Айдар Алибаев: Приватизация объектов социальной сферы – сплошной минус для народа

Дата: 08:03, 26-03-2018.

Алматы. 26 марта. КазТАГ – Владимир Радионов. Два года назад в Казахстане стартовала очередная волна приватизации объектов социального назначения - здравоохранения и образования. Есть региональные планы приватизации на 2016-2020 годы. В Алматы в 2017 году были приватизированы региональный диагностический центр, городская стоматологическая поликлиника и поликлиника №34, детская музыкальная школа №2 им. Глиэра и Дом школьников №8.

В этом году выставляются на торги школа изобразительного искусства и технического дизайна им. Кастеева и городская детская стоматология. Также 9 поликлиник планируется передать в доверительное управление частным собственникам.

С точки зрения государства, очередное разгосударствление приведет к увеличению конкурентоспособности клиник и школ, вследствие чего повысится качество оказываемых услуг. Вообще насколько правильна такая политика – передача объектов социального назначения в конкурентную среду? Каков может быть эффект? Об этом - наш разговор с председателем общественного объединения «Финпотребсоюз», экономистом Айдаром Алибаевым.

 

- Айдар Байдаулетович, можно ли ставить знак равенства между приватизацией промышленных объектов в 90-е годы прошлого столетия и нынешней продажей в частные руки клиник и школ? Государство вроде бы проявляет последовательность, да и причины называет те же – развитие частного бизнеса, усиление конкурентоспособности, повышение качества услуг.

 

- Сильно сомневаюсь. Если в двух словах, это деградация. Это отсутствие понимания, что медицинские и образовательные услуги станут еще более недоступными. А более ли качественными – это вопрос. Это полное наплевательство на судьбу собственного народа. В африканских государствах и то поняли, что наиважнейшим капиталом государства является его народ. А что же у нас за государство, которое не заботится о собственном народе, уничтожая социальную сферу?

Но прежде чем ставить или не ставить знак равенства, давайте вернемся собственно к приватизации промышленных объектов в 90-е годы. Раздали заводы, фабрики, комбинаты - и чем это закончилось? Вы можете привести примеры, хотя бы один, чтобы собственник, который приватизировал методом купонной приватизации или иначе тот или иной завод, сохранил производство?

Допустим, АХБК продолжил выпускать ткани, АЗТМ – волочильные станы, «Кызыл Ту» - пластмассовые тазики? Таких примеров нет. Ну, за исключением крупных производств откровенно сырьевого характера – таких как Соколовско-Сарбайский горно-обогатительный комбинат, Казахмыс, Кармет и ряд других. Причем, что интересно, приватизированные комбинаты сырьевой направленности чем начали заниматься? Безудержным вывозом сырья. Народ остался с носом.

А что касается иных предприятий, ни одно из них не сохранило профиль производства. Те, кто правдами-неправдами сумел прихватить тот или иной завод, распродали оборудование, а здания превратили в арендные площади, сдали под склады. Или вообще все снесли и возвели на земельных участках коммерческую недвижимость – гостиницы, магазины, торговые центры. Если вернуться к знаку равенства, то новая волна приватизации объектов социального назначения, которая началась в 2016 году, на мой взгляд, будет носить абсолютно аналогичный характер.

 

- Но тут государство вроде вводит ограничение – непременным условием на торгах выставляется сохранение именно профиля деятельности. Так, в условиях передачи в доверительное управление городской детской стоматологической поликлиники Алматы говорится, что она передается в управление на три года, с правом последующего выкупа и сохранением профильного вида деятельности в течение года со дня заключения договора купли-продажи.

 

- Конечно же, сперва чтобы не возбуждать народ, риторика чиновников, несомненно, будет успокаивающей. В том смысле, что в приватизированной поликлинике, если уж мы говорим о продаже объектов здравоохранения, ничего не изменится, останутся те же врачи, объем предоставляемых бесплатных услуг сохранится. Наоборот, лучше станет: придет частник, усилится конкуренция, борьба за клиента, улучшение обслуживания… Другими словами, будут вешать откровенную лапшу на уши.

