Член региональной аттестационной комиссии прокуратуры Алматы Абай КАЛИЕВ: СИЛОВЫМИ МЕТОДАМИ УСТАНОВИТЬ ПРАВОПОРЯДОК СЛОЖНО

Дата: 12:20, 08-10-2012.

Алматы. 8 октября. КазТАГ – Давид Ян. Ряд последних громких криминальных событий и терактов в Казахстане, а также в экстренном порядке инициированная президентом страны внеочередная аттестация правоохранительных органов вызвала неоднозначную реакцию. Многие считают, что «чистка» прокурорских, полицейских и таможенных рядов проводится формально, а ситуация в правовом поле и с коррупцией в ближайшие годы к лучшему вряд ли изменится.

Своей точкой зрения на проблемы правопорядка в стране и аттестационный процесс с КазТАГ поделился член региональной аттестационной комиссии прокуратуры города Алматы, ветеран органов прокуратуры старший советник юстиции Абай Калиев.

 

– Можно ли сказать, судя по последним событиям, что правоохранительные органы сильно утратили контроль над ситуацией с правопорядком, потеряв доверие у народа?

 

– Ничего подобного. Пока существует государство и его силовой блок, ситуация с правопорядком в стране будет контролироваться согласно действующему законодательству.

Наряду с негативными проявлениями, которые, к сожалению, сегодня имеют место, утверждать, что криминогенная обстановка в республике нестабильна, по меньшей мере, некорректно. Граждане, хотя и недовольны в отдельных случаях работой органов правопорядка, при необходимости практически всегда получает помощь именно от них. В отличии от наших соседей, где во время массовых беспорядков народ в смятении искал защиту у сотрудников правоохранительных органов, а те снимали форменную одежду и прятались по домам.

 

– Но разве групповые убийства на погранпосту «Арканкерген», в Иле-Алатауском нацпарке, теракты и вооруженные сопротивления полиции и спецслужбам не свидетельствуют об утрате контроля?

 

– Эти особо тяжкие преступления, негативно повлиявшие на авторитет и престиж органов правопорядка, на сегодняшний день раскрыты, хотя следствие по ним продолжается. Оспаривать тут что-либо трудно – по своей природе эти преступления очень дерзкие, имеют общественный резонанс и, конечно же, должны были быть предотвращены заблаговременно. Но вопрос этот в большинстве своем касается деятельности специальных служб, о работе которых мне трудно судить.

 

– Складывается впечатление, что правоохранители не владеют оперативной обстановкой, работая пост-фактум, уголовные дела расследуются непрофессионально, а прокуратура закрывает глаза на процессуальные нарушения, что порождает беззаконие…

 

– Без сомнения, с некоторых пор значительно утрачены оперативные позиции, оперативно-розыскная деятельность силовых структур также не отвечает требованию современной жизни. Но чтобы держать хорошие оперативные позиции, предотвращать преступления необходимо создать соответствующие условия, начиная от исправного и высокоскоростного автотранспорта до современных средств связи, в том числе и спутниковые, а также дорогостоящие спецсредства, которых, как известно у нас катастрофически не хватает. Как результат, качество следствия и дознания оставляют желать лучшего.

В этом аспекте хочу остановиться на проблемах прокуратуры, и что самое важное – самого прокурорского надзора.

В Конституции сказано, что прокурор от имени государства осуществляет высший надзор за точным и единообразным применением законов, указов президента и иных нормативных правовых актов на территории республики, законностью оперативно-розыскной деятельности, дознания и следствия, административного и исполнительного производства. Думаю, не надо объяснять, сколько надо затратить сил, средств и времени, чтобы качественно исполнить эти непростые задачи.

Что мы имеем на практике? На территории среднего района, к примеру, надзором за оперативно-розыскной деятельностью, дознания и следствия МВД, КНБ, финансовой полиции, таможенных, пожарных органов и других структур занимаются всего два, ну иногда три работника прокуратуры. По другим направлениям и того меньше. Кроме того, большую часть рабочего времени уходит на увеличивающийся с каждым годом вал никому не нужного бумаготворчества.

Не менее важный вопрос – наличие следственных полномочий в органах прокуратуры. До сих пор никто внятно не может объяснить, почему в конце 90-х у прокуроров забрали следственные функции, тем самым, лишив их возможности расследовать укрытые от учета преступления, незаконно прекращенные или приостановленные производством другими органами дела, и, наконец, уголовные дела, возбужденные в отношении должностных лиц самих правоохранительных органов.

Да, спустя много лет, вернули в штат должности спецпрокуроров, которые расследуют многотомные запутанные и имеющие огромный общественный резонанс уголовные дела. Но время упущено. Та же самая история с ранее расформированными подразделениями по борьбе с терроризмом при ДВД и при прокуратуре Алматы, которые, учитывая требования сегодняшнего дня, пришлось воссоздавать.

