Эрик Байжунусов: Говорить о бонусах в системе соцмедстрахования пока преждевременно

Дата: 15:22, 02-07-2019.

Алматы. 2 июля. КазТАГ – Владимир Радионов. Наш материал о бонусах в системе социального медицинского страхования («Бонус? Нет, не слышали» от 21 июня 2019 года) вызвал интерес в Фонде соцмедстрахования (ФСМС). Свое видение проблемы решил изложить заместитель председателя правления ФСМС Эрик Байжунусов. Однако наш разговор вышел далеко за пределы обсуждения льгот, коснувшись ряда вопросов внедрения медицинского страхования, с которыми всем казахстанцам придется столкнуться через полгода.

 

- Эрик Абенович, так что же все с бонусами для здоровых людей в будущей системе? Если провести аналогии со страхованием автолюбителей, то там учитывается класс водителя, безаварийное вождение, и чем лучше эти показатели – тем дешевле стоимость страховки. Понятно, что сами взносы никто снижать не будет, но различные льготы могут существовать внутри системы.

 

- Считаю, что пока о бонусах говорить преждевременно. Здесь важно понять один принципиальный момент, чем принцип социального медстрахования отличается от накопительного типа медстрахования. Рыночная (накопительная) модель как раз зачастую и привлекает клиентов различными бонусами. Соцмедстрахование отличается тем, что фонд, вне зависимости от взноса в систему, позволяет на выходе каждому участнику получать одинаковый пакет услуг. Повторюсь, что на начальном этапе, этапе внедрения, говорить о каких-то бонусах преждевременно. Когда система заработает и будет поступать достаточно средств, чтобы покрывать объемы пакетов и гарантированного объема бесплатной медпомощи (ГОБМП), и обязательного социального медстрахования (ОСМС), такие меры будут разработаны и внедрены.

 

- То есть, теоретически это возможно?

 

- Да, и если смотреть на некоторое время вперед, соцмедстрахование предполагает плавный переход к так называемой персонифицированной медицине, когда здоровье каждого человека будет отслеживаться в одной системе в течение всей его жизни. Тогда с бонусами все будет проще – чем здоровее человек, тем больше у него будет возможностей реализовывать некие льготы в виде дополнительных услуг.

 

- Насколько я знаю, льготы существуют в Германии – стране, которая первой пришла к медицинскому страхованию…

 

- Ну в Германии и иной размер взносов, в среднем – до 25%, но это зависит от того, в какой больничной кассе гражданин обслуживается. Там действительно одна страховка может быть на всю семью и т.д. Но базовый пакет по стране – он тоже одинаков.

 

- С другой стороны, не может ли быть перекоса в другую сторону: человек будет не проходить, а «покупать» профосмотр, чтобы выглядеть здоровым и накапливать количество возможных льгот?

 

- Здесь надо понимать один существенный момент: соцмедстрахование – не накопительная система. Принцип такой: отчисляя в фонд проценты от своего заработка, в случае болезни услуги будут оплачиваться каждому участнику вне зависимости от внесенных средств. Солидарная система подразумевает, что здесь нет индивидуальных накоплений. Это общемировая практика, система справедливости.

 

- Какая же тут справедливость? Здоров ли, болен ли человек – взнос одинаков.

 

- Давайте будем смотреть, что даже при автостраховании, если мы уж с этой системой начали проводить аналогии, в случае ДТП стоимость услуг очень высока применительно к медицине. Если человек, всю жизнь серьезно не болевший, лет в 80 обнаружит у себя злокачественные образования, накопленных за всю жизнь средств ему не хватит, чтобы оплатить лечение. Справедливость распределения средств между всеми слоями населения заключается в том, что те, кто сейчас болеет, получают из фонда необходимое количество денег, а те, кто не болеют, – обеспечивают свое будущее.

 

- Если посчитать приблизительно, суммарный доход фонда (3% от средней зарплаты в Т160 тыс., помноженные на 18 млн человек населения) составит в год порядка Т1 трлн. Этих денег достаточно на покрытие всех медзатрат? Или государство, помимо того, что страхует 15 категорий лиц за свой счет, будет вкладывать еще некий объем средств в здравоохранение?

 

- Мы ожидаем в следующем году поступления в фонд в размере Т1,6 трлн. В этом году на здравоохранение было выделено Т972 млрд, и дефицит на виды услуг, наиболее востребованных населением, составляет более Т600 млрд, настолько недофинансирована сфера здравоохранения на сегодняшний день. И это я говорю именно о первоочередных услугах. Чтобы система была устойчивой и отвечала всем потребностям граждан, нужно доводить финансирование до 5% от ВВП.

 

- И размеры взносов работодателей и работников это позволяют?

 

- Актуарные расчеты трат на медицину за последние 18 лет делались три раза. В нулевых годах, когда разрабатывалась первая госпрограмма по реформированию и развитию здравоохранения, когда были рассчитаны национальные счета здравоохранения и весь объем необходимых средств. В 2010 году эти цифры были перепроверены, освежены, как подготовительный этап к внедрению ОСМС. Тогда было централизовано финансирование всех видов стационарных услуг. В 2017 году было централизовано финансирование амбулаторных услуг и был создан единый стратегический закупщик медуслуг – в лице фонда ОСМС. То есть создание ФСМС – это результат планомерной работы на протяжении последних 10 лет.

Что касается взносов, работа над вычислением их размеров велась последние два года, и первоначально размеры предполагались чуть выше, чем сейчас. После возражения бизнеса о том, что процент высок, мы пересчитали и нашли золотую середину. Задача – поэтапно довести взносы работодателя и работника в общей сложности до 5%, и тогда объем средств, необходимых на первом этапе, будет достигнут.

Если говорить о 5% от ВВП на здравоохранение, то эта цифра будет формироваться из трех источников: бюджета (государство берет на себя полностью финансирование ГОБМП и страхует представителей 15 льготных категорий населения), обязательных взносов работодателей и работающих граждан, и добровольного медстрахования.

Для чего это делается? Сегодня здравоохранение финансируется на 42% из кармана пациентов – это платные услуги, обращения в частные клиники, покупка медикаментов и т.д. Такая система считается неустойчивой. И это непозволительно во время переходного этапа – государство должно максимально защитить своих граждан. И вот экономическим путем было доказано, что модель, которую я очертил, позволяет наиболее устойчиво развивать сферу медуслуг.

 

- Предполагается ли с внедрением ОСМС расширение списка бесплатных услуг? Сегодня, например, при диагностике одного заболевания УЗИ делается бесплатно, а МРТ – уже на платной основе. Изменится ли эта картина?

 

- Лечебный процесс состоит, как правило, из пяти этапов: профилактика, диагностика, лечение, реабилитация и выздоровление или паллиативная помощь. Мы всегда говорили, что медицина у нас бесплатная, но четкого списка, что входит в ГОБМП, не было. Поэтому пациент попадал в зависимость от системы, не мог понять, что платно, а что бесплатно. Поскольку все эти этапы были недофинансированы, а некоторые вообще не финансировались, в этой мутной воде возникали всякого рода перегибы и злоупотребления.

Появившиеся в нынешнем году два пакета – в рамках ГОБМП и в рамках ОСМС – впервые представляют четко очерченные границы между бесплатными и платными услугами. Все, что входит в эти два пакета, будет оказываться гражданам бесплатно. Если в лечебном процессе необходима реабилитация, паллиативная помощь, дорогостоящие исследования, то средства, которые поступят в фонд в следующем году, будут направлены на расширение перечня именно этих услуг. Будет расширяться перечень амбулаторно-лекарственного обеспечения. Также будут увеличиваться амортизационные расходы и, в первую очередь, повышение зарплаты медработников.

В целом, весь лечебный процесс должен быть адекватно финансирован, иначе если что-то не попадает, автоматически становится платным. Остро это ощущается в лекарственном обеспечении, стоматологических услугах, различных лабораторных исследованиях и других услугах.

 

- Кстати, о бесплатном лекарственном обеспечении. Какие изменения оно претерпит? Сойдут ли на нет скандалы с несвоевременным обеспечением льготников лекарствами, которые сегодня происходят то и дело?

 

-Скажу, что закупом занимается СК «Фармация», специально созданная организация и мы в процесс закупа не вмешиваемся. Мы, как генеральный закупщик, закупаем услугу у СК «Фармация», то есть выделяем деньги на количество выписанных рецептов: отслеживаем ситуацию на начало и конец месяца и выделяем средства по количеству отоваренных рецептов. Если слышали, в прошлом году была озвучена экономия средств на лекарственное обеспечение в размере более Т20 млрд – это связано с тем, что мы стали вести персонифицированный учет каждого рецепта. Единственное, что я могу добавить, – в рамках ОСМС линейка бесплатного лекарственного обеспечения будет расширяться. Также минздравом готовится увеличение перечня бесплатных медикаментов для социально уязвимых граждан – многодетных семей, детей до 5 лет, людей старшего поколения.

