Депутат мажилиса парламента РК Надежда Петухова: КОММЕРЦИАЛИЗАЦИЯ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ УБИВАЕТ ВРАЧЕБНЫЙ ТАЛАНТ

Дата: 15:49, 10-06-2013.

Астана. 10 июня. КазТАГ – Анастасия Прилепская. Казахстанских врачей охватывает та же «болезнь», что поразила западную медицину, - медики перестают клинически мыслить и полагаются только на результаты дорогих аппаратных исследований. О том, как жажда прибыли и любовь к дорогим «игрушкам» губит казахстанскую медицину, рассказала руководитель совета по защите прав пациентов при министерстве здравоохранения РК, депутат мажилиса Надежда ПЕТУХОВА.

 

- Надежда Михайловна, с начала этого года вы являетесь руководителем общественного совета по защите прав пациентов при министерстве здравоохранения. Насколько, по вашему мнению, эффективна работа этого совета, и нужно ли в ней что-то изменить?

 

- Изначально этот совет создавался в 2011 году для эффективного диалога между медиками, пациентами, министерством и общественными организациями в сфере здравоохранения.

Я считаю, что это очень хороша форма, - консультативно-совещательный орган, который может давать рекомендации. Единственное «но» - необходимо переломить формальный подход к работе этого совета, нельзя допускать, чтобы проводились только совещания, а потом - никаких результатов.

Во-первых, об этом общественном совете должно быть больше информации у населения. Во-вторых, сами члены совета должны смотреть, оценивать, на какое лечебное учреждение больше всего жалоб, чем они порождены. Конечно, вызывать руководителя клиники «на ковер», - это слишком, но совету надо понаблюдать за коллективом, может быть, провести собрание с людьми, которые работают в этой больнице, выяснить, изучить причины, почему недовольны пациенты.

То есть, не только совещаться, но и контактировать с врачами, с различными объединениями, представляющими интересы пациентов, и из всего, что они предлагают, стоит брать рациональное зерно. Они часто предлагают хорошие идеи.

 

- А на что чаще всего жалуются люди? Какой в совете механизм реагирования на обращения недовольных пациентов?

 

- За все время существования совета проведено более 60 заседаний, и большинство – по проблемам качества и доступности медицинских услуг. Именно благодаря решениям совета улучшилось лекарственное обеспечение на амбулаторном этапе, полностью стали бесплатными многие препараты для лечения хронических больных, решена часть вопросов по лечению за рубежом по утвержденным правилам.

Тем не менее, количество жалоб и заявлений граждан не снижается. Прежде всего, люди пишут по поводу постановки неправильного диагноза, жалуются на неправильное лечение и в конечном итоге – на ухудшение здоровья. В отдельных случаях сообщают о летальных исходах после неверного лечения. В этой категории лидируют Алматы и Алматинская область.

Есть немало жалоб на необоснованное взимание платы за помощь, которая входит в гарантированный государством бесплатный объем. Такие обращения поступали из Костанайской, Актюбинской, Западно-Казахстанской областей, Алматы и Астаны.

Кроме того, нередко жалуются на неудовлетворительное медицинское обслуживание пожилых людей в стационарах и «ускоренную» выписку их из больниц при плохом самочувствии.

Продолжают поступать претензии по уже набившей оскомину проблеме – простоям медицинского оборудования. К примеру, в результате простоя аппарата УЗИ жители одного из районов Актюбинской области ездили за 320 км в Актобе на обследования.  

Все поступившие обращения изучаются, в случае необходимости направляются для детального рассмотрения в компетентные государственные органы.

 

- Были ли случаи наказания медиков по жалобам пациентов?

 

- Рассмотрением обращений граждан занимается в больше степени не общественный совет, а комитет министерства здравоохранения по контролю качества медицинских услуг, и далее, если они обоснованы, их рассмотрением занимается генеральная прокуратура.

За прошлый год комитетом рассмотрено 1985 обращений, из них 610 или 30,7% признаны обоснованными. Кстати, обоснованность жалоб проверяют эксперты, - уже не практикующие врачи.

Как нигде, ни в одной отрасли, наверное, в медицине наказания очень серьезные, всегда соответствуют тяжести деяния.

Могу привести пример, у нас снесли дачу, пришлось разбираться. Оказалось, какая-то женщина там перепутала, вместо 49 написала 48 кадастровый номер участка. Такая волокита потом, чтоб доказать, надо ходить много раз, и никто ни за что не отвечает. Это потраченное время, нервы, но никто так и не понес наказания, а мне сказали, что 50% номеров участков неправильно внесено в реестр.

Но в медицине, если вдруг у больного осложнение, сразу винят докторов. Конечно, бывают однозначные случаи, когда, например, врач на работе пьяный. Или когда врач действительно не поставил очевидный диагноз, не выполнил необходимых процедур. Но даже если все сделано правильно, все равно, вероятность врачебной ошибки есть.

Не стоит забывать и о том, что у некоторых людей патерналистское отношение, они считают, что за их здоровье отвечает врач. При этом они сами позволяют себе пить алкоголь, курить, вовремя не принимать лекарства. Есть люди, которые не хотят заботиться о своих пожилых родителях и пытаются их «спихнуть» в стационары, чтобы они лежали там до конца своих дней.