А вспомните, какая чехарда реформ происходила с созданием и расформированием ГСК (государственного следственного комитета).

Не совсем понятные перемены были произведены и в органах национальной безопасности. По сути, они призваны заниматься исключительно госбезопасностью, а не, например, борьбой с наркобизнесом внутри страны, с которой ни чуть не хуже справлялось МВД. Сегодняшние события террористического характера доказывают, что это были ошибочные решения и эксперименты.

 

– И все-таки, что на самом деле побудило президента провести внеочередную аттестацию всего правоохранительного блока страны?

 

– Острая необходимость в чистке рядов правоохранительных органов от тех, кто безнадежно отстал от жизни, скомпрометировал себя в лице народа, использует свое служебное положение, действительно назрела. Скажу прямо, отдельные работники силовых структур и судебных органов, злоупотребляя предоставленной им властью, стали отдавать предпочтение личным интересам, ущемляя при этом государственные. Народ об этом говорит открыто и с возмущением, что и явилось в первую очередь одной из основных причин для лидера нации принять решение о проведении внеочередной  переаттестации всех сотрудников правоохранительных и судебных органов.

 

– Кстати говоря, члены аттестационных комиссий будут нести персональную ответственность за тех, кого аттестовали?

 

– Перед законом и государственными органами персональная ответственность членов аттестационной комиссии не предусмотрена. Другой вопрос, перед своей совестью, но тут уж все зависит от уровня самосознания каждого.

Если бы решение по результатам аттестации принималось мною лично, а не коллегиально, еще можно было выразить какую-то уверенность в правильно принятом решении. К примеру, аттестуемый с виду добросовестный и ответственный сотрудник, предоставленные на него документы соответствуют установленным нормам. Но как можно за несколько минут, и основываясь на предоставленной скудной информации глубоко изучить истинную сущность человека, тем более, гарантировать, что завтра он не поддастся искушению и не преступит нормы этики государственного служащего, а ещё хуже – закона. Конечно же, участвуя в этом деле, ветераны органов прокуратуры, кому еще не безразличен престиж и авторитет структуры, заверяют, что для принятия решения прилагали весь накопленный жизненный и профессиональный опыт.

 

– Выходит, аттестовывали по материалам, предоставленным кадровыми подразделениями, и по непродолжительной беседе? Это же формализм…

 

– Это не так. Большинство из аттестуемых, я и другие члены комиссии, знают лично. Многие из них работали непосредственно в нашем подчинении или в смежных подразделениях. Могу с полной ответственностью сказать, что при проведении этой аттестации, во всяком случае, в прокуратуре Алматы, элементы формализма были исключены.

Другое дело, в связи с глобальными экономическими, политическими и социальными изменениями в нашей жизни изменились сами люди. У большинства, к сожалению, в корне поменялись ценности, цели в жизни, стало совсем другим отношение к таким понятиям как народ, государство, нравственность, и, наконец, патриотизм. Не скрою, в какой-то мере, пусть незначительной, изменился и я, и мои сверстники.

В этой ситуации непросто дать однозначную оценку человеку, даже которого знаешь не первый год. Простой пример. Как говорится, если раньше люди трудились за идею, что было на самом деле, то в современных условиях нельзя исключать такой фактор как заработная плата, потому что, прежде всего, мы все несем ответственность за свои семьи, близких.

 

– Тогда за что рекомендовали к увольнению и понижению в должностях прокурорских работников? И были ли просьбы от влиятельных персон по поводу кого-либо из аттестуемых?

 

–  Увольнению в первую очередь подлежали работники, допустившие грубые нарушения закона или проступки, несовместимые с нормами прокурорской этики, ну и конечно, не прошедшие компьютерное тестирование на знание действующего законодательства и ведомственных приказов. Это главный момент в прокурорской работе. Сотрудник прокуратуры, осуществляя надзор за следствием и дознанием, контролирует и добивается качественного расследования уголовного дела следователями МВД, финполиции или другого органа. Ясно, чтобы осуществлять надзор, прокурорский работник обязательно должен быть грамотнее, опытнее их, обладать более высокими профессиональными качествами. Мало того, что на сегодняшний день мы не всегда имеем возможность использовать на прокурорских должностях работников, имеющих большой опыт следственной работы. Но если он еще и не будет в совершенстве знать действующее законодательство, то уровень прокурорского надзора естественно будет равен нулю.

А понижение в должности применялось в основном к тем, чьи показатели в работе не соответствовали требованиям времени. Что качается конфиденциальных просьб, ко мне лично обращения от влиятельных людей по поводу аттестуемых не поступали.

 

– Вы уверены, что после аттестации ситуация с правоохранительным блоком изменится?

 

– Улучшения в определенной мере однозначно произойдут. Если говорить о сотрудниках органов прокуратуры, где я проработал около 40 лет, надеюсь, что они будут работать лучше, чем до аттестации.

 

– Не проще ли было не прошедших аттестацию вообще уволить, и взять на работу в надзорный орган более достойных?

 

– Я не сторонник таких мер. Сегодня в органах прокуратуры, как и в других правоохранительных органах, и без того остро ощущается дефицит профессиональных работников. Не считаться с этим очень серьезным фактом нельзя.

Несомненно, нужно обновлять личный состав, пополнять его более молодыми, грамотными и полными сил сотрудниками. Но ни в коем случае, нельзя пренебрегать такими немаловажными качествами как опыт и профессионализм. Ведь причин непрохождения аттестации достаточно много. Неспроста в состав членов комиссии ввели людей, обладающих высоким профессионализмом и огромным опытом работы в данной сфере, включая ветеранов. Ведь чтобы принять правильное решение в каждом аттестуемом мы должны были увидеть не только должностное лицо, не только сотрудника органов прокуратуры, но и человека с его опытом, багажом знаний и жизненными проблемами.

 

– А что мешает работать нашим правоохранителям хотя бы на уровне коллег из Восточной Европы или Турции?

 

– К великому сожалению, менталитет у нас несколько иной, чем в этих странах.

 

– Давайте оставим менталитет. Наши граждане, пребывая за рубежом, не хуже европейцев исполняют законы их стран, не дают взятки и улицу переходят на «зеленый»…

 

– Да, это верно, но проблема комплексная. С одной стороны уровень законопослушности граждан в первую очередь зависит от определенных условий в обществе, которые регулируются правовыми традициями, отношением самих людей к правонарушениям, уровнем коррупции в стране, эффективностью действия признака неотвратимости наказания, естественно, системой производственных отношений, а также многими другими немаловажными факторами. Надо признать, что в этом смысле казахстанское общество развивается в поступательном режиме.

С другой стороны, имеет место немаловажный пробел в том, что средства, выделяемые казахстанским правоохранительным органам, по сравнению с финансированием их зарубежных аналогов, далеко не сопоставимы. И в первую очередь – заработная плата и социальный пакет, которого нет.

 

– Хотите сказать, что правопорядок стоит денег?

 

– В общем, да. Яркий пример Грузия. Мне доводилось бывать там и во времена СССР, и после того, как президентом стал Саакашвили. Ситуацию с правопорядком в стране он, как известно, изменил кардинально, в том числе и с коррупцией. А начал с того, что, в один день полностью поменял состав правоохранительных органов, одновременно, в несколько раз по сравнению с другими госслужащими поднял зарплату, при этом, включив механизм жесткого контроля над их деятельностью.

Удивительно, но теперь в Грузии никто из граждан в стране не берет и не дает взяток и вознаграждений. Во всяком случае, я не видел и не слышал о каких-то коррупционных проявлениях. Повсеместно установлены небольшие билборды с напоминаниями, что за дачу и получение взяток человеку реально грозит определенный срок лишения свободы. Разумеется, в рамках закона, но без всякой волокиты, какая, к сожалению, еще существует у нас. И люди сейчас там просто бояться допускать подобные правонарушения. Это уже даже не обсуждается.

Существует множество других немаловажных полярных моментов. К примеру, грузинскому участковому, он же дорожный инспектор, при составлении протокола не нужны так называемые понятые. Он составил протокол – все, закон! Они отказались от понятых в процессуальном плане.

В этом сегменте права нам тоже не мешало бы определиться. Ну, что такое, по сути дела, понятые? Свидетели честности полицейского? Это же нонсенс, доставшийся нам со времен бывшего СССР. Получается, государство априори не доверяет полицейскому, как представителю власти, контролируя его процессуальные действия посредством этих самых понятых.

Тогда выходит в органы у нас берут кого попало, и все там не чисты на руку. А для чего тогда спрашивается, существует целый комплекс спецпроверок, если они не отражают истинную картину личности претендента на государственную службу.

 

– В Казахстане возможны ли подобные изменения?

 

– На мой взгляд, возможны, более того, необходимы. Для этого, прежде всего, необходимо просто проанализировать зарубежный опыт. Во-вторых, нужна, разумеется, политическая воля. Хотя это не только от самого президента зависит, но и от его окружения.

Вместе с тем, еще необходима помощь населения, чтобы народ оказывал искреннюю поддержку власти. Как известно, одними силовыми методами установить идеальный правопорядок в государстве очень сложно, если не сказать, практически не возможно. Люди должны сами без какого-либо давления начать уважать действующие в стране законы, которые, кстати говоря, в основном соответствуют международным стандартам.


Поделиться новостью:


adimage