 

- Вы упомянули, что с внедрением ОСМС будет решен вопрос с повышением зарплаты медработников. А увеличится ли количество врачей, в частности, узких специалистов, очередь к которым сегодня выстраивается на неделю вперед?

 

- Вопрос интересный. По числу врачей, подготовленных и работающих в системе, Казахстан входит в ведущую десятку стран. То есть, собственно, врачей у нас предостаточно, вопрос в том, где они у нас сконцентрированы. Основная масса квалифицированных врачей на амбулаторном уровне работают в частном секторе, а когда мы говорим о нехватке узких специалистов в поликлиниках – мы говорим о проблеме государственного здравоохранения государственных поликлиник.

Как решить эту проблему? Мы, фонд, как нейтральное звено между МЗ и больницами, выполняя роль закупщика услуг, выставляем единые требования для вхождения в систему поставщиков, и нам без разницы, какова форма собственности этого поставщика. То есть мы создаем привлекательный конкурентный рынок и заинтересованы в привлечении максимального количества участников. Это в перспективе кардинально должно решить и вопрос кадров, и вопрос заработной платы.

Когда мы говорим о хронически низкой зарплате медработников – мы опять же говорим о проблеме государственных поликлиник. Почему зарплата у них низкая, а у частников – высокая, несмотря на то, что мы платим по одному тарифу и тем, и другим? Это вопрос менеджмента. Когда система рыночных механизмов управления заработает и в государственных клиниках (а у нас в базе данных сейчас 50% поставщиков – это частники, и мы ожидаем увеличение до 70-80%), вопросы дефицита и зарплаты отпадут сами по себе. Главврачи госклиник уже сейчас должны задуматься о том, как работать в этой системе, иначе не получат от фонда ни тиына, потому что растеряют пациентов. У нас главный принцип – деньги идут за пациентом. Больше не будет финансирования количества этажей, коек, врачей.

 

- Когда деньги идут за пациентом, возможны приписки – врачи будут выдумывать у больного мнимые заболевания и получать деньги ни за что. Эта проблема разрешима?

 

- Это глобальная проблема. Приписки – это медицинское мошенничество. Но мы надеемся, что у нас в этом вопросе наступит наконец прозрачность. За счет чего? Во-первых, информационные технологии. До настоящего момента у нас бытовали бумажные истории болезней, они не были интегрированы в единую систему слежения. Сейчас, с учетом, что у нас создана единая информационная система (какая-никакая, но она работает), мы видим каждого пациента – когда он обратился в амбулаторию, пролечился в стационаре, какое лечение принимает. И нам ничего не мешает пройти обратный маршрут – от настоящего момента до того, когда и с чем он пришел к врачу, и проверить анамнез, диагностические процедуры, назначения и так далее. И мы все клиники предупреждаем, что в случае обнаружения приписок следуют штрафные санкции. Суммы штрафов могут составлять 300-кратную стоимость самого лечения.

Далее, чтобы подписать с нами договор, любая клиника должна доказать свою состоятельность: иметь определенный штат специалистов, опыт на рынке оказания медуслуг, и любую оказанную услугу мы проверяем на соответствие утвержденным в системе стандартам. Если услуга была поставлена не до конца или некачественно, мы не просто не оплачиваем ее, мы штрафуем. Пациент должен знать, что любой вид его лечения проверяется фондом.

Сейчас, конечно, есть недопонимание, есть и приписки, особенно у тех, кто привык работать по старинке и уповать только на бюджетные деньги. Но это болезнь роста, я думаю, пройдет год-два (а частные компании, которые рвутся на этот рынок, требуют равного к себе отношения), эти проблемы исчезнут.

 

- Первая попытка внедрения страховой медицины в Казахстане закончилась скандалами, в частности, выводом за рубеж денег, которые вносили казахстанцы. Есть ли уверенность в том, что вторая попытка будет успешнее, чем первая?

 

- Различие между Фондом обязательного медстрахования (ФОМС), о чем вы говорите, и Фондом ОСМС в том, что первый был коммерческим предприятием, работал по рыночным принципам и накопительной системе. Это как раз позволяло ФОМСу заниматься не только оплатой услуг, но и коммерческой деятельностью, в частности, закупом лекарств и т.д. Сейчас все эти риски убраны: фонд является некоммерческой организацией, любой вид коммерческой деятельности нам запрещен, мы всего лишь оплачиваем услуги поставщиков в зависимости от их количества и качества, все средства находятся в Нацбанке, риск их нецелевого использования минимизирован.

 

- Спасибо за интервью!

Поделиться новостью: