Аманжан ЖАМАЛОВ, депутат мажилиса:

Дата: 16:06, 11-10-2010.

ДЛЯ СОЗДАНИЯ ПОЛНОЦЕННОЙ ТОВАРНО-СЫРЬЕВОЙ БИРЖИ В КАЗАХСТАНЕ ПОТРЕБУЮТСЯ ТВЕРДАЯ ВОЛЯ ПРАВИТЕЛЬСТВА И НЕМАЛЫЕ ГОССРЕДСТВА

 

Астана. 11 октября. КазТАГ – Елена Преображенская. В августе 2010 года премьер-министр Карим Масимов на расширенном заседании правления фонда «Самрук-Казына» дал поручение по развитию товарно-сырьевых бирж в Казахстане: все отечественные сырьевые товары, которые котируются на Лондонской товарной сырьевой бирже (LSE), должны торговаться исключительно через казахстанскую товарную биржу. Причем госорганы должны разработать предложения и внести их на рассмотрение правительства уже в конце 2010 года. О готовности Казахстана к этому процессу, а также о том, какую пользу может получить наша страна от развитой биржевой торговли, рассказал в интервью КазТАГ депутат мажилиса парламента Аманжан Жамалов.

 

- По вашему мнению, готов ли Казахстан за столь короткий срок организовать, упорядочить, унифицировать рынок сырья, если, по словам самого премьера, «вопросы развития товарных бирж и продажи сырьевых товаров в Казахстане решаются недостаточно хорошо». Что для этого необходимо сделать, по вашей оценке, прежде всего?

 

- Полностью согласен с мнением премьер-министра о том, что товарно-сырьевые биржи в Казахстане нужны, это благо. Любая страна, более или менее претендующая на звание экономически развитой державы, должна иметь такую биржу, это один из показателей экономического продвижения государства. Китай, став рыночной экономикой, в первую очередь, организовал Шанхайскую товарно-сырьевую биржу, место, где проводятся котировки всех товаров и сырья, в общем, всего, что производится или добывается в стране.

Биржевая торговля необходима самой стране, которая чем-то торгует, для того, чтобы выходить на внешний рынок с определившейся внутренней стоимостью того или иного вида товара. Что и повышает конкурентоспособность этих товаров на других рынках. Если говорить коротко, то это азбука, аксиома! Любая товарно-сырьевая биржа для Казахстана необходима.

Другой вопрос, насколько сегодня это для нас достижимо. Сейчас в действии находится закон («О товарных биржах» - КазТАГ), он принят в 2009 году. Закон рамочный, и, я думаю, что он в первую очередь покрывает потребности аграрного сектора. Я считаю, что этот закон диктовался необходимостью, в первую очередь, создания Евразийской торговой системы (ЕТС). Основные торги на ней – зерновые. Несомненный плюс ЕТС – приближение рынка сбыта к потребителю. На сегодня мы сами у себя (в Казахстане - КазТАГ) торгуем зерном, а цены на ЕТС максимально приближены к мировым биржевым. И сейчас, заметьте, нет такого перепада цен в Казахстане на зерно, как это было раньше. 

 

- Если эффект биржевой торговли столь значим экономически, по какой причине его до сих пор не замечали и, соответственно, не развивали товарно-сырьевые биржи в стране?

 

- Я сразу скажу, в этом вопросе была недостаточная политическая воля руководства правительства. А также прочна явная заинтересованность различных экономических групп, монополизировавших производство тех или иных видов товаров и добычу сырья. Товарно-сырьевая биржа – это место, где скапливаются покупатели и продавцы. И здесь в результате манипуляций купли-продажи, переговоров устанавливается справедливая рыночная цена на товар, от которой должны отталкиваться при проведении тендеров на закупку тех или иных товаров/услуг. Это должно браться в расчет налоговыми органами при расчете налоговой базы, как и способствовать справедливому определению трансфертной цены.

То есть, становление товарно-сырьевых бирж решает очень много проблем. Естественно, этот процесс (биржевая торговля – КазТАГ) способствует определению справедливой цены и сокращает возможность попыток получения дополнительных барышей. Несправедливая цена всегда порождает несправедливые доходы, будем говорить, нетрудовые доходы. Многих эти несправедливые доходы устраивали, наверное, поэтому не форсировалось создание товарно-сырьевых бирж.

Хотя, надо сказать, и сам процесс становления рыночной экономики в Казахстане не способствовал возникновению ни товарно-сырьевых бирж, ни фондовой биржи. Способ приватизации, который у нас проходил – через купоны – не предполагал развития такого процесса. Само приватизированное государственное имущество не стало предметом купли-продажи, не поступило на рынок.

Есть также объективные причины. Например, мы можем создать товарно-сырьевую биржу, но внутри Казахстана, своего рода небольшой «междусобойчик». В лучшем случае, для стран СНГ. Потому что любая товарно-сырьевая биржа предполагает унификацию и стандартизацию товаров или свойств товаров, которые на ней торгуются. Нам остались в наследство стандарты советского периода на многие виды товаров, но международные стандарты от них резко отличаются. И это тоже препятствие для развития товарно-сырьевых бирж.

