Генеральный директор «КазТрансГаз-Тбилиси» Санджар ШОКАТАЕВ: «КАЗАХСТАН ЖДЕТ БЕЗОГОВОРОЧНОГО ВОЗВРАЩЕНИЯ СВОЕГО АКТИВА»

Дата: 10:04, 04-04-2013.

 

Тбилиси. 4 апреля. КазТАГ - Информационное агентство КазТАГ продолжает следить за инвестпроектами Казахстана за рубежом. После первого материала о компании «Мангистаугеология», столкнувшейся с грузинской бюрократией, мы снова возвращаемся к теме инвестиций Казахстана в Грузию.

Как известно, министр энергетики Грузии трижды за последнее время призывал казахскую сторону начать переговоры о возвращении казахстанского менеджмента в «КазТрансГаз-Тбилиси», где с 16 марта 2009 года действует режим специального управления. В компании недоумевают: почему в прошлом известный футболист, а ныне вице-премьер правительства Грузии Каха Каладзе общается с руководством газораспределительной сети через прессу? В грузинской столице постоянно находится гендиректор предприятия, но ни он, ни кто-либо в Астане до сих пор не получали никаких официальных обращений по этому вопросу.

Глава «КТГ-Тбилиси» рассказал о сложившейся ситуации в интервью корреспонденту КазТАГ.

 

- Как в компании восприняли заявления Каладзе?

 

- С удивлением. Он призывает казахстанскую сторону начать переговоры, как будто мы не заинтересованы в возвращении собственной компании. Однако эти призывы звучат лишь в прессе, и у нас до сих пор нет никакого официального документа. Мы даже не знаем, с кем именно следует разговаривать. Заявления делает министр энергетики, однако с формальной точки зрения наши проблемы связаны с министерством финансов. Мы не имеем на руках никакого письма, в котором было бы сказано, куда, к кому и когда нам явиться!

 

- Может, в правительстве Грузии тоже не знают, к кому обращаться?

 

- Вернемся на полгода назад. Когда в октябре в Грузии пришло к власти новое правительство, у меня состоялась встреча с Кахой Каладзе. 17 ноября Тбилиси посетила правительственная делегация Казахстана во главе с заместителем премьер-министра Ерболом Орынбаевым. В ее состав вошли министр финансов и министр транспорта, который также является сопредседателем казахстанско-грузинской межправкомиссии по торгово-экономическом сотрудничеству. Я был включен в состав этой делегации, мы встречались с членами грузинского правительства, финальную встречу провели с Каладзе. Когда был поднят вопрос «КТГ-Тбилиси», мы отметили, что исчерпали все возможности диалога с прежними властями Грузии, и попросили новые власти решить этот вопрос.

Каладзе заверил, что переговоры возобновятся в ближайшее время. В свою очередь, Орынбаев отметил, что представитель «КазТрансГаза» постоянно находится  Грузии, и что я, как гендиректор «КТГ-Тбилиси», уполномочен вести все переговоры. Если же дело приблизится к финалу, то из Казахстана прибудет представительная делегация, чтобы закрыть этот вопрос. Возражений не было.

Прошло более четырех месяцев - и до сих пор дело не сдвинулось с мертвой точки. Лишь в последнее время мы прочитали в СМИ о том, что грузинская сторона готова к переговорам и нужно урегулировать проблему задолженности. Хочу подчеркнуть, что мы не отказываемся от долга, из-за которого в свое время в компанию был назначен спецуправляющий, но мы категорически не согласны с такой постановкой вопроса.

 

- Чем это вызвано?

 

- Мы считаем, что крайне несправедливо ставить вопрос в такой форме после четырех лет работы специального управляющего и, главное, на фоне результатов, к которым привело спецуправление. $40 млн, которые «КазТрансГаз-Тбилиси» задолжал поставщику в лице государственной Корпорации нефти и газа Грузии, на сегодняшний день превратились в $43 млн. Как это получилось? Ведь компания работала все эти четыре года и аккумулировала достаточно большие средства, которые должны были пойти на погашение задолженности!

Поэтому нужно сесть и посчитать все, что происходило с марта 2009 года, сверить дебит с кредитом и потом уже говорить о выплате долга. Может, в реальности компании осталось выплатить только $10 млн, или мы уже вообще ничего не должны? Пусть правительство Грузии проверит - все цифры есть в бухгалтерии компании, к которой у нас нет доступа.

Еще раз подчеркну: мы не отказываемся от обязательств и заплатим все долги. Но сейчас Казахстан ждет безоговорочного возвращения своего актива - компании, которую у нас отняли по сфабрикованному за один день решению суда - и только потом можно говорить о задолженности.

 

- Как образовался этот долг и почему он не сократился за четыре года?

 

- Корпорация нефти и газа, по условиям очень жесткого контракта, заставляла нас делать 100%-ную предоплату до начала месяца поставки. А деньги за этот газ мы собирали в течение месяца, который следует за месяцем поставки. Поэтому образовывался двухмесячный кассовый разрыв, который привел к возникновению 40-миллионного долга перед поставщиком. В то же время у нас была дебиторская задолженность со стороны абонентов – это население Тбилиси и юридические лица - которая составляла порядка $30 млн. Надо было лишь немного подождать, и компания за счет собранной дебиторки выплатила бы большую часть долга. А что касается остатка, то не исключено, что его покрыла бы головная компания «КазТрансГаз».

В общем, при наличии доброй воли можно было договориться. Но правительство Грузии решило ввести спецуправление. Ладно, может на то были какие-то политические или внутренние причины - сейчас это не важно, того правительства уже нет. Но когда новое правительство ставит вопрос о выплате $40 млн и лишь потом готово вернуть компанию, рождается вопрос - неужели за полгода пребывания у власти оно не могло проверить, что происходило в «КТГ-Тбилиси» за последние четыре года? Ведь в 2009 году спецуправляющий собрал нашу 30-миллионную дебиторку. В 2010 году ему значительно улучшили тариф - снизилась входящая цена на газ, и предприятие стало получать дополнительный доход.

Кроме того, спецуправляющему значительно облегчили режим оплаты - он получил рассрочку платежа в 55 дней, что позволяло избежать кассовых разрывов и, соответственно, штрафов, которые составляли существенную часть нашего долга. Компания оказалась в благоприятных условиях, а зарабатываемые ею средства должны были пойти на погашение долга. Но этого не произошло.

 

- Куда же делись деньги?

 

- А вот тут начинается самое интересное. Спецуправляющий аккумулировал средства, но не пускал их на погашение задолженности, а держал на счету. Тем самым не исполнялось постановление суда о введении режима спецуправления - то есть, нарушался закон. Тем временем на основной долг накручивалась пеня в размере 18% годовых. В итоге набежало около $25 млн дополнительно к $40 млн основной суммы. И только осенью прошлого года, когда в Грузии прошли выборы, спецуправляющий единовременно перечислил в бюджет все, что накопил, - это 35 млн лари, более $21 млн. Но теперь эти деньги ушли не на погашение основной суммы долга, а на выплату процентов.

То есть, получилось, что компания три с половиной года работала вхолостую. Долг не только не уменьшился - напротив, задолженность выросла, и на сегодняшний день составляет порядка $43 млн. Откуда дополнительные 3 миллиона? Это остатки штрафных сумм. Таким образом, действия спецуправляющего не только не привели к улучшению финансового положения компании - для чего, собственно, и было назначено спецуправление - а напротив, вогнали «КТГ-Тбилиси» в еще большие долги.

 

- Но оказались весьма выгодными для госбюджета Грузии…

 

- Именно. Министерство финансов Грузии получило 35 млн лари в виде штрафов и еще претендует на $43 млн. Выиграл господин Хетагури, который был министром энергетики в период назначения спецуправляющего, а затем до осени 2012 года являлся министром финансов. Так что, если у нового правительства Грузии есть к казахстанской стороне вопросы по задолженности, то и у нас есть вопросы к грузинской стороне. Ведь спецуправляющий три с половиной года не погашал основную сумму долга, держал деньги на депозите, а кредитор в лице министерства финансов не изымал эти средства в инкассовом порядке. Они накручивали пеню, потом изъяли собранные деньги и еще претендуют на основную сумму долга!

Сейчас министр энергетики К. Каладзе или министр финансов Нодар Хадури могут сказать, что это не их проблемы, что тогда было другое правительство, но это также и не наши проблемы, поскольку чиновники меняются, а мы имеем дело с государством. Нам не важно, кто возглавляет то или иное ведомство. Компанию у нас отобрало правительство Грузии. Сейчас это правительство возглавляют другие люди. Они могут исправить то, что сделали их предшественники - или получается, что они одобряют действия прежнего правительства.

 

- Почему министерство финансов оказалось кредитором «КТГ-Тбилиси»?

 

- Потому что долг компании перед Корпорацией нефти и газа был переписан на минфин - причем без нашего ведома. На данном этапе я не знаю, чем это для нас чревато, но примечателен сам факт - то, что у нас, как у акционера, как у собственника компании, никто даже не спросил. Это - еще один вопрос, который мы можем оспорить. Ведь одно дело - быть должным другой компании, пусть и государственной, и совсем другое дело - быть должным государству.

 

- Принесло ли спецуправление вашей компании что-нибудь позитивное?

 

- Когда мы приняли предприятие в 2006 году, убытки доходили до $30 млн в год. Сейчас компания способна генерировать небольшую прибыль. В газовом бизнесе самое главное - тариф. На протяжении всех трех лет нашей работы входящая цена на газ была убыточной. Мы с самого начала просили справедливого тарифа, и нам его все время обещали, но поменяли только потом, для спецуправляющего. С этим тарифом мы и сами бы комфортно работали.

