограничить права отдельных граждан, которые отказываются от вакцинации по своим субъективным убеждениям, а не по объективным и научно обоснованным причинам. Но эти ограничения должны быть разумными именно в пределах достижения цели охраны здоровья всего населения.

Например, неразумно налагать штраф на граждан за отказ от вакцинации, но разумно требовать от них соблюдать правила социальной дистанции и ограничить их право передвижения и посещения массовых мероприятий. Потому что, если невакцинированные люди заболевают, то уже статистически доказано, что без прививки у них более высокий риск тяжелого течения болезни, попадания в реанимацию и летального исхода, что создает существенную нагрузку на систему здравоохранения, и отбирает ресурсы, которые требуются для оказания медицинской помощи гражданам с другими заболеваниями и потребностями в медицинской помощи: пациенты с сахарным диабетом, онкозаболеваниями, с сердечнососудистыми заболеваниями и тому подобное. Таким образом, данные ограничения вводятся и для защиты лица, которое отказывается от вакцинации, и для защиты всех других граждан, которые не могут быть вакцинированы по медицинским показаниям, или которым требуется медицинская помощь по другим показаниям.

А если люди уже заболели, как вакцинированные, так и не вакцинированные, то государство имеет право требовать от них самоизолироваться, чтобы не распространять инфекцию и не подвергать риску заражения других людей. То есть, с одной стороны, это тоже нарушение права на свободу передвижения, но в контексте заразной инфекции такое временное ограничение также оправдано. И вот уже за эти нарушения социальной дистанции и, особенно за нарушение самоизоляции, когда человек знает, что болеет, но активно посещает общественные места и подвергает реальному риску заражения других людей – за это государство уже может вводить штрафы. Потому что просто вежливые просьбы и ссылки на Конституцию об обязанности уважать права других людей на таких правонарушителей, к сожалению, не действуют. И штрафы в таком случае являются уже вынужденной превентивной мерой.

Нам всем важно понимать, что у нас есть не только права, но и обязанности. И обязанность каждого человека в нашей стране – это соблюдение Конституции и законодательства Республики Казахстан и уважение прав, свобод, чести и достоинства других людей.

Поэтому те наши сограждане, которые говорят только о своих правах – в частности о праве на отказ от вакцинации, не должны забывать о своих обязанностях перед другими согражданами. Мы не живем в вакууме или на необитаемом острове. И мы должны помнить, что наши действия и решения не должны нарушать права других людей.

Но если человек сам отказывается и еще призывает к отказу от вакцинации других людей, то он уже злоупотребляет своим правом и игнорирует свои обязанности по соблюдению и уважению права на здоровье других людей, предусмотренного Конституцией.

Из анализа всего законодательства и международного права следует вывод: наше государство имеет право требовать от нас вакцинироваться по эпидемиологическим основаниям от инфекционных заболеваний в целях охраны здоровья населения. Мы также имеем право отказаться от вакцинации, но тогда мы обязаны предпринимать все меры, чтобы не заразить других людей и таким образом не нарушать права других сограждан на здоровье и на жизнь.

Ограничительные меры должны быть соразмерны целям охраны здоровья населения. В нашем случае государство может принять поправки в Трудовой кодекс и мотивировать работодателей предоставить невакцинированным работникам с медотводом возможность работать удаленно.

3. Являются ли требования национального права законными в рамках международного права?

В международных договорах о правах человека, которые ратифицированы Республикой Казахстан и являются обязательными для соблюдения нашей страной, нет статей о праве на здоровье для отдельных граждан или конкретно о вакцинации. Однако в них есть положения о здоровье населения, и международное право прямо указывает, что некоторые права человека могут быть ограничены, если это необходимо для охраны здоровья населения. То есть точно также написано и в нашей Конституции РК – статье 39.

Например, Казахстан ратифицировал Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах 1966 года. Согласно статье 19 этого пакта, «каждый человек имеет право беспрепятственно придерживаться своих мнений… имеет право на свободное выражение своего мнения…»

Однако далее эта статья устанавливает оправданные ограничения этого права.

В частности, в пункте 3 указывается, что «пользование предусмотренными в пункте 2 настоящей статьи правами налагает особые обязанности и особую ответственность. Оно может быть, следовательно, сопряжено с некоторыми ограничениями, которые, однако, должны быть установлены законом и являться необходимыми: a) для уважения прав и репутации других лиц; b) для охраны государственной безопасности, общественного порядка, здоровья или нравственности населения.

Согласно международному праву точно также и на таких же условиях может быть ограничено право граждан на свободу мысли, религии и совести.

Статья 18 Международного пакта о гражданских и политических правах гласит, что «каждый человек имеет право на свободу мысли, совести и религии…» Но согласно пункту 3, «свобода исповедовать религию или убеждения подлежит лишь ограничениям, установленным законом и необходимым для охраны общественной безопасности, порядка, здоровья и морали, равно как и основных прав и свобод других лиц». Из этого следует вывод, что международное право в области прав человека прямо не регулирует вопросы вакцинации или отказа от вакцинации. Однако если рассматривать этот вопрос в рамках свободы мысли, мнения, распространения своих убеждений, то здесь государство имеет право ограничить эти свободы, но только в разумных пределах с целью охраны здоровья населения.

4. Какова практика по принуждению к вакцинации в международном сообществе? Есть ли кейсы или прецеденты по этой теме? Либо споры и примеры решения этих споров в международном сообществе?

В других странах, также как и в Казахстане, существует только обязательная вакцинация. При этом мы видим, что во всех развитых демократических странах, большая часть населения уже привита, особенно граждане, которые входят в группы риска: пожилые, граждане с онкологией, диабетом, потому что для них заболеть КВИ особенно опасно из-за уже имеющихся осложнений со здоровьем. Более того, Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) признал легитимность обязательной вакцинации для детей.

8 апреля 2021 года, ЕСПЧ вынес решение о соответствии обязательной вакцинации демократическим нормам в деле «Вавржичка и другие против Чешской Республики». Важно отметить, что решения этого суда обязательны для всех 47 стран-участниц Совета Европы, которые включает и некоторые страны бывшего СССР: Россию, Украину, Азербайджан, Армению, Грузию, Молдову.

Вкратце по этому делу: в Чешской Республике, как и в Казахстане, существует юридическая обязанность для родителей вакцинировать детей от ряда заболеваний, таких как дифтерии, столбняка, коклюша, полиомиелита, гепатита В, вызываемых гемофильной палочкой типа В заболеваний, кори, краснухи, а также паротита. Как и у нас в Казахстане, в Чехии к выполнению данного требования запрещено принуждать физически. При этом родители, не подчиняющиеся без уважительной причины данному предписанию, могут быть оштрафованы. Невакцинированные дети, в свою очередь, не принимаются в детские сады, за исключением тех, кто не может быть вакцинирован по состоянию здоровья.

Здесь нужно отметить, что в Чехии действуют даже более строгие меры в случае отказа от вакцинации, потому что у нас родителей не штрафуют, а согласно Кодексу о здоровье народа детям не отказывают в посещении детсадов, но допуск может быть временно ограничен и «осуществляется только при достижении порогового уровня коллективного иммунитета в дошкольной организации» (пункт 11 статьи 85).

В своих жалобах чешские родители указали, что обязательная вакцинация детей якобы нарушает их права, гарантированные Европейской Конвенцией по правам человека, в частности, статьей 8 (уважение частной и семейной жизни) и статьей 9 (свобода мысли, совести и религии), а также статьей 2 (право на образование) Протокола №1 к ней (ETSN 009). Все заявители обращались в национальные суды, но их жалобы были оставлены без удовлетворения.

Европейский суд по правам человека учел, что обязательная вакцинация может представлять собой вмешательство в физическую неприкосновенность и, таким образом, касается права на уважение частной жизни, защищаемого статьей 8 Конвенции. Однако суд постановил, что обязательная вакцинация детей не нарушает данную статью и может считаться необходимой в демократическом обществе, а чешская государственная политика учитывает интересы детей. Также ЕСПЧ указал, что обязательная вакцинация преследует законные цели защиты здоровья населения от болезней, которые могут представлять серьезный риск для здоровья, а также прав других лиц.

Что касается интересов детей, ЕСПЧ подчеркнул, что они должны иметь первостепенное значение, и иммунизация способствует тому, что каждый ребенок будет защищен от серьезных заболеваний посредством вакцинации или благодаря коллективному иммунитету. «Таким образом, можно сказать, что чешская политика в области здравоохранения соответствует наилучшим интересам детей». Также суд пришел к выводу, что, хотя недопуск детей в дошкольные учреждения означал потерю важной возможности для их личностного становления, это превентивная, а не карательная мера, которая при этом ограничена по времени, поскольку, когда дети достигают возраста обязательного посещения школы, их статус вакцинации никак не оказывает влияния на процесс поступления.

Решение поддержали 16 судей, лишь один голосовал против. Оно не подлежит обжалованию.

5. В Казахстане большинство предлагаемых вакцин пока не признаны Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ), делает ли это предпринимаемые меры безосновательными?

Это неверная информация. В Казахстане сейчас зарегистрированы пять вакцин, три из которых уже одобрены в ВОЗ (Hayat-Vax, CoronaVac, Sinopharm). Но здесь важно не стать жертвой очередной манипуляции, потому что отсутствие регистрации вакцины в ВОЗ не означает, что вакцина неэффективна или небезопасна. Потому что важно понимать, что процесс регистрации вакцины в ВОЗ – это достаточно бюрократический процесс, и срок регистрации зависит от многих факторов: есть ли публикации о результатах первой, второй, третьей фазы клинических испытаний вакцины в международных журналах, сколько человек участвовали в клинических испытаниях и так далее.

Тем не менее, регистрация ВОЗ – это экспертные мнения для стран. Страны также могут самостоятельно принимать решения о признании вакцин в двустороннем порядке. Поэтому, к примеру, заявка на регистрацию вакцины «Спутник V» еще рассматривается ВОЗ, но ее уже признали в двустороннем порядке более 60 стран.

Источник фото: Пресс-служба акима Нур-Султана


Поделиться новостью: