Директор КИСИ Булат СУЛТАНОВ: КАЗАХСТАНУ НУЖНЫ СИЛЬНЫЕ СОСЕДИ И СОЦИАЛЬНАЯ СПРАВЕДЛИВОСТЬ

Дата: 14:41, 28-12-2011.

Алматы. 28 декабря. КазТАГ – Мадина Алимханова. Казахстану нужны сильные соседи для противостояния финансовым кризисам, а для сохранения спокойствия внутри страны необходимо соблюдение социальной справедливости, считает директор Казахстанского института стратегических исследований при президенте РК Булат Султанов. О том, с какими проблемами может столкнуться Казахстан, и что требуется нашей стране для спокойной и стабильной жизни, он рассказал в интервью КазТАГ.

 

- Булат Клычбаевич, сейчас много говорят о грядущей второй волне кризиса. Какова вероятность, что эти прогнозы сбудутся, и готов ли Казахстан этому противостоять?

 

- У нас был азиатский кризис 98 года, через 10 лет пришел другой кризис, мировой, который мы еле-еле пережили. Если обычно между кризисами был промежуток 10 лет, то сейчас мы, не выйдя из одного кризиса, уже находимся под угрозой свалиться в штопор другого.

Этим все будет определяться, потому что денежная масса в мире растет, и мы сейчас сталкиваемся с такой ситуацией, что основным игроком на мировой финансово-экономической сцене является не государство, а транснациональные корпорации. Они не признают интересов того или иного государства, того или иного народа, а проводят свою политику. Эгоизм транснациональных корпораций приводит к тем катаклизмам, которые мы сейчас наблюдаем. Поэтому если раньше у нас были тенденции к тому, что нужно сокращать роль государства в связи с глобализацией, стиранием границ, то события прошедшего кризиса показали необходимость сильной роли государства, потому что на самом деле инструментом защиты населения является национальное государство.

 

- Происходящие сейчас интеграционные процессы – это защита от кризиса или угроза нашей экономике?

 

- И Казахстан, и Россия являются развивающимися странами, обладающими большими запасами нефти и газа, а также такого необходимого элемента для наноиндустрии, как редкоземельные металлы. Поэтому мы с Россией находимся в одной лодке, мы хотим совершить индустриально-инновационный прорыв, выйти из ранга сырьевых государств. Так что нам с Россией делить нечего, нам нужно выступать вместе одной группой. Нам выгодно, чтобы Россия была сильным, развитым государством. Нам выгодно, чтобы Китай был сильным, развитым государством. Тогда мы, как страна, которая граничит с этими двумя государствами, будем себя чувствовать нормально.

Поэтому я выступаю за интеграцию с Россией, Беларусью, хорошо бы, чтобы еще Украина присоединилась. Я выступаю за тесное сотрудничество с Китаем в рамках ШОС. Это должно быть и военно-политическое, и торгово-экономическое и культурно-гуманитарное сотрудничество. Чем больше таких региональных организаций, тем больше гарантий от воздействий всех возможных мировых экономических и финансовых кризисов.

 

- В резервном фонде сейчас достаточно средств, чтобы противостоять возможным катаклизмам в финансовой сфере. Если мы будем поддерживать более слабые государства, не ослабит ли это нашу способность противостоять новой волне кризиса?

 

- С одной стороны мы заинтересованы в сотрудничестве с Россией и Беларусью, и в то же время высказываются опасения, нужно ли нам сотрудничать с Кыргызстаном. Да, это потребует от нас дополнительных финансовых ресурсов, это потребует большой нервотрепки, но представьте, если рядом с нами будет слабое, разваливающееся государство, которое будет выплескивать на территорию нашей страны толпы мародеров, бандитов, уголовников, а наши правонарушители будут скрываться в направлении такой страны? Поэтому при всех минусах, плюсом будет то, чтобы мы содействовали превращению Кыргызстана в стабильное, сильное, управляемое государство.

Не забывайте, что Кыргызстан и Таджикистан – это два высокогорных государства, там начинаются две самые большие реки Центральной Азии – Амударья и Сырдарья. Поэтому проблемы, которые будут в Кыргызстане, будут падать на головы казахстанцев. Единственное средство – это помочь нашему братскому кыргызскому народу. Если там возникнет политический  вакуум, то неизвестно, чем он заполнится. Если там придут к власти представители наркомафии или радикальные исламские деятели, то это будет еще хуже.

 

- Есть мнение, что за массовыми беспорядками, революциями и т.п. как правило, стоят внешние силы. Не угрожает ли что-то подобное нашей стране?

 

- Обычно при таких потрясениях так чисто заметаются следы, что, например, даже сейчас, спустя почти 100 лет, очень трудно доказать, кто привел Ленина к власти – то ли народные массы, то ли германская разведка…

Я считаю, что в таких событиях есть сочетание внутриполитических и внешнеполитических факторов. Вспомните аварию на атомной электростанции в Фукусиме в прошлом году. Сразу же возник кризис энергетической отрасли, сразу прекратилось или было заморожено строительство атомных электростанций и резко возросло значение нефти и газа. А по данным международных экспертов, в ближайшие 25 лет 80% энергоносителей будут составлять нефть и газ. Посмотрите, где происходят эти все революции? В странах, где добывается нефть – Персидский залив, Ливия, Сирия, или в странах, через которые будут проложены трубопроводы.