Так что первый плюс - изменился тариф. Второй - изменились условия оплаты закупаемого газа, теперь нет кассовых разрывов. Третий - спецуправляющий уменьшил административные расходы и в два раза сократил фонд заработной платы. Социальный аспект этого шага - отдельный вопрос, но в финансовом плане это - сохраненные деньги для компании.

Кроме того, спецуправляющий говорит об успехах в сокращении потерь газа в системе до 14%. Я эти цифры не проверял, но будем верить. Впрочем, тут, я думаю, мы и сами могли бы за 4 года добиться не худших результатов. Ведь в 2006 году, когда мы вошли на предприятие, потери составляли 57%, и ко времени введения спецуправления мы сократили их более чем в два раза, до 20-22%. Не исключаю, что в условиях нашего менеджмента потери сегодня были бы еще меньше! Я говорю это потому, что в сети SOСAR в регионах Грузии потери доведены до 2% - а ведь там на ключевых позициях работают наши бывшие кадры, которых уволили при спецуправляющем.

 

- Когда речь заходит о вашей компании, в Тбилиси поднимают вопрос о взаимозачете долгов, имея в виду госдолг Грузии перед Казахстаном. Как к этому относятся в Астане?

 

- Мы против взаимозачета. Казахстанская сторона объяснила свою позицию и прежнему, и новому правительству Грузии. Не надо путать государственный долг одной страны перед другой страной с долгом компании перед другой компанией. Это разные вещи. В ноябре наш министр финансов Болат Жамишев сказал своему грузинскому коллеге, что Казахстан готов обсуждать оба долга - но по отдельности.

Со своей стороны, я считаю, что прежнее правительство Грузии вело целенаправленную политику, искусственно увеличивая задолженность «КТГ-Тбилиси», чтобы принудить нас к взаимозачету. Назовем вещи своими именами: это был своего рода шантаж. Нам открыто говорили: Казахстан - богатая страна, для вас $40 млн - это копейки…

Не буду называть имена людей, от которых я это слышал, но среди них были даже министры. Однако тут дело не в 40 миллионах, а в принципе. Не надо нас «доить»! А когда ситуация в Грузии накалилась в период выборов, и было ясно, что Казахстан не пойдет на взаимозачет долгов, то накопленные компанией средства перечислили в госбюджет и деньги растворились в штрафных суммах. Теперь, если новые власти Грузии не намерены продолжать прежнюю политику, это надо как-то исправлять.

 

- Будет ли вопрос «КТГ-Тбилиси» поставлен на заседании межправительственной комиссии в Астане в конце месяца?

 

- Наш вопрос - один из самых главных на межправкомиссии. Но мы надеемся, что проблема все-таки будет решена до этого заседания. Ее надо решать как можно скорее, потому что в начале мая истекает установленный срок спецуправления и будет стоять вопрос: либо продлевать срок работы нынешнего спецуправляющего, либо назначать нового, либо вернуть компанию казахстанской стороне.

Мы сделали первый шаг - из Казахстана к новому правительству Грузии приезжала очень солидная делегация. Но после ее отъезда вопрос задвинули в долгий ящик. Простите, сколько еще мы должны бегать за собственной компанией? Я постоянно нахожусь в Тбилиси и жду, когда возобновятся переговоры. Если грузинские министры не хотят разговаривать со мной, потому что они выше статусом, пусть назначат экспертов и начнем согласовывать позиции с ними. Я готов работать с руководителями департаментов или с простыми специалистами. Ведь кто бы ни приезжал из Казахстана, за консультациями все равно обращаются ко мне, поскольку в этом вопросе нет более компетентного человека.

 

- Почему из всех казахстанских компаний в Грузии такая ситуация сложилась только с «КТГ-Тбилиси», и влияет ли это на другие проекты?

 

- Наверное, этот вопрос лучше задать чиновникам, которые ввели на предприятии режим спецуправления без насущной необходимости, когда надо было лишь немного подождать, и мы сами погасили бы долг. Отмечу лишь, что мы являемся единственным казахстанским инвестором, работающим непосредственно с населением столицы Грузии - города, где проживают полтора миллиона человек.

Да, наш вопрос оказывает прямое воздействие на другие инвестиционные проекты. В 2009 году у нас аннексировали компанию, и никто даже спасибо не сказал за то, что с 2006 года мы вложили в нее $108 млн. Это был шок. Все крупные проекты в одночасье оказались под вопросом. Если не считать мелких частных капиталовложений, то никакие масштабные инвестиции из Казахстана в Грузию с тех пор не поступали.

На мой взгляд, эти 40 миллионов застопорили вливание гораздо более крупных капиталов в экономику Грузии. И пока вопрос «КТГ-Тбилиси» не решится, он будет дамокловым мечом висеть над казахстанско-грузинскими отношениями, которые ранее были безоблачными.

 

- Благодарим за интервью и желаем скорейшего урегулирования этой проблемы.


Поделиться новостью:


adimage