Аслан Булатов: Институт ГЧП – это не проблема, а история с географией

Дата: 21:03, 07-03-2019.

Астана. 7 марта. КазТАГ – Развитие механизмов государственно-частного партнерства (ГЧП) в Казахстане вынесено в приоритет. Президент страны Нурсултан Назарбаев неоднократно подчеркивал, что именно ГЧП должно стать основным механизмом развития инфраструктуры, в том числе социальной, и существенно разгрузить бюджет страны при реализации крупных проектов. На каком этапе сегодня находится развитие этого института, в интервью агентству КазТАГ рассказал управляющий директор ТОО «Kazakhstan Project Preparation Fund» Аслан Булатов.

- Аслан Булатович, история ГЧП в стране началась еще в 2005 году – с подписания первых постановлений правительства о реализации двух проектов по схеме концессии, в результате чего были построены линия электропередачи в Актюбинской области и железнодорожное сообщение станция Шар – Усть-Каменогорск. Через год был принят первый закон «О концессиях». Можно ли сказать, что за 14 лет этот сектор – ГЧП как таковой – прошел свое становление?

- Конечно можно. Если смотреть с точки зрения законодательства, то правовая база уже практически полностью сформирована: приняты и усовершенствованы закон «О концессиях», «О государственно-частном партнерстве», соответствующие подзаконные акты.

Надо отметить, что, если взглянуть на практическую реализацию, большее количество проектов у нас реализуется в рамках закона «О государственно-частном партнерстве», а не закона «О концессиях». Причина в том, что концессия требует большего регулирования и большего количества различных бюрократических процедур, поскольку на концессионной основе реализуются крупные, очень дорогостоящие проекты.

Доказательством тому, что сектор ГЧП прошел становление, служит количество проектов, уже реализованных за эти годы. На сегодняшний день, по данным министерства национальной экономики, на основе государственно-частного партнерства реализуется 449 проектов на общую сумму порядка Т2 трлн. Причем только девять проектов реализуется на республиканском уровне, и 440 – на региональном. На стадии подготовки находятся еще свыше 700 проектов общей стоимостью Т1,5 трлн.

- Если оценивать действующие ГЧП-проекты, какая сфера экономики наиболее привлекательна для бизнеса и почему?

- Наиболее востребованная отрасль – это образование. По итогам 2018 года 286 договоров ГЧП заключено именно в этой сфере, причем львиная доля – это в сфере дошкольного образования. Активно развиваются частные детские сады на основе ГЧП, которые либо строятся с нуля, либо берутся бизнесом в аренду. В секторе среднего образования ГЧП не настолько популярен. Причина в том, что дошкольное образование платное, есть состоявшийся и очень востребованный рынок услуг. Тогда как среднее образование – бесплатное, достаточное количество государственных школ, поэтому рынок частного школьного образования не настолько развит.

На втором месте по популярности сфера здравоохранения – это различные поликлиники, стационары, небольшие больницы. Третье место – объекты культуры и спорта: спортивные школы, залы, другие спортивные объекты. То есть, развитие и интерес бизнеса есть в тех сферах, где есть рынок и где население готово платить за услуги.

- Какие секторы остаются сегодня невостребованными по ГЧП-проектам? В чем причина?

- Один из основных секторов, в котором сегодня ГЧП-проекты практически не реализуются – это жилищно-коммунальное хозяйство. Это водоснабжение, водоотведение, мусоропереработка и так далее. Причина слабого интереса инвесторов к этому сектору в том, что услуги в этих сферах являются услугами субъектов естественных монополий, цены на которые регулирует государство. Инвестиции в данных секторах могут окупиться лишь за счет увеличения тарифов, что для населения будет, конечно, серьезной проблемой. Люди не готовы к повышению тарифов на услуги ЖКХ, государство же старается найти оптимальный способ регулирования, с одной стороны поддержав инвестиции в сектор, с другой – не допустить резкого увеличения тарифов.

Второй сектор, где невысок спрос со стороны инвесторов – это аэропорты. Здесь причиной является низкий пассажиропоток, что, надеюсь, изменится благодаря развитию транзитного потенциала Казахстана и планам по созданию новых авиарейсов.

