Акиф Сулейманов: Конституцию принял народ, но меняют ее без его участия

Дата: 09:23, 08-04-2019.

Алматы. 8 апреля. КазТАГ – Мадина Алимханова. За принятие неэффективных законов или за неэффективное исполнение законов нужно ввести конституционную ответственность, а для реализации гарантированных конституцией прав человека необходимо предусмотреть специальные механизмы. При этом модернизация политических процессов может произойти уже в ближайшие годы. Так считает доктор юридических наук Акиф Сулейманов, который ответил на вопросы корреспондента МИА КазТАГ.

- Акиф Фирудинович, почему если почитать Конституцию, то у нас все замечательно и с правами, и со свободами, а если посмотреть вокруг, то возникает другая картина?

- Действительно большинство норм и Конституции и законов Казахстана носят демократичный характер, другое дело – насколько эти нормы реализуемы. Будучи законом, нормы которого имеют прямое действие, Конституция не действует прямо, она всегда нас куда-то отсылает. И когда мы находим то место, куда она нас отослала, мы сталкиваемся с такими требованиями, что уже не хочется в следующий раз напоминать себе о своих правах. Потому что те законы и подзаконные акты, к которым отсылает нас Конституция, содержат механизмы, которые не дают в жизни реализовать те права, которые закреплены в Конституции Казахстана.

- Например?

- Например, конституционное право мирно и без оружия собираться, проводить митинги, шествия, демонстрации, пикеты. Ведь, посмотрите, многие обращения в местные исполнительные органы о проведении митингов не были одобрены. Всегда находятся какие-то причины для отказа – проведение там других мероприятий и тому подобное.

Или право избирать и быть избранным. За последние годы изменения в наше избирательное законодательство, и изменения в Конституцию в первую очередь, уже не дают гражданину возможность реализовать свои политические права. Когда мы спрашиваем себя: «Куда я могу быть избранным?», тут и появляются подводные камни.

Последние изменения дополнили Конституцию и конституционный закон о выборах требованиями прожить в стране последние 15 лет, проработать на государственной службе или на выборных должностях не менее пяти лет, чтобы баллотироваться в президенты и так далее. Сколько у государства должно быть выборных должностей или должностей государственных служащих, чтобы граждане смогли там поработать по пять лет?

Но дело даже не в этом. Благодаря тому, что министерство юстиции инициировало законопроект о внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты, (и в том числе, в конституционный закон о выборах), теперь кандидаты должны быть выдвинуты республиканскими общественными объединениями (это в первую очередь, политические партии), а слово «самовыдвижение» куда-то пропало.

То есть, чтобы стать депутатом сената или мажилиса, гражданин должен, прежде всего, вступить в партию или быть членом Ассамблеи народа Казахстана.

Раньше оставалась надежда попасть хотя бы в местные органы власти – маслихаты. Но благодаря предлагаемым изменениям в закон о выборах теперь и маслихаты будут формироваться по партийным спискам.

В последнее время мне часто задают вопрос о том, как вступить в партию. А на мой вопрос о том, что их привлекло – программа партии или ее платформа – они отвечают, что просто хотят в представительные органы. У молодежи уже сформировалось такое мнение, что чтобы быть депутатом, не надо быть патриотом, не надо быть высококвалифицированным специалистом, не надо быть высокообразованным, достаточно быть членом партии. И у всех сейчас цель одна – как бы попасть либо в маслихат, чтобы потом попасть в сенат, либо в партию, чтобы потом попасть в маслихат. У нас изменились ценности.

Насколько это правильно? Настолько мы созрели в политическом смысле и настолько активно у нас работают политические партии?

- Хватит ли у нас политических партий на всех желающих стать депутатами?

- К сожалению, в настоящее время, политического плюрализма в Казахстане уже не осталось. Те партии, которые имели свою позицию, отличную от власти, либо ликвидированы, либо их деятельность приостановлена, либо произошло их слияние с правящей партией. Те две политические партии, которые представлены в мажилисе – «Ак жол» и «Коммунистическая народная партия Казахстана» (КНПК) – можно с большой натяжкой назвать политическими партиями, которой придерживаются позиции хотя бы где-то отличающейся от позиции партии «Нур Отан».

Посмотрите на количество депутатов от каждой партии. Одна партия получает 84 места из 107, остальные две – по семь мест. Если мы говорим о Конституции, то она принимается тремя четвертями голосов, если мы говорим о конституционных законах, они принимаются двумя третями голосов. Это больше половины. И если посчитать, то получается, 14 депутатов от двух партий – «Ак жол» и КНПК – ни на что не влияют. Что касается сената, то там абсолютное большинство сенаторов являются членами партии «Нур Отан», хотя для сенаторов партийная принадлежность не является требованием. И поэтому любое решение, которое необходимо исполнительной власти, всегда будет принято парламентом просто с блеском.

- А как же власть народа?

