Глава комитета по инвестициям Ерлан ХАИРОВ: КИТАЙ МОЖЕТ ВОЙТИ В ЧИСЛО ПРИОРИТЕТНЫХ СТРАН, ОТКУДА КАЗАХСТАН ОЖИДАЕТ ВЫСОКОТЕХНОЛОГИЧНЫЕ ИНВЕСТИЦИИ

Дата: 09:23, 12-12-2013.

Астана. 12 декабря. КазТАГ – Жанболат Мамышев. Казахстан уже давно является привлекательным для иностранных инвесторов, но, по большей части, благодаря богатым природным ресурсам и возможности их добычи. Удастся ли республике переломить долгосрочный тренд и добиться существенного увеличения иностранных инвестиций в переработку? На эти и другие вопросы агентству КазТАГ ответил председатель комитета инвестиций министерства индустрии и новых технологий Ерлан Хаиров.

 

- Какова сумма иностранных инвестиций, привлеченных в Казахстан на настоящий момент?

 

- С 2005 года привлечено $172,3 млрд. Почему такая цифра? Это считает Национальный банк, который сейчас поменял методику. Раньше говорили, что с 1993 года привлечено больше $180 млрд. А сейчас по новой методике - с 2005 года уже $172 млрд.

При этом 52% от всех прямых инвестиций или $90 млрд с 2005 года приходятся на годы реализации ПФИИР (программы форсированного индустриально-инновационного развития - КазТАГ). За истекшие со старта программы годы поменялось направление и идет увеличение инвестиций в обрабатывающую промышленность. 68% инвестиций в обрабатывающую промышленность привлечено именно в индустриальную пятилетку.

 

- Почему именно с 2005 года начали считать?

 

- Это Нацбанк решил.

 

- И сколько же было инвестировано в Казахстан до 2005 года? Какова сумма?

 

- Об этом лучше в Нацбанке спросить. Могу только констатировать, что поменялась методика.

 

- Какие страны являются основными инвесторами в Казахстан?

 

- С 1993 года основными инвесторами являются Нидерланды, США, Франция, Япония, Канада.

 

- Почему Китай не входит в список приоритетных стран, откуда мы ожидаем инвесторов?

 

- Мы брали те страны, откуда традиционно идут новые технологии. У руководства есть задумки и, вероятнее всего, Китай тоже войдет в число приоритетных.

 

- Чего ждет Казахстан от иностранных инвесторов?

 

- Основная задача - привлечь инвестиции из-за рубежа не в добычу. Когда приходит инвестор и говорит, что намерен заняться редкоземельными металлами, поставив переработку у нас в стране, мы определяем круг его интересов. Если то, что привлекло инвестора, есть  у «Таукен-Самрук» помогаем наладить контакты с ними,  если у  СПК и там помогаем. Затем они уже совместно решают. Мы следим, чтобы проекты были наукоемкие, то есть должна быть высокая добавленная стоимость.

Например, Kaznex проводит «роуд-шоу» за рубежом. Например, в США в Кремниевой долине точечно привлекают инвесторов. Не просто проводят страновой бизнес-форум, а берут соответствующих специалистов и посещают с ними несколько американских городов.

В США для нас привлекательны наукоемкие IT, инновации, фармацевтика, нефтехимия. General Electric заходит в Казахстан с 3D-принтингом. IBM мы просили войти к нам в IT-парк «Алатау». Потому что, когда приходят знаковые инвесторы, то обычно за ними идут и другие. Как пример: как только приходит Toyota - сразу за ними идут Peugeot и другие.

 

- Придет ли то время, когда большая часть иностранных инвестиций будет поступать именно в переработку, а не в сырьевые сектора?

 

- Тут вопрос статистики. Когда Кашаган идет (разработка месторождения - КазТАГ), идут инвестиции, но и у нас тоже был рост инвестиций и именно в обработку. На уровне роста вложений в Кашаган, наши показатели, понятно, смотрятся скромно.

В последние 2 года идет перелом тенденции: прогрессирующий рост инвестиций  идет именно в обрабатывающую промышленность. Могу сказать, что мы уже сейчас их привлекаем. Все инструменты поддержки ПФИИР выстраиваются именно в этом направлении. По срокам – уже сейчас это происходит.

 

- Но когда доля инвестиций в переработку по объему будет больше, чем в сырьевой сектор? В 2030, 2050 году?

 

- Я думаю, то, что есть нефть - хорошо. Хорошо, когда растет и то, и это. Положительная тенденция роста инвестиций в обрабатывающий сектор - это уже хорошо…

 

- Как выглядит и насколько эффективна действующая модель привлечения иностранных инвестиций в республику?

 

- У нас есть закон «Об иностранных инвестициях», отраслевая программа по привлечению инвестиций, развитию СЭЗ и развитию экспорта. В последней заложены механизмы. Мы выстроили систему: посольство РК, центр – это наш комитет, и Kaznexinvest. И сейчас перед всеми поставили задачу, впервые введя индикатор (по привлечению инвестиций – КазТАГ) посольствам основных стран. Мы сказали, что от них ожидаем, например, инвестиций по показателям прошлого года плюс рост.

Потенциальных иностранных инвесторов приглашают на определенное мероприятие. 20 металлургов участвуют и двое-трое из них проявляют заинтересованность, заявляя, что хотели бы получить детальную информацию. Потом пишут письмо или запрос.

Как комитет по инвестициям мы занимаемся созданием благоприятного инвестиционного климата и улучшением законодательства. А Kaznex занимается «точечной» работой, то есть привлекает инвестора, принимает его и отправляет в регион.

В регионе имеется соответствующее управление, которое курирует инвестиционную деятельность, плюс созданы центры обслуживания инвесторов. Перед всеми стоят конкретные задачи в виде индикаторов: сколько каждый должен привлечь инвестиций. Там работает немного людей, и мы сейчас их вычищаем, требуем, чтобы они все знали иностранные языки, чтобы у них были путеводители и так далее.

У меня ежедневно проходит 3-5 встреч с инвесторами. Объясняем им ситуацию и спрашиваем, какая отрасль их интересует. Согласно его заявлениям, мы говорим, что можно реализоваться в такой-то СЭЗ или области. Когда инвестор принимает конкретное решение и уже понимает, что хочет в Карагандинскую область, то передаем его в региональный центр. Там ему помогают в организации встреч, предоставляют дополнительную информацию: сколько есть электроэнергии, о земельных участках.

 

- В чем интерес посла в инвестиционной цепочке? Как его можно мотивировать, чтобы он привлекал инвестиции?

 

- Не хочу заходить на поле деятельности министерства иностранных дел, но выскажу свою точку зрения. Посол в первую очередь государственный служащий – представитель государства. Когда мы награждали 8 иностранных инвесторов в Казахстане, то послы этих стран в РК тоже были там. Есть дипломатические взаимоотношения, есть культурные и межпарламентские, но основой всего являются экономические взаимоотношения. В первую очередь это товарооборот и взаимные инвестиции. Весь экономический блок сотрудничества у посла занимает огромную работу. Недавно было совещание с участием вице-премьера, министра индустрии и новых технологий Асета Исекешева и министра иностранных дел Ерлана Идрисова с нашими послами в основных странах. Там была поставлена задача, прежде всего, ориентироваться на экономические отношения.

Сейчас послы очень активны в этом направлении. Встречаются постоянно с инвесторами, компаниями, присылают нам информацию об интересном форуме, который будет проводиться у них и числе бизнесменов, которые примут участие и могут инвестировать в такие-то отрасли. Мы, соответственно, готовим людей и направляем туда. Например, активны наши посольства во Франции, Германии и в Южной Корее.

 

- Возрос ли интерес иностранных инвесторов к перспективам вложений в казахстанскую инфраструктуру и переработку?

 

- Сейчас у нас в работе порядка 400 проектов с иностранными инвесторами. Там есть перспективные проекты, когда инвесторы хотят построить какой-то завод, и реальные, которые уже начали воплощаться. Мы постоянно делаем анализ этих проектов, потому что какие-то проекты уходят. Из них более 50 реальных проектов, которым нужен постоянный контроль. Именно их мы и наблюдаем. Выбрали приоритетные страны - основных инвесторов-доноров. Для нас приоритетны США, Великобритания, Германия, Франция, Япония, Южная Корея.

 

- А какая стоимость этих потенциальных проектов?

 

- Мы делали анализ по 400 проектам - сумма $58 млрд, но это еще прошлогодние данные. Сейчас намного больше. Также у многих проектов еще нет сумм. Мы старались не брать проекты сырьевого сектора и старались брать проекты стоимостью более $100 млн.

 

- Можно ли утверждать, что иностранные инвесторы получают больше льгот, чем отечественные?

 

- В соответствии с законом «Об инвестициях» льготы получают и иностранные и отечественные инвесторы.

 

- Но иностранных инвесторов вы ищете…

 

- Иностранных мы не просто ищем, а именно с новыми технологиями. Это очень важно. Тут трансферт очень сильный.

 

- Для обычных инвесторов - стандартные условия по льготам. Для крупных инвесторов предоставляются особые условия?

 

- Нет. Мы для всех одинаковые условия предоставляем. Какие меры господдержки инвестиций мы даем? Мы можем заключать с инвестором инвестиционный контракт и можем предоставлять ему землю, которая есть у государства в собственности. Сначала выделяем ему участок под реализацию проекта, а по завершении можем передать землю в долгосрочную аренду. Для многих инвесторов это большой стимул.

Но мы даем льготы не всем инвесторам, а по приоритетным видам деятельности. ГМК и нефтянка туда не входят, для нас приоритетны металлообработка и машиностроение. Когда инвестор ввозит оборудование по приоритетным для нас видам деятельности, то мы освобождаем его от таможенных пошлин.

Новое, что мы приняли в 2012 году и в этом году, это то, что при объеме инвестиций более $57 млн долларов – в законе прописано число МРП –  проект становится приоритетным для страны и войдет в соответствующий список. После этого у него есть возможность получить освобождение на земельный налог и на имущество – 0% до 7 лет. Если проект входит в список высокотехнологичных производств и реализуется в депрессивном регионе, то у него есть возможность получать промышленные субсидии: это электричество с дотацией и газ с дотацией, если он там есть.

 

- Подвести коммуникации инвестор сам должен?

 

- Коммуникации могут быть проложены и государством, но именно для стратегических инвесторов, которые станут локомотивом в депрессивных регионах. Именно под это могут быть созданы соответствующие условия.

 

- Могут ли иностранные компании войти как соинвесторы в уже реализуемые проекты?

 

- Мы предоставляем инвесторам информацию онлайн. Многие инвесторы интересуются информацией о проектах, которые нуждаются в инвестициях. Ежегодно в рамках Астанинского экономического форума мы проводим выставку таковых. В этом году около 70 проектов было представлено, в прошлом году такое же количество. Информацию мы предоставляем за счет государства.

В этом году во время форума один представитель сразу заключил меморандум о готовности инвесторов участвовать в финансировании и двое - меморандумы о взаимопонимании, то есть договорились о чем-то. Кроме того, не меньше 20% участников форума заявили о большом интересе к проектам.

Также у нас есть нишевые проекты. К примеру, у нас потребность в стекле и есть месторождения песка. Мы сообщаем инвесторам, что у нас в таких-то областях есть такие-то месторождения ископаемых, из которых можно сделать то-то, а потребность в данном товаре по республике составляет столько-то, а импортировано в прошлом году было столько-то. Это как затравка для инвестора. Он смотрит, что есть месторождение песка для производства стекла, столько-то стоит газ, электричество.

 

- Проявляют ли заинтересованность в привлечении иностранных инвестиций казахстанские регионы?

 

- Конечно. Представьте, что приходит инвестор, к примеру, французская компания Vicat инвестировала порядка $300 млн и поставила цементный завод в Мынарале. Регион - не лидер по развитию здесь инвесторы ставят завод на 100 рабочих мест, дома строят на 300 с лишним людей, строят или реставрируют школу. Создали европейские условия проживания, а средний уровень зарплаты порядка 170 тыс. тенге.

Вот пример того, что приносит инвестор. Помимо того, что он принес деньги, он дал рабочие места, на время строительства привлекал людей, кто-то из казахстанских предприятий возил щебень и другие материалы… И, конечно, когда завод работает, то платит налоги.