 

- Получается, врачи виноваты, но как бы и не виноваты?

 

- Однозначных ответов не бывает. Каждый случай нужно рассматривать индивидуально. Могу сказать только, что 90% врачей в случае смерти пациента очень сильно переживают. Когда у меня на участке ребенок умер, я три дня дома не могла ни готовить, ничего делать вообще. Конечно, есть бездушные люди, но большинство врачей не такие.

И еще, врачом не каждый может быть. Выбирая эту профессию, человек должен быть готовым к самопожертвованию, потому что в любой момент может быть тяжелая ситуация, придется помогать. Врач сам себе не принадлежит, придется работать и в выходные, и в праздники.

 

- Но нередко люди выражают недовольство тем, что на посещение специалиста в поликлинике можно потратить целый день, записавшись за месяц вперед, и не попасть на прием?  Часто ли в возглавляемый вами совет поступают жалобы на работу поликлиник?

 

- Да, я также слышу очень много нареканий в адрес действующих поликлиник. Жалуются в основном на большую очередность, вызванную волокитой и бюрократизмом при осмотре больного. Врачи заняты не лечением, а заполнением огромного количества бумаг.

Кроме того, администрация поликлиник не всегда рационально планирует графики приема специалистов. Страдает квалификация как врачей ПМСП, так и медицинских сестер. Некоторые из них назначают излишнее количество инвазивных исследований и не стараются выслушать больного, понять причину его заболевания и, соответственно, правильно поставить диагноз.

Сейчас у отдельных медиков, в том числе и в поликлиниках, исчезло чувство сострадания к больным и искреннее желание помочь им. Им стало проще направить пациента на различные виды дорогостоящих процедур.     

За период моего руководства общественным советом вопрос о работе поликлиник не выносился на повестку дня, но я заверяю, что в ближайшее время этот вопрос обязательно будет поднят и детально изучен.  

 

- Напрашивается горький вывод: врачи перестали пытаться помогать больным?

 

- У нас некоторые врачи уже перестали думать. Они даже не хотят интерпретировать данные лабораторных, инструментальных и высокоспециализированных исследований. Ждут только, что компьютерная томограмма (КТ) покажет.

Еще во время работы в первой детской больнице как-то утром провожу планерку, врач говорит, что нужно сделать КТ, крошечке весом 2 кг. Для КТ или ЯМРТ (ядерная магнитно-резонансная томография – КазТАГ) ребенку надо делать наркоз. Врач не думает, насколько вреден наркоз для младенца! И что она там хочет найти, если перинатальную патологию можно определить по симптомам?

Врач должен смотреть на внешний вид больного – глаза, состояние кожи, интересоваться образом жизни. А сейчас разве с пациентами разговаривают? Коммерциализация здравоохранения убивает врачебный талант. На приеме деньги гребут с этих несчастных больных, вот что самое страшное.

 

- Однако все они учились не один год и имеют соответствующие дипломы, сертификаты и подтверждения квалификации…

 

- Я считаю, что отбор в медицинские университеты должен быть, как в Гарварде, с тестированием и исследование при помощи энцефалографа.

Такой метод применяется у нас в Восточном Казахстане для тестирования педагогов. Там институт усовершенствования, они посмотрели, что многие педагоги «выгорают»,  к 45 годам они уже не могут на этих детей смотреть, ненавидят работу. И переутомление видно по результатам обследования, тогда такие учителям предлагают уйти работать библиотекарем или еще где-то, где меньше нагрузки.

Так же и врачей надо проверять, чтобы знать, может врач мгновенно реагировать на какую-то ситуацию или он при виде больного сам готов в обморок упасть.

 

- Согласно данным минздрава, каждая шестая жалоба пациентов выражает недовольство медобслуживанием в стране. Как, на ваш взгляд, программа «Саламаты Казахстан» успешна или терпит фиаско?

 

- Я бы не сказала, что эта программа потерпела фиаско. Она не провалилась, просто как в любой реформе, не все бывает гладко. Все новое требует усовершенствования, чтобы получить хороший результат.

 

- Тогда как вы можете прокомментировать ситуацию с Единой информационной системой здравоохранения (ЕИСЗ)? Ведь не первый год уже из минздрава идут обещания, что будет введен электронный учет больных, отчетность и консультации через интернет, а всего этого до сих пор нет.

 

- Единая информационная система - застарелая болезнь здравоохранения. К сожалению, нет хорошего программного обеспечения, его надо приобретать. Программы, которые установлены у нас сейчас, постоянно требуют обновления, и в результате приходится делать по 70 обновлений в год. То есть, не успевают в больнице проверить и ввести данные, как уже обновляется все.

Кроме того, в медучреждениях устарели серверы, устарели сами компьютеры. В регионах скорость интернета очень низкая, оснащение компьютерами тоже хромает. Что говорить о регионах, если в одной из поликлиник Астаны мы столкнулись с тем, что врач со своего личного компьютера передавала данные, потому что на работе у нее компьютеру более 8 лет.

 

 

- Спасибо за интервью.


Поделиться новостью:


adimage