На Каспийском море сейчас расположен один из крупнейших резервуаров нефти и газа и, конечно, внимание к Каспийскому морю будет усиливаться, потому что сейчас все страны заинтересованы в развитии наукоемких производств, а наукоемкие производства без электроэнергии – это просто абсурд. Электроэнергию можно выработать из нефти и газа. Вот вам внимание к Каспийскому региону. А кто там находится? Иран, Туркменистан, Казахстан, Россия и Азербайджан. Посмотрите на ситуацию в этих странах, и вы увидите попытки внутриполитической дестабилизации, угрозы прямого военного вторжения в эти страны и попытки тех, кто пытается разыграть игру на каспийской шахматной доске.

 

- В этом году Казахстан столкнулся с проявлениями экстремизма и терроризма. Тут есть какая-то связь?

 

- Не ищите экстремизма там, где его нет. У нас получается так, что любое бандитское действие мы сразу называем экстремизм, терроризм и прочее. Терроризм – это проведение каких-то действий с целью запугивания населения, это взрывы, это убийства массы людей. Я думаю, что у нас не рост экстремизма, а рост недовольства нарушением социальной справедливости.

Социальная справедливость заключается в том, чтобы право поступить в вуз имел тот, кто хорошо учится, а не тот, у кого есть связи. Медицинскую помощь должен получить тот, кто в ней нуждается, а не тот, у кого дядя работает главным врачом. Квартиру должен получить тот, кому она нужна, а не тот, у кого дядя работает в акимате. Вот, что возмущает людей.

Поэтому все партии, которые сейчас выходят на финишную прямую, должны сосредоточить свое внимание именно на этом. Я полностью поддерживаю всеобщее декларирование доходов и введение налога на роскошь. Если у тебя двухэтажный особняк, если у тебя «Майбах», ты должен платить налог на роскошь, чтобы эти деньги мы могли перераспределить для многодетных матерей, для инвалидов, для тех, кто не может себе заработать деньги. Вот это справедливое перераспределение сразу поднимет авторитет действующей власти.

 

- Кстати, о власти. Первым важным событием 2012 года станут выборы в мажилис и маслихаты. Какая партийно-политическая система была бы для Казахстана оптимальной?

 

- Я не понимаю тех, кто призывает бойкотировать выборы. Это, как правило, политические банкроты или те, кто понимает, что им на выборах делать нечего и поэтому они делают хорошую мину при плохой игре.

Нам нужен парламент и нам нужно создание такой партийно-политической системы, при которой у нас должен быть наряду с правым центром, сильная, авторитетная левоцентристская партия, которая  будет выражать интересы лиц наемного труда. Нам не нужна коммунистическая идеология, нам нужна нормальная социал-демократическая идеология. Такая партия левого центра должна опираться на реанимированное профсоюзное движение. При этом нам нужно учитывать, что эта модель будет формироваться на фоне перехода от президентской республики к президентско-парламентской.

То есть, у партии «Нур Отан» должно быть правое крыло, которое будет тяготеть к правому центру, и левое крыло, которое будет тяготеть к лицам наемного труда, левее должна быть социалистическая и социал-демократическая партия, еще левее – коммунистическая партия.

К сожалению, мы сталкиваемся с тем, что у нас очень много партий и общественных организаций, которые будут выступать с национальными требованиями. Они выступают в защиту только одного этноса. Я считаю, что все развитые страны это прошли, и нам тоже надо переболеть этой болезнью.

 

- Не послужит ли это усилению напряженности в обществе?

 

- В советское время был такой лозунг «Революция – это локомотив истории». Однако август 91-го в России породил октябрь 93-го – расстрел Белого дома.

Посмотрите, что происходит в Северной Африке, в Тунисе, Ливии, Египте. Люди выступали за повышение своего материального благосостояния, а теперь их материальное благосостояние упало в разы и на то, чтобы поднять его до уровня хотя бы дореволюционного понадобятся годы, если не десятилетия.

То, что произошло в Жанаозене, еще раз показало, что благими намерениями вымощена дорога в ад. То есть, любая попытка радикальных действий приводит к таким последствиям, какие мы сейчас видим в Жанаозене.

Я думаю, что лидеры политических партий, которые сейчас пытаются овладеть думами народа, должны очень четко понимать возможные последствия таких действий.

У нас происходят ненормальные явления, когда во власть стремятся люди, которым не до интересов широких народных масс. Недавно я прочитал такой анекдот: «По городу шла улыбающаяся девушка с кирпичом в руках. И ей уступали дорогу все, включая трамваи. Улыбайтесь чаще». Некоторые наши политические деятели напоминают мне эту девушку. Правда, некоторые кирпич держат за пазухой, а некоторые с кирпичом в руках ходят. И, конечно, основная масса наших избирателей их просто не поддержит, потому что люди хотят жить спокойно и мирно.

 

- Спасибо за интервью!


Поделиться новостью:


adimage