 

- А не перехватывают ли регионы друг у друга инвесторов?

 

- Сейчас в регионах есть специальные заместители акимов по ПФИИР и одна из их функций – работа с иностранными инвестициями. Можно сказать, что они реально конкурируют между собой, отталкиваясь от потребностей регионов и создавая лучшие условия для инвесторов.

 Не то, чтобы друг у друга отрывают, но это здоровая конкуренция. Инвестор вложится в проект и завод, например, останется в регионе.

Надо понимать, что соседние страны тоже не сидят, сложа руки. Инвесторы в ту же Россию, Беларусь, страны Центральной Азии могут уйти.

 

-  Стал ли больше интерес иностранных инвесторов к Казахстану в связи с тем, что мы вошли в Таможенный союз? Или, напротив, снизился?

 

- Однозначно да, больше. Многие иностранные инвесторы выбирают Казахстан, потому что налоговые условия у нас лучше, упрощены схема работы и разрешительная система. Надо понимать, что инвесторы просто так не приходят. Они съездят в Россию и посмотрят там, потом съездят в Беларусь. Потом решают: пойду в Казахстан.

 

- А много таких, кто объездил страны ТС и выбрал Казахстан?

 

- Я думаю, практически каждый инвестор ездит, если приходит компания, которая рассчитывает на рынок ТС. Вы же, когда покупаете машину, обойдете и проверите все машины, хотя бы ручки подергаете.

Но у нас еще есть Китай, страны Юго-Восточной Азии. Если человек глобально смотрит на рынок, то он может сказать: пойду в Юго-Восточную Азию, по морю все ближе. А мы таргетируемся на тех, кто приходит на рынок ТС. Приходите – мы ваши ворота, здесь все упрощено, все спокойно.

Часть компаний рассчитывают на рынок ТС, часть рассчитывают на внутренний рынок. К примеру, сейчас одна компания планирует строить завод по производству электроники на юге страны, намереваясь продавать продукцию в центрально-азиатские страны. Есть другая компания, которая, наоборот, на севере завод ставит специально для того, чтобы идти на российский рынок.

   

- Это не LG, который будет производить до 1 млн телевизоров, о чем говорил вице-министр Альберт Рау?

 

- LG, в том числе. Просто мы не можем называть компании, которые сами нам не дают такого разрешения.

 

- Защищены ли иностранные инвесторы от рейдерских нападок в отношении их бизнеса в Казахстане? Насколько быстро они могут продать свой бизнес здесь, чтобы выйти из него и вывести капитал?

 

- Насчет рейдерства, я думаю, эти годы давно прошли и защищенность инвестора у нас одна из лучших.

Есть закон об инвестициях, в котором прописано, что гарантии однозначно даются о том, что инвестор в любое время может продать, репатриировать свою прибыль, продать и вывезти все это без каких-либо ограничений. Кроме этого дополнительно это расписывается непосредственно в соглашениях о взаимной защите инвестиций между странами.

У нас выстроена такая система. Есть совет иностранных инвесторов при президенте Казахстана. Это как стратегический центр, в котором идет широкое обсуждение вопросов. Есть при премьер-министре совет по улучшению инвестиционного климата, в рамках которого тоже присутствуют представители инвесторов и дипломатических иностранных миссий. Точно также обсуждают инвестиционный климат и то, как его улучшить.

Следующее. В Казахстане полгода как появился инвестиционный омбудсмен. Это рабочая группа, которую возглавляет заместитель премьер-министра – министр индустрии и новых технологий Асет Исекешев. В нее входят представители силовых органов, представители органов, которые выдают разрешения: налоговики, таможенники.

Уже есть ряд вопросов, которые решены инвестиционным омбудсменом. Одна компания не могла получить землю, после вмешательства омбудсмена получила. Другая не могла решить вопросы по экологии, с его помощью доказала, что все нормально.

Эта система выстроена, чтобы инвестиционный климат в целом был хорош. Мы всегда узнаем текущую ситуацию и всегда пытаемся помочь.

 

Спасибо за интервью!


Поделиться новостью:


adimage