Ну, и новые хозяева некоторое время, чтобы не накалять страстей, сохранят профиль деятельности, вот те самые 3-4 года, которые вы привели в пример. А потом в лучшем случае создадут дорогущие медцентры, где обслуживание будет недоступно большинству населения, в худшем - создадут вместо клиники гостиницу, доходный дом, перепродадут в 10-100 раз дороже. Или вообще все снесут, потому что коммерческая стоимость земельных участков, на которых сегодня находятся поликлиники, может быть значительно выше стоимости собственно самих комплексов.

Что за примерами далеко ходить? Вместо кинотеатра «Алатау» у нас появился McDonalds, вместо дворца пионеров – отель. Помните, что было с детсадами в 90-е годы? По всей стране их расхватали под офисы, коттеджи. А много ли потом вернулось их назад? Что-то не припомню.

Или можно предположить иной ход – сократят штат врачей до минимума, но профиль формально сохранят, а освободившиеся кабинеты сдадут в аренду.

 

- А если говорить об экономическом эффекте? Ведь приватизация подразумевает пополнение бюджета.

 

- Помните, Маргарет Тэтчер проводила приватизацию в 80-е годы прошлого века? Было продано 1,5-2% госсобственности – и бюджет пополнился сотнями миллиардов фунтов. На вопрос, много ли поступило средств в ходе приватизации промышленного комплекса, мы вряд ли сейчас сможем ответить. Но то, что за объекты соцсферы поступят копейки, я уверен. И какой в этом экономический смысл?

Приватизация – и это азбучная истина – действительно проводится для пополнения казны, когда бюджет государства испытывает определенные трудности, проблемы. Начнем с того, что проблемы нашего бюджета – искусственные, складываются из неэффективного расходования средств и откровенного воровства. А теперь чиновники намерены компенсировать собственную бездарность путем продажи больниц и школ? Это, как я сказал выше, принесет копейки. Почему? Потому что торги будут проходить непрозрачно и участие в процессе примут исключительно «свои люди» - нынешние директора поликлиник, министерские и акиматовские чиновники через родственников. Имея рычаги влияния, чиновники сделают так, что объекты пойдут с молотка по минимальной стоимости.

 

- Таким образом, Вы не видите никаких плюсов от этой приватизации?

 

- Плюсы есть – для отдельных «мутных» чиновников, которые будут ее проводить и получат неплохую выгоду. А если с точки зрения государства или интересов и будущего народа – сплошные минусы.

У нас на разного рода уровнях то и дело повторяется, что задача Казахстана на современном этапе - войти то в 50, то в 30 самых развитых и конкурентоспособных стран мира. Но о каком технологическом развитии, о каких прорывах можно вести речь, если мы всю социальные сферу – медицину, образование, культуру – передаем в частные руки и, делая платной по сути, превращаем в товар?

Создав из образования и медицины товар, мы тем самым их убиваем. Потому что главным для вузов станет получение денег, а какой товар преподаватель дал – без разницы. А задача врача будет - не вылечить пациента сразу, у него парадигма мышления изменится – чтобы клиент был хронически недолеченным, постоянно обращался к нему за помощью и постоянно платил. Если коротко – это уничтожение народа.

Наши чиновники не понимают, что подобные инициативы идут с запада, от иностранных экспертов-консультантов, в рамках глобальной политики, где Казахстану отведено место сырьевого придатка. Мы интересны западу только в таком состоянии, а не как страна со здоровыми и продвинутыми гражданами, имеющими высокий уровень жизни. Минусы приватизации социальной сферы, о которых я сказал, – это видимая часть айсберга, невидимая же – дальнейшая колонизация страны.

И я бы отметил еще один момент. Представьте, социальную сферу приватизировали полностью. Пенсии через 10-15 лет будут формироваться за счет накоплений самих граждан. Медицина и образование перейдут в частную собственность и станут платными. Тогда какие функции останутся у государства? За что народ будет платить налоги? На содержание силовых структур, которые нас не охраняют? На содержание акиматов и министерств, которые озабочены только контрольно-надзорными функциями и таким образом душат малый и средний бизнес?

Получается, мы за собственные деньги будем содержать огромную армию чиновников, от которых не только пользы не видим, но, напротив, только вред, только карательные меры, запреты и прочее? Не кажется ли вам это полнейшим абсурдом?

 

- Спасибо за интервью!

 

 

 

 


Поделиться новостью:


adimage