Я все же думаю, что с созданием Таможенного союза, с предстоящим вхождением во Всемирную торговую организацию у нас многие показатели в этой области приведены в соответствие с нормами ТС и ВТО, поэтому проблемы более или менее разрешимы.

 

– Какие, на ваш взгляд, казахстанские товары следовало бы продавать в первую очередь через казахстанские же товарно-сырьевые биржи? И можно ли сказать, что их появление подвигнет фондовый рынок РК к более высокой ступени развития, чем это есть в рамках KASE?

 

–В Казахстане довольно широк спектр товаров, цены на которые могли бы справедливо устанавливаться через товарно-сырьевые биржи. Многие стратегические товары, такие как уран, а в Казахстане он есть, могут составлять тему для торгов на нашей бирже. В основном они носят фьючерсный характер, наличных сделок – спотовых – по этим товарам очень мало. И естественно, что при фьючерсных сделках здесь могут возникать различные спекуляции, в хорошем смысле этого слова. Возникает хеджирование рисков и так далее, и тому подобное. Тем самым, появляются и развиваются элементы фондового рынка. Это то, чего  Казахстану так не хватает сегодня.

Не забывайте, что любая товарно-сырьевая биржа имеет еще и мультипликативный эффект. Кроме спотовых сделок, биржа должна осуществлять не только срочные, но и фьючерсные сделки. Именно фьючерсные сделки порождают новые финансовые инструменты, ценные бумаги, которые способствуют развитию фондового рынка. Когда появляются ценные бумаги, обеспеченные нефтью, газом и так далее, процесс из разряда товарно-сырьевого переходит в разряд (спекулятивный - КазТАГ) фондовой биржи. Во многих странах, кстати, товарно-сырьевые и фондовые биржи функционируют на одной площадке, составляя одно целое.

KASE пока у нас занимается только оформлением сделок, как хорошая нотариальная контора. Ее в основном и используют только для оформления сделок, по крайней мере, я не считаю KASE полноценным фондовым рынком. Уверен, создание полноценных товарно-сырьевых бирж в Казахстане имеет большой потенциал и несет в себе огромный положительный эффект как для фондового рынка, так и для всей национальной экономики.

 

- Не повлечет ли этот процесс – реализация сырья исключительно через биржевые торги – удорожания нефтепродуктов и других сырьевых товаров, которые будут торговаться на бирже? Ведь, по мнению финансовых брокеров, комиссионные сборы на той же самой ЕТС слишком высоки… Возможно ли, что это тормозит попытки выхода на биржу с тем или иным товаром/сырьем?

 

- На сегодня нет ни одного вида товара, на который цена, так или иначе, не определяется на той или иной мировой бирже. Пусть не на нашей, но в любом случае, существует какая-то планка образования цены. Поскольку механизм образования цены на бирже такой же, как и в жизни, нельзя говорить, что стоимость товара резко подскочит оттого, что, допустим, высоки комиссионные сборы и так далее. Комиссионные сборы, как таковые, не влияют на цену, а сказываются на организации самой работы биржи. Есть брокеры, которые за свои услуги взимают какой-то процент от сделки, но это не та сумма, о которой можно говорить как о факторе, влияющем на биржевую цену и как следствие на сам товар.

Другой разговор, что должного эффекта от создания товарной биржи без вмешательства государства не будет. Как не будет его и без затраты государственных средств. И немалых средств, я это сразу хочу подчеркнуть. Не думаю, что какой-то частный инвестор потянет это (создание товарно-сырьевой биржи - КазТАГ). В любом случае, вопрос необходимо решать  именно на государственном уровне. Премьер-министр поднимает этот вопрос, но теперь нужно будет это подкрепить политической волей и материальной составляющей. Тогда идея заработает.

 

- По словам вице-министра индустрии и торговли Альберта Рау, в перечень биржевых товаров будет включен уголь бытовой, в то время как уголь на экспорт в него не попадает. Не вызовет ли это удорожания угля для населения и, соответственно, некоторой социальной напряженности?

 

- Если цены будут формироваться на товарно-сырьевой бирже, все они будут справедливыми. И ни в коем случае не станут повышаться, а только понижаться. Потому что спрос и предложение будут регулироваться рынком, а не чьим-то желанием или сговором. Опыт многих бирж это показывает.

Если начнет расти цена на уголь, государство всегда будет иметь возможность ее рыночного регулирования. Когда цены растут, в обществе часто говорят: «А, уголь подорожал! Запретить поднимать цены!». Но ведь это не рыночный метод. А когда мы, допустим, сможем обязать увеличить производство угля, то его станет больше поступать, его будут больше продавать на бирже и цена, соответственно, будет снижаться. Налицо рыночный механизм регулирования цен и на зерно и на прочие товары.

Когда государство будет иметь товарную биржу, то оно сможет пользоваться возможностью рыночного регулирования цен, а не административного, как это пока делается.

 

 - Горнорудное сырье малоинтересно казахстанским бизнесменам, насколько известно, оно в основном идет за рубеж. По-вашему, будут ли экспортеры сопротивляться требованию власти торговать сырьем на казахстанской бирже, если она и появится?

 

- Проблемы с сырьем для металлургии, действительно, могут возникнуть. Основные потребители наших горнодобывающих компаний  находятся далеко от Казахстана. А рынок сбыта металлов достаточно устоявшийся и на нем, действительно, очень мощная конкуренция. Уход наших компаний с той или иной биржи может стоить им потери доли рынка в торговле этими товарами.

 

- Каково ваше мнение, для экономики Казахстана будет лучше создать новую биржу, или просто запустить дополнительные секции на базе ЕТС?

 

- Мне приводили данные министерства индустрии и новых технологий о том, что на сегодня в Казахстане функционирует 26 товарных бирж. Но ни одна из этих бирж не имеет достаточных оборотов. Фактически у нас ничего нет, кроме ЕТС. Можно, конечно, формировать товарно-сырьевую биржу или на базе ЕТС, или создавать новую. Особой разницы не вижу.

Затраты государства, о необходимости которых я уже говорил, будут в любом случае. И немалые. Но они нужны для того, чтобы мы запустили полноценную биржевую торговлю.

 

 

От редакции:

О перспективах казахстанского фондового и товарно-сырьевого рынка можно говорить очень много и очень долго. Участники рынка, эксперты, законодатели всегда прекрасно знают, что и как надо делать. Но почему-то все всегда, по их мнению, делается неправильно. Вся риторика звучит в стиле: «Вы все дураки, а я граф Монте-Кристо!».

Но на самом деле создание фондового и как следствие товарно-сырьевого рынка - это чрезвычайно тяжелая задача.

Что такое биржа? Обычно - это место встречи продавцов, покупателей и посредников, которые их обслуживают. Это не просто большое помещение (как это было в начале ХХ века), где все кричат и по-хамски себя ведут, это, в первую очередь, инфраструктура, правила справедливой игры и механизмы защиты интересов каждого участника.

Когда говорят о биржах капитала и товарно-сырьевом биржевом рынке, первым встает вопрос – а есть ли у нас достаточно игроков, как покупателей, так и продавцов, чтобы осуществлять сделки?

KASEфункционирует вполне сносно, так как для фондового рынка инфраструктура худо-бедно создана. Но вот для товарно-сырьевых бирж все только начинается. Есть ли достаточно игроков на том же зерновом рынке? Ведь не секрет, что большая часть сделок на ЕТС осуществляется для хеджирования рисков. То есть, фактически ЕТС как сырьевая биржа работает только в небольшой части, все остальное - это спекулятивный интерес участников финансового сектора.

Внимательный и компетентный читатель может возразить, что большая часть рынка нефти обеспечивается фьючерсами, и как следствие спекуляциями, и даже напомнит о существовании CFD-контрактов и целого рынка беспоставочных финансовых инструментов.

Однако торговля CFD-контрактами, который не предусматривает обмен денег на конкретный материальный актив, это, по сути, торговля воздухом, которая регламентируется условными правилами и соглашениями. Поэтому вряд ли казахстанские власти хотят видеть такие спекуляции на заре становления рынка.

К тому же беспоставочные контракты имеют смысл в существовании только тогда, когда биржа включена в глобальную биржевую сеть с огромным числом игроков, которые могли бы ежедневно поддерживать ликвидность «пустого» рынка.

Запустив торговлю товарно-сырьевыми биржевыми товарами, откроется механизм ценообразования на оптовом рынке, хотя бы того же самого бытового угля и нефтепродуктов. Но при этом наивно надеяться, что этот рынок не будет сразу же монополизирован или олигополизирован крупными трейдерами-посредниками. К тому же все комиссионные вознаграждения посредников будут, так или иначе, учитываться в цене для конечного пользования. Каким рыночным способом можно снизить эти издержки? Это возможно только при острой конкурентной борьбе брокеров между собой, которая появляется только при наличии большого числа покупателей-продавцов.

Поэтому если говорить о перспективах становления в Казахстане рынка базовых металлов, надо ответить на вопрос – наберется ли достаточно крупных потребителей и производителей того или иного базового металла, чтобы обеспечить, хотя бы еженедельные торги?

Очевидно, что исключительно на пространстве РК спрос и предложение базовых недрагоценных металлов в достаточном для поддержания торгов объеме обеспечить невозможно. Драгоценные металлы могут пользоваться спросом и могут стать биржевым товаром, но только после отмены НДС на сделки купли-продажи по ним. Когда это будет сделано – не знает никто.

Поэтому отечественным металлургическим корпорациям, национальным компаниям и выгодно продавать металлы, нефть и газ по котировкам Лондонской и Нью-Йоркской бирж. А осуществлять сделки с ураном на казахстанской бирже, по понятным причинам, не просто рискованно.

Тут не стоит забывать об олигополистичности мировых бирж. И о том, что  открывать двери перед казастанскими конкурентами ни CME, ни ICE не будут.


Поделиться новостью:


adimage