- Когда институт ГЧП только начинал внедряться, чиновники на всех уровнях заверяли, что стоит лишь создать необходимую правовую базу, как инвесторы начнут массово приходить, причем и зарубежные, и внутренние. Однако «взрыва интересов» заметно не было. В чем проблема?

- Я бы не стал называть это проблемой. Но есть ряд объективных обстоятельств, которые влияют на развитие этого направления. Одна из основных сложностей – это, можно сказать, география. У нас есть немало проектов в авто- и железнодорожной сферах, которые мы хотели бы реализовать на основе ГЧП. Инвестиции на таких проектах окупаются за счет трафика и пассажиропотока. Например, в Европе, где небольшие расстояния и высокая плотность населения, они окупаются и приносят прибыль достаточно быстро. Но в Казахстане очень большая территория и невысокая плотность населения, и, соответственно, только за счет трафика они будут окупаться очень долго. Поэтому при реализации подобных проектов, которые вдобавок все имеют особое социальное значение, государство должно оказывать какие-то меры господдержки в виде субсидий или возмещения затрат инвесторам.

Еще одна сложность – это нестабильная ситуация в мировой экономике и предшествовавший ей мировой финансовый кризис. Крупные проекты требуют больших инвестиций, которые наши внутренние казахстанские инвесторы предложить не могут. Соответственно, основной «ориентир» в поиске партнера для реализации крупных инфраструктурных проектов – инвесторы зарубежные. Они естественно вкладывают средства в иностранной валюте, и сразу же возникают валютные риски, которые наш страновой бюджет, и тем более – бюджет региональный, сразу по всем направлениям взять на себя не готовы. Поэтому реализация этих проектов идет не настолько активными темпами, как хотелось бы.

- Институт ГЧП достаточно активно популяризировался представителями власти как выгодный для бизнеса механизм в социальном секторе. Если оценить имеющиеся сегодня проекты – бизнес «понял» выгоды?

- Да, действительно, наши проекты, даже инфраструктурные, носят социальный характер. И, конечно, при реализации этих проектов надо понимать, что платежеспособность у населения недостаточно высокая, тогда как любой проект, в сфере образования, здравоохранения, ЖКХ, и так далее, окупается именно за счет реализации тех или иных услуг населению. А у нас еще нет и культуры покупки услуг, например, покупка медицинских услуг развита не настолько сильно, как в европейских странах.

Поэтому в конечном итоге источником всех выгод, которые бизнес должен получить от таких проектов, будет в любом случае государственный бюджет. А социальные проекты, как правило, региональные, потому что детские сады, больницы, школы, поликлиники находятся в коммунальной собственности, и, значит гарантировать по ним возвратность доходов и получение прибыли должен местный бюджет. И соответственно, реализация проектов полностью зависит от возможностей местных бюджетов. Если посмотреть даже сейчас статистику по регионам, эти возможности видны очень ярко. К примеру, в Костанайской области практически нет проектов по детским садам на основе ГЧП, тогда как Алматы – один из лидеров в этом сегменте.

- Каков ваш прогноз по развитию института ГЧП в Казахстане на ближайшие 30 лет?

- Все зависит от экономики – не только нашей внутренней, но и мировой экономики, от роста доходов населения, от роста и количества населения. ГЧП у нас развивается, совершенствуется законодательство, активно входят международные финансовые институты – ЕБРР, АБР, привлекая к нам опыт по структурированию, разработке проектов. Но мировая экономическая ситуация здесь – определяющая. В Казахстане есть конкретный план стратегического развития страны, согласно которому мы должны к 2050 году войти в число 30 наиболее развитых стран мира. Если эти планы будут реализованы, то, конечно, инвестиции в страну будут приходить, в том числе – и для реализации проектов на основе ГЧП.

- Благодарим Вас за ответы!

Справка МИА КазТАГ: ТОО «Kazakhstan Project Preparation Fund» (KPPF) – дочерняя компания АО «Национальный управляющий холдинг «Байтерек», которая создана в 2014 году. Целью KPPF определено содействие инфраструктурному развитию Республики Казахстан посредством оказания услуг по структурированию и сопровождению инфраструктурных проектов, в том числе реализуемых по механизму ГЧП.

Источник фото: Фото из открытых источников.

Поделиться новостью: