Александр МАШКЕВИЧ: Я НЕ ПРОДАЮ СВОЙ ПАКЕТ АКЦИЙ ENRC КОМУ БЫ ТО НИ БЫЛО

Дата: 16:43, 13-09-2011.

 

Астана. 13 сентября. КазТАГ – Ирина Нос. В последние недели казахстанские и иностранные СМИ пестрят разнохарактерными сообщениями о будущности бизнеса в Казахстане одного из основных акционеров корпорации ENRC Александра Машкевича. Столь явно проявившийся интерес мирового экономического истеблишмента к этой компании, одной из немногих в РК, получивших листинг на Лондонской бирже, побудил КазТАГ задать ряд вопросов А.Машкевичу во время встречи с ним в отеле RIXOS President Astana.

 

- Александр Антонович, как вы разъясните информацию в казахстанских и российских СМИ, касающуюся предполагаемой продажи вами собственной доли акций ENRC компании Glencore?

 

- Эта информация абсолютно не соответствует действительности. И о том, что я продаю свой пакет акций Glencore, и о том, что я вообще кому-то его продаю. Подчеркиваю: я не имею планов по продаже своего пакета акций ENRC. Заявляю: я очень горд тем, что принял активное участие в основании этого бизнеса (компании ENRC – КазТАГ) и намерен продолжить работу с компанией.

Я считаю ENRC потрясающей компанией. Прежде всего, я бы назвал ее образцом казахстанской истории успеха. Корпорация обладает колоссальным потенциалом! Я горжусь, что имею к этому прямое отношение. Покидать эту компанию я не намерен. Это, во-первых. Во-вторых, Казахстан – это часть моей жизни, я 20 лет работаю здесь. И горжусь своей причастностью к успехам республики.

 

- Не назовете ли вы информацию из СМИ злонамеренной?

 

- Вовсе нет. Я предполагаю, что эти слухи – назовем вещи своими именами - являются результатом двух факторов. Во-первых, это меры по реструктурированию моих бизнес активов, которые я недавно предпринял, и о которых я был бы рад рассказать. Во-вторых, это та работа, которую компания проводит в целях сокращения и реструктуризации совета директоров ENRC. 

 

- Но какова причина того, что ранее вы не давали разъяснений?

 

- Я не обращал внимания на публикации и сообщения о предполагаемой продаже акций, поскольку они не соответствуют действительности. Но, поскольку в СМИ – казахстанских и иностранных - вопросы продолжают муссироваться, и даже обрастают некими подробностями, то я счел нужным встретиться с вами.

 

- А как вы трактуете сведения о том, что в так называемом «трио», в которое входите вы, Патох Шодиев и Алиджан Ибрагимов, случился разлад?

 

- Нет никакого разлада. Как вы знаете, мы являемся соучредителями и акционерами ENRC, Евразийского банка, Евразийской финансовой корпорации и ряда других компаний. Мы давние деловые партнеры и, по-прежнему, очень хорошие друзья. Мы собираемся еще много-много лет работать вместе, между нами не существует разногласий. Мы регулярно обсуждаем вопросы, представляющие для нас общий интерес. Вероятно, у кого-то создалось обманчивое впечатление о том, что мы «срослись», словно сиамские близнецы. Вы тоже так строите вопрос (смеется). Это не так. Мы тесно и гармонично сотрудничаем по одним вопросам, однако у каждого из нас есть собственный бизнес и интересы, в которые другие не вовлечены.  

 

- Правда ли, что сейчас Вы занимаетесь переводом своего пакета акций ENRC с личного имени на имя своих компаний?

 

- Да, это так. Идет реструктуризация. Однако этот шаг был неправильно воспринят большинством СМИ, и явился поводом для высказывания различных предположений. Я сожалею, что аналитики и прогнозисты ввели в заблуждение и самих себя, и других. Никакой роли это не играет для бизнеса в рамках ENRC или любой другой компании, акционером которой я являюсь.

Я владелец 100% процентов акций компании, юридического лица, на которое и будет переведен весь мой пакет акций ENRC (14,59%). Я делаю это, как делают бизнесмены во всем мире, в целях перераспределения собственных активов - для упрощения управления ими, и в соответствии с советами профессиональных экспертов.

По сути, это лишь технический вопрос и никак не может являться сигналом к тому, чтобы приписывать мне намерение отстраниться от ENRC. 

 

- Александр Антонович, судя по сообщениям британской прессы, вы, похоже, стали противоречивой фигурой в глазах общественности Соединенного Королевства. Причиной изменения отношения к вам в Великобритании стало решение об увольнении двух независимых неисполнительных директоров, выводе их из состава совета директоров ENRC. Не жалеете ли вы о своем решении?

 

- Нисколько не жалею. Поясняю. По нашему консолидированному мнению, совет директоров ENRC был признан дисфункциональным. Как результат его деятельности в прежнем составе назову то, что акции торговались, и продолжают торговаться с дисконтом. И это недопустимо для компании с таким потенциалом как у ENRC.

Совет директоров ENRC должен быть сокращен в размере и реструктурирован таким образом, чтобы каждый независимый директор приносил больше пользы для дальнейшего процветания компании. Это то, о чем я продолжаю говорить уже в течение многих месяцев.

В итоге, после общего ежегодного собрания компания начала тщательное изучение собственного корпоративного управления с целью создания эффективной структуры, способной обеспечить такое управление компанией, которое бы во всех отношениях соответствовало лучшим практикам корпоративного управления в Великобритании.

Это именно то, на чем настаиваем мы, учредители компании. Я уверен, что всеобщий анализ позволит нам добиться этого. Компания объявит результаты анализа в установленном порядке уже в сентябре.

Я сожалею только о том большом количестве диспутов с присущими им заблуждениями и ошибками, которые возникли в британских СМИ при обсуждении принятого решения. Как вы поняли, о событиях, приведших к этому, - увольнении двух директоров, - нисколько не сожалею.  

 

- Что вы скажете о публикациях в ряде СМИ касательно предполагаемого вашего намерения возглавить совет директоров ENRC?

 

- Я не могу комментировать этот ваш вопрос. Его следует адресовать руководству ENRC.

 

- Не намереваетесь ли вы обратиться в управление Великобритании по листингу с целью присоединиться к совету директоров ENRC?

 

- И этот вопрос я не имею права комментировать. Таковы требования, предъявляемые принципами корпоративного управления в Соединенном Королевстве. Давайте дождемся сообщения руководства ENRC.

 

- Александр Антонович, не назовете ли вы причину, по которой акционеры ENRC стали редко бывать в Казахстане, участвовать в мероприятиях и общаться с прессой?

 

- Редко бывать в Казахстане? Нет, это не так. Просто во время становления ENRC и Евразийского банка, я и мои партнеры лично вели бизнес, что требовало нашего ежедневного присутствия. И, возможно, на тот момент, мы и впрямь чаще общались с представителями СМИ…

Сегодня, когда обе компании являются крупнейшими игроками рынка и вышли на международный уровень, мы доверили управление высококвалифицированным профессионалам. Тем не менее, мы продолжаем инвестировать в развитие наших активов, и принимаем активное участие в стратегическом развитии компаний. Если это требует присутствия в Казахстане – то мы здесь.

- Разрешите прояснить следующее: небезызвестный Мухтар Аблязов утверждает, что вы, как инвестор и предприниматель, хотите покинуть Казахстан, в частности, из-за неуверенности в политическом будущем страны. Имеете ли вы такое намерение?

 

- Пусть он утверждает, что ему заблагорассудится. Это неправда. Мне, как инвестору и предпринимателю, нет нужды покидать Казахстан, который является лидером экономического развития Центрально-Азиатского региона. Страна показывает впечатляющий экономический рост, Казахстан является оплотом стабильности.

Фундаментальной основой успеха республики является политическая мудрость, дальновидность и мужество ее руководства. Я считаю, что президент Назарбаев очень успешно руководит страной на протяжении вот уже 20 лет независимости. Он показал, что Казахстан может не только сохранять стабильность во времена мировых экономических потрясений, более того – республика играет значимую роль на международной арене.

 

- Вы заявляете о стремлении продолжать работу в Казахстане. Однако, в российской газете «КоммерсантЪ» и ряде казахстанских финансово-информационных вебсайтов, прошла информация о том, что Евразийский банк может быть продан в 2012 году. Соответствует ли это действительности?

 

- Нет, не соответствует. Первый заместитель правления «Евразийского банка» г-н Заин Маджидулла опроверг это предположение.

Банк создан нами в 1994 году и вот уже 17 лет говорят о «возможной продаже Евразийского банка» (смеется). Мы гордимся этим банком, считаем, что он показал свою устойчивость в кризис. Я всегда называл большой ошибкой акционеров банков выделение ими основных средств банка на реализацию их собственных проектов. После таких заявлений на меня даже обижалось банковское сообщество…

Но кризис все обнажил. Евразийский банк не потерял ни одного клиента, у банка нет международных задолженностей, он котируется довольно высоко. А, как известно, банки продают лишь в том случае, если они упали в цене. Например, российский «Сбербанк» недавно приобрел актив в Польше ниже капитализации…

 

- Можно ли получить у вас прогноз относительно развития мировой экономики в средне- или долгосрочном периоде? Некоторые эксперты предрекают новую волну экономического кризиса. Что вы думаете по этому поводу?

 

- На сегодня очень сложно что-либо предполагать, но предрекать кризис не буду. Да, Европа находится сейчас в трудном положении, если ранее банки объявляли о дефолте, то сейчас масштабы изменились – об этом заговорили в отношении стран. Но я считаю, что Евросоюз не может допустить дефолта Греции. Думаю, что будут выпущены еврооблигации, есть резервы у ЕС. 

Несмотря на волатильность мировых рынков, мы также наблюдаем рост рынка Китая, Индии, других развивающихся стран, в том числе Казахстана. Поэтому наш долгосрочный прогноз остается позитивным. 

 

Справка. Eurasian Natural Resources Corporation PLC занимается добычей и переработкой хрома, марганцевой и железной руды; выплавкой ферросплавов; добычей и переработкой бокситов для получения глинозема и производства алюминия; производством меди и кобальта; добычей угля и производством электроэнергии, транспортировкой и продажей продукции.

Производственные активы группы находятся в основном в Казахстане, в предприятии Bahia Minerals BV (BML, проект разведки железной руды в Бразилии), владеет Серовским заводом ферросплавов в России, 50% Xinjiang Tuoli Taihang Ferroalloy Company в Китае. Также владеет активами в сфере производства меди и кобальта, расположенными в основном в Африке - Central African Mining and Exploration Company (CAMEC) и Chambishi Metals plc.

Корпорация планирует инвестировать порядка $6 млрд в развитие активов в Казахстане в последующие 5 лет. Продолжается строительство нового ферросплавного завода в Актобе и рассматривается возможность строительства завода по производсту металлизированного продукта в ССГПО.

Акционерами компании являются корпорация «Казахмыс» (26%), Александр Машкевич (14,59%), Алиджан Ибрагимов (14,59%), Патох Шодиев (14,59%), комитет государственного имущества и приватизации министерства финансов Казахстана (11,65%), а также ряд институциональных инвесторов и компаний.

 

 


Поделиться новостью:


adimage