Айдар Алибаев: Минусы прибавки к пенсии перевешивают плюсы

Дата: 09:16, 07-09-2015.

Алматы. 7 сентября. КазТАГ – Владимир Радионов. Месяц назад президент Казахстана подписал поправки в пенсионное законодательство, которые направлены на увеличение выплат будущим пенсионерам. О плюсах и минусах очередного реформирования пенсионной системы – наш разговор с председателем правления общественного объединения «Финпотребсоюз» Айдаром Алибаевым.

 

- Айдар Байдаулетович, чем, на Ваш взгляд, вызвано очередное изменение начисления пенсий казахстанцам?

 

- Вероятно, непростая ситуация с бюджетом и экономический кризис заставили заняться якобы улучшением закона якобы в интересах людей. Я готов пояснить свой скепсис. Взять хотя бы широко разрекламированные 5% от зарплаты, которые на пенсионный счет каждого работника теперь дополнительно будет вносить работодатель.

 

- И что тут плохого? Это же приведет к увеличению накоплений. О солидарной ответственности за обеспечение старости говорится давно, теперь это предложение обрело законодательную норму.

 

- Давайте считать. К сожалению, 10-процентные обязательные пенсионные отчисления от зарплаты, которые мы платим вот уже 17 лет, пока не дали больших накоплений на счетах. Если взять среднеарифметическую величину одного пенсионного счета, накопления на нем – в районе 450 тыс. тенге. Что такое по сегодняшнему уровню цен 450 тысяч? В лучшем случае – обеспечение одного года жизни, и то с большим натягом. Естественно, эта сумма никак не может обеспечить достойную старость. Так это - 10%, и за 17 лет.

Теперь речь идет о том, что работодатель будет дополнительно отчислять в пользу каждого работника еще по 5% от размера его зарплаты за счет собственных фондов. Если мы, отчисляя в два раза больше, ничего не накопили, сколько лет должно пройти, чтобы 5-процентные взносы возымели должный эффект, чтобы на счетах образовались более-менее серьезные деньги?

Так вот, этот самый якобы плюс, который выпячивается, - мол, это в интересах народа, это дополнительная возможность сформировать достойную старость – если в него всмотреться, превращается в преимущество скорее гипотетическое. Положительная сторона этой меры существует, но в отдаленном будущем.

Теперь посмотрим на отрицательную сторону. Когда предварительно обсуждалось введение этого 5-процентного взноса, рассматривалась возможность компенсации работодателям этих денег, чтобы они не превратились в дополнительный налог. Предполагалось либо снижение подоходных налогов, либо соцотчислений, или еще как-то. В результате норму приняли безо всяких компенсаций.

Сегодня же, в условиях непростой экономической ситуации, когда падает прибыль, доходность, усложняются условия ведения бизнеса, у работодателя нет возможности платить еще один фактически налог: несмотря на кажущуюся мизерность, 5% за всех работников – это большая величина, чтобы выплачивать ее безболезненно. Естественно, бизнес этому по мере возможности будет сопротивляться.

 

- Вернутся «серые» зарплаты?

 

- Как вариант. Во-первых, работодатель может переложить свои траты на плечи работника, путем снижения зарплаты на те же 5%. В условиях безработицы и конкуренции на рынке труда работнику ничего не останется, как согласиться или освободить место для другого человека. Кстати, это уже обсуждается.

Во-вторых, действительно произойдет увеличение «серой» части зарплаты, от чего мы долгое время старались уйти. Теперь это вернется, потому что таким образом нагрузки можно минимизировать.

В-третьих, предприниматели с минимальной прибыльностью полностью уйдут в тень со словами, мол, достали совсем. Он пойдет на контрабанду, на уклонение от уплаты налогов, на выплату зарплат полностью в конвертах, на создание подставных счетов…

В общем, вариантов множество. Но ведь большинство наших граждан – законопослушные, хотят честно работать. А государство своими непродуманными решениями толкает их в криминал, в уход в теневую сферу. А в результате - падение собираемости налогов и поступлений в бюджет, падение уровня зарплат, падение покупательской способности, это отразится на рабочих местах.

Получается, с одной стороны имеем плюс с точки зрения обеспечения старости, но в далеком будущем, а с другой стороны – минусы, но сразу, сейчас. И если с этой точки зрения задаться вопросом, чего в этой мере больше, то чисто объективно – позитива во много раз меньше.

 

- Насколько я помню, в поправках говорилось, что эти 5-процентные отчисления еще и не будут собственностью пенсионеров…

 

- Да, это так. Если 10%, вычитаемые из зарплаты, – деньги конкретного вкладчика, то 5% от работодателя таковыми не считаются, они не будут сливаться с индивидуальным пенсионным счетом, будут концентрироваться на специальном субсчете. И порядок таков: пока пенсионер жив, он их получает, а после смерти они не наследуются его детьми, а распределяются между остальными участникам пенсионной системы. Как это будет делаться, пока неясно.

Но я лично считаю это не совсем правильным. Сказав «а», нужно говорить и «б»: работодатель платит за конкретного работника, а посему эти деньги на пенсии должны стать его собственностью. Субсчет – это лишнее, 5% от работодателя нужно считать вместе с 10% от самого работника, это тоже его деньги. Вокруг этой нормы можно дискутировать, а насколько она верна – покажет время.

 

- А как изменилась инвестиционная политика, когда частные фонды слили в Единый накопительный пенсионный фонд? Ведь это тоже делалось для повышения эффективности пенсионной системы.

 

- ЕНПФ работает на той же площадке, на которой работали и частные НПФ. Он не может оперировать «живыми» деньгами, а занимается только покупкой-продажей ценных бумаг. Что может предложить наша фондовая биржа, вам не хуже меня известно.

Инвестиционная политика государственного НПФ, на базе которого и был создан ЕНПФ, в отличие от частных, всегда тяготела в большей степени к государственным инструментам. И это открыто объявлялось Нацбанком: ЕНПФ будет придерживаться стратегии, в которой надежность и сохранность будут преобладать над погоней за доходностью. И сейчас около половины активов ЕНПФ вложены в госбумаги.

 

- Но глава Нацбанка говорил и о финансировании инфраструктурных проектов. Не «срослось»?

 

- Ситуация с вложением средств в инфраструктурные проекты на самом деле двояка. С одной стороны, тут точек приложения средств – непочатый край. С другой стороны, частные НПФ в свое время «обжигались» на этих проектах. В условиях непростой экономической ситуации, а также тотальной коррупции и слабо работающих законов реальная реализация проектов представляется трудновыполнимой.

Для чистоты эксперимента, как говорится, оставив коррупцию в стороне, мы увидим, что во всем мире же это работает: за «длинные» деньги строятся порты, аэропорты, заводы, дороги, мосты. У нас же подобное не работает, и не только за счет пенсионных активов, но и любых других средств. Чиновнику без разницы, какие деньги воровать – в результате у нас падающие дома и мосты, дырявые дороги.

Окружающая нас действительность губит инфраструктурные проекты независимо от средств, на которые они реализуются. Как бы печально, абсурдно и парадоксально это ни прозвучало, но то, что ЕНПФ не торопится инвестировать пенсионные активы в инфраструктурные проекты, это даже хорошо. Он не хочет ими рисковать, хотя потребность высокая.

 

- Если доход от государственных ценных бумаг низок, быть может, государству следует каким-то иным образом повышать накопления казахстанцев на пенсионных счетах? Например, вместе с работодателями также пополнять счета за счет средств Нацфонда?

 

- Ничего плохого я в этом не вижу. Но государство не делает этого сейчас и, похоже, не собирается и в будущем. Ему это, попросту говоря, не нужно. Зачем делать то, без чего можно прожить?

 

- А как же с записью в Конституции, что Казахстан - социальное государство?

 

- Можем ли мы называться «социальным государством» - большой вопрос. В качестве иллюстрации давайте вернемся к тем поправкам, что были подписаны президентом. Там был еще один аспект: увеличение базовой пенсии в зависимости от стажа работы. Базовая пенсия, как известно, «пляшет» от прожиточного минимума. Это сегодня – 21 364 тенге. Базовая пенсия - 50% от него (10 682 тенге). Ее получают все, вне зависимости от стажа.

В соответствии с поправками теперь за каждый год стажа свыше 10 лет к базовой пенсии начисляется 2%. Простая арифметика: для того чтобы пенсия стала равняться прожиточному минимуму, нужно иметь стаж 35 лет. Как вам это – с точки зрения логики и здравого смысла? Отбарабанил человек неважно где 35 лет – и заработал себе минимум на старости лет? Это при сегодняшнем уровне жизни…

Допустим, пожилой человек, одинокий - нет детей - получает 21 тыс. тенге. У него три основные статьи расходов: еда, лекарства, комуслуги. Без них невозможна жизнь. Прожиточный с большим натягом может закрыть только одну из позиций.

Получается, минимум должен быть выше в три раза, причем это - на уровне выживания. А когда этими цифрами оперирует министерство здравоохранения и соцразвития… Пусть министр Дуйсенова попробует месяц на них пожить и поделится ощущениями. Это не лезет ни в какие рамки, тем более - в рамки государства, которое по Конституции объявило себя социальным.

 

- Спасибо за интервью.


Поделиться новостью:


adimage