- Действительно в Конституции есть такая норма, что единственным источником власти является народ, более того, в Конституции есть такая норма, что права человека определяют содержание законов. В чем заключаются права человека в демократическом государстве? Это участие граждан в управлении делами государства, это участие в республиканском референдуме. Чтобы управлять государством, нужно стать депутатом парламента или хотя бы местного представительного органа, а что касается референдума, то за 30 лет независимости Казахстана у нас было всего два референдума и те провели только в 1995 году – один референдум был связан с принятием Конституции, а другой – с продлением полномочий президента. И больше мы не обращались к референдумам для решения наиболее важных вопросов государства, все решал парламент.

- По каким вопросам надо было бы проводить референдумы?

- Что касается вопросов, выносимым на референдум, то они закреплены в конституционном законе РК «О республиканском референдуме»: принятие Конституции, законов, внесение изменений и дополнений, а также решение наиболее важных вопросов государства. Решение о назначении референдума принадлежит президенту. Хотя с инициативой к нему могут обратиться депутаты парламента, правительство, либо народ, если соберет подписи не менее 200 тыс. граждан, обладающих правом на участие в республиканском референдуме в количественном отношении в равной мере представляющих все области, столицу республики и города республиканского значения. На мой взгляд, изменения и дополнения в Конституцию в обязательном порядке необходимо выносить на республиканский референдум, хотя бы потому, что Конституцию принял народ, но меняют ее без участия народа. Мы должны были изначально юридически закрепить, что изменения в Конституцию должны вноситься исключительно по инициативе народа, тем более, учитывая, что действующая Конституция принята самим народом на референдуме, как в большинстве демократических государств. Например, в Конституции США, история которой насчитывает более 230 лет было 27 поправок, тогда как в действующую Конституцию Казахстана за 25 лет было внесено более 70 поправок.

- Может стоит все законопроекты выносить на широкое обсуждение хотя бы в интернете?

- Так и должно быть, так делается в большинстве демократических государств. Хотя у нас депутаты парламента считают, что они обсуждают проекты законов с населением, что они делают это в достаточной степени, что обсуждения проектов законов проходят среди населения, среди различных групп.

Когда народ реально будет обсуждать то, что завтра, возможно, станет законом, по которому он будет жить, то у него как минимум будет меньше претензий к власти, потому что при обсуждении его мнение спросили.

К сожалению, на сегодняшний день мы вынуждены констатировать, что большинство проектов законов, которые впоследствии принимаются парламентом, инициируется правительством. Большинство законов, которые принимались парламентом за последние 25 лет, были инициированы исполнительными органами. Мы не видим проектов законов, которые инициируются депутатами. Мы не читаем в СМИ, не слышим по телевидению или в соцсетях, что депутаты инициируют принятие каких-то законов. Чаще сообщают, что парламент принял к рассмотрению проект по инициативе правительства. Но когда же мы уже будем слышать о том, что парламент инициировал такой-то законопроект?

Сейчас депутат не связан императивным мандатом с народом. Это раньше было – избирает народ, он дает обещание народу, и было бы хорошо, если бы мы предусмотрели императивный мандат, который даст право отозвать того или иного депутата. Но мы это, наверное, уже оставили в истории, хотя мне хотелось бы, чтобы это было реанимировано, чтобы депутат чувствовал, что раз он дает обещание народу, то должен его выполнять.

Я думаю, что государство будет успешным, лишь когда каждый орган будет заниматься своими прямыми функциональными обязанностями: глава государства будет определять внутреннюю и внешнюю политику, парламент будет издавать законы, правительство будет их исполнять, судебные органы будут осуществлять правосудие, конституционный совет будет обеспечивать охрану конституции.

Хотелось бы, чтобы в этих органах работали профессионалы, люди, которые получили профессию и непосредственно по своей специальности пошли работать. Государство будет успешным только когда на всех позициях будут профессионалы. Тогда мы получим и качественные законы, и успешное эффективное правительство, и открытую прозрачную справедливую судебную систему, и, самое главное – доверие народа.

- Если закон недоработанный, вызывающий много вопросов, или если закон не работает, кто отвечает за то, что так получилось?

- Если говорить о качественных законах, то в первую очередь нужно говорить о том, чиновник, государственный служащий должен быть априори уверен, что он будет нести ответственность за свою деятельность. Нет конституционной ответственности. Парламент принимает законы, которые часто меняются, министры не доводят государственные программы до логического завершения и не несут за это ответственности.

У нас практически ни один министр, ни один депутат, ни один аким не понесли ответственность за те программы, которые они утверждали и которые они не смогли реализовать. Триллионы тенге за десятки лет из бюджета выделялись, но результаты оставляют желать лучшего. Посмотрите какую сумму озвучила председатель счетного комитета РК Годунова (Наталья – КазТАГ) по результатам исполнения бюджета 2018 года – Т500 млрд неэффективно использованы. Каждый год счетный комитет выявляет неэффективное использование бюджетных средств. Но что дальше делать? Председатель счетного комитета отчиталась перед президентом, и на этом процедура заканчивается. И мы не знаем, какие меры будут приняты по этому поводу.

Если получится, кого-то поругают в средствах массовой информации, и, может быть, министру выговор объявят и в самом худшем для него случае переведут на другую работу (иногда на более высоко оплачиваемую). Но назовите мне хоть одно должностное лицо, которое понесло за это ответственность. Я имею в виду не только исполнительную власть. Я, в данном случае, имею в виду и законодательную власть, зная, что они наделяются иммунитетом и неприкосновенностью. Может быть, необходимо ввести конституционную ответственность? Если законы, который принимает парламент оказались неэффективными или привели к разбазариванию бюджета, или парламент утвердил отчет правительства об исполнении бюджета, а потом счетный комитет выявил неэффективное использование, почему не несут ответственность те, кто утвердил этот отчет? Нужно предусмотреть такую норму, чтобы депутаты, которым предъявляется конституционная ответственность, не смогли дальше находиться, не то, что в парламенте, их и в местные представительные органы нельзя пускать. Если эти люди не могут работать, если они не могут принимать законы, то почему они каждый год переходят из созыва в созыв парламента? Мы видим, что за 30 лет сотни миллиардов тенге не эффективно используются, а ведь республиканский бюджет утверждается парламентом. У нас называются конкретные цифры – «Т100 млрд неэффективно использовали», «Т200 млрд», называют конкретные министерства. Но никто не несет ответственности.

- А прокуратура почему не реагирует?

- Должна реагировать, конечно. И правоохранительные органы должны к этому подключаться. Посмотрите хотя бы на те реформы по ремонту дорог, реформы, связанные со строительством больниц, поликлиник, которые проходят в отдельных городах. «100 школ, 100 больниц». Где «100 школ», где «100 больниц»? Где чистая питьевая вода во всех селах? Где все остальные государственные программы? И более того – все эти годы не осуществлялся общественный контроль за использованием бюджетных средств. Получается, за эти годы программы утверждали, эти программы были направлены на улучшение жизни народа, жизнь народа не улучшилась, а те, кто должен был это сделать, не понесли ответственность, ни один, никто. А ведь по большому счету к ним очень много вопросов должно быть. И только после того, как они ответят на множество вопросов и общества, и правоохранительных органов, только после этого надо ставить вопрос о том, соответствуют ли эти люди занимаемыми должностям, могут ли они занимать свои должности.

- Может, депутатов поменять?

- В начале 90-х мы могли навскидку назвать 5-10 фамилий известных молодых политиков, а сейчас практически нет ярких личностей, мы наблюдем за группой депутатов, которые переизбираются из созыва в созыв от политических партий. И это при том, что каждый раз парламент распускается и роспуск юридически несет в себе отрицательное содержание. То же самое можно сказать и об отставке правительства. Распускают парламент в тех случаях, когда он не способен дальше выполнять свои функции. Мы же не говорим, что правительство отправили в отставку за то, что оно в 20 раз подняло эффективность экономики Казахстана, или что председателя Нацбанка отправили в отставку за то, что у нас доллар, который стоил Т380, стал стоить Т3. Разве такого председателя Нацбанка можно отправлять в отставку? В отставку отправляют за неэффективную работу. Если распустили парламент, это, скорее всего, говорит о его неэффективной деятельности и мы надеемся, что в следующем парламенте как минимум не окажутся депутаты предыдущего созыва. Но нет, мы как раз сталкиваемся с тем, что новый парламент на 70-80% состоит из тех же лиц. Зачем тогда их распускать? То же самое и с правительством: его отправляют в отставку, а через несколько дней мы видим этих же людей в «новом» правительстве.

- Что же, нас надо 40 лет по пустыне водить, прежде, чем мы что-то сможем изменить?

- Самое главное, чтобы граждане чувствовали безопасность в стране, чтобы граждане чувствовали то, что они нужны этой стране не только как электорат во время выборов, а как те, кто участвует в управлении делами государства, чтобы каждый гражданин стремился к тому, чтобы принести пользу обществу и государству. Когда каждый из нас будет на своем месте, когда каждый из нас будет реально пользоваться своими правами, когда каждый из нас будет вносить свой маленький посильный вклад, тогда мы приведем нашу страну в число развитых государств. Для этого есть и потенциал, и общество созрело, и наше население очень образованное, высококультурное. В государстве не созданы действенные механизмы для реализации прав и свобод и, в большей степени, политических прав и свобод. Потенциал есть, общество есть, талантливая молодежь есть, а реализация прав и свобод граждан требует расширения возможностей их реализации.

Нужно завоевать доверие народа. Оно завоевывается не одним днем, но и не 40 годами. Авторитет у власти начнет укрепляться тогда, когда будут сделаны шаги по реализации тех прав, которыми априори человек должен обладать: возможность избирать, самим избираться, реализовывать иные конституционные права.

Тридцать лет – это целое поколение, это не маленький возраст для государства, после которого уже можно утверждать, что общество созрело, выросло новое поколение. Те процессы, которые происходили в течение 30 лет в Казахстане, подготовили общество к тому, чтобы проводить реформы и активно участвовать в переменах. Я не думаю, что нам еще 40 лет понадобится, чтобы прийти к каким-то успешным демократическим процессам. Есть надежды на то, что в ближайшее время произойдет модернизация политических процессов.

- Спасибо за интервью!

Источник фото: Facebook.com/@Акиф Сулейманов.

Поделиться новостью: