Глава МООС Нургали АШИМ: Я МОГ БЫ ЛИШЬ СОБИРАТЬ ШТРАФЫ, НО Я ЗА ЧИСТЫЙ ВОЗДУХ, ЗЕМЛЮ И ВОДУ

Дата: 14:29, 21-09-2011.

 

Астана. 21 сентября. КазТАГ – Елена Преображенская. В преддверии VII конференции министров окружающей среды, которая открылась в столице Казахстана Астане, мы задали ряд вопросов, касающихся экологической безопасности республики министру охраны окружающей среды Нургали Ашиму.

 

- Нургали Садуакасулы, планируется ли принятие каких-либо знаковых документов на открывшейся сегодня VII конференции министров окружающей среды? В чем уникальность Астанинской инициативы «Зеленый мост», которая, как известно, будет представлена на конференции?

 

- Как мы видим повсеместно, основанные на фрагментарных действиях политика, программы и механизмы не решают глобальных, межрегиональных и трансграничных экологических проблем. Нужны более эффективные механизмы, но не взамен существующих, а дополняющие их необходимыми и недостающими элементами. Такими, как связь с реальным сектором экономики - бизнесом, инвестициями, технологиями.

Казахстан предлагает такой механизм - многостороннюю, межсекторальную и долгосрочную программу партнерства «Зеленый мост». Она необходима также как стабильная и долгосрочная основа для устойчивых инвестиций, как механизм передачи новых технологий и инноваций из развитых стран в развивающийся мир, для озеленения секторов экономики и создания новых и долгосрочных зеленых рабочих мест.

Новизна подхода заключается также в интеграции многих разрозненных сегодня по секторам и организациям действий и программ, что даст эффект синергизма, взаимовыгодные и практические результаты.

Мы надеемся, что программа партнерства «Зеленый мост» будет поддержана на 7-й общеевропейской конференции министров. После одобрения от имени двух регионов планеты программа партнерства может быть представлена на Всемирном саммите ООН по устойчивому развитию (Рио+20), которая состоится в Бразилии в июне следующего года.

 

- Выполнила ли свое обещание германская сторона по вывозу ПХД-содержащих конденсаторов на объекте «Дарьял-У»? Все ли конденсаторы вывезены, какова сейчас экологическая обстановка в этом районе?

 

- В настоящее время на объекте РЛС «Дарьял-У» находятся 183 контейнера, один из них пустой, с упакованными конденсаторами в количестве 5946 штук. Конденсаторы упакованы герметично в металлические контейнеры и опломбированы в соответствии с правилами хранения и транспортировки оборудования, содержащего СОЗ (стойкие органические загрязнители – КазТАГ). 

Склады закрыты и опломбированы. Круглосуточную охрану складов осуществляют сотрудники специализированной службы ГУ «Кузет» из 20 человек. Вооруженная охрана посторонних лиц на территорию объекта не допускает.

 

- Почему задержка с вывозом?

 

- По состоянию на 1 января 2007 года на объекте «Дарьял-У» было размещено 15998 штук конденсаторов, содержащих ПХД. В 2007 году вывезено на уничтожение в Германию 3492 конденсатора, в 2008 году - 3040 конденсаторов, в 2009 году - 3520 конденсаторов. Общее количество вывезенных на утилизацию конденсаторов с 2007 по 2009 год составляет 10 052 штук.

Правительством Казахстана выделялись деньги для вывоза. Была нанята компания, прошел тендер, определенную часть конденсаторов, как видите, вывезли.

Относительно вывоза оставшейся партии: немецкая сторона денег не получила от Казахстана. Поэтому мы поехали в Германию и обратились к германским коллегам с просьбой обеспечить вывоз оставшихся конденсаторов на безвозмездной основе. Мы провели переговоры и получили разрешение на провоз конденсаторов по территории России, Украины, Беларуси, Польши до Германии. Но за истекшее время, по немецкому законодательству запрещен ввоз СОЗов на территорию Германии не только из Казахстана, но и из любой другой страны. Поэтому правительством Казахстана выделены деньги из бюджета, и конденсаторы перевезены в другое охраняемое место и плотно упакованы.

Мы планируем в Казахстане построить завод по уничтожению отходов СОЗ, он стоит порядка $100 млн. Из них $10,35 млн. предоставляет безвозмездно Глобальный экологический фонд, $39,65 млн. - заем Всемирного банка и на республиканский бюджет приходится $50 млн. Порядка $450 тысяч выделяется грант на разработку ТЭО. 

При строительстве завода в Казахстане мы имеем возможность переработки всех имеющихся отходов. По количеству накопленных СОЗ, мы занимаем второе место в мире после России. Нам необходимо около 8 лет, чтобы переработать отходы, скопившиеся на территории страны.

Однако и после того, как мы переработаем имеющиеся СОЗы, завод стоять не будет. Мы будем утилизировать медицинские отходы, которые сейчас отправляются на свалку. Все необходимо уничтожать цивилизованно. То есть, этому заводу хватит работы.

Если посчитать, сколько с нас берут немцы за уничтожение СОЗов, то их переработка в Казахстане обойдется в 4 раза дешевле.

Появилась неверная информация, что мы будем ввозить СОЗы из Узбекистана и других стран. По этому поводу хочу сказать: у нас запрещен ввоз опасных отходов. Мы нацелены переработать свои отходы и ввозить мы не будем.

Вот такой проект находится сейчас в правительстве. Если поддержат, выделят деньги, мы реализуем намеченное.

 

- Получается конденсаторы у нас будут находиться до того времени, пока мы не построим свой завод?

 

- К сожалению, это так.

 

- Скажите, все ли проекты, включенные в госпрограмму форсированного индустриально-инновационного развития Казахстана, прошли экологическую экспертизу? Если нет, то по какой причине? Если да, то как был организован этот процесс и какой еще надзор в рамках названной программы осуществляет возглавляемое вами министерство?

 

- После проведенной министерством индустрии и новых технологий актуализации карты индустриализации в июле 2011 года, из 204 проектов, реализуемых в рамках программы и планируемых к запуску в 2011 году, 108 проектов не поступили на рассмотрение государственной экологической экспертизы, так как находятся на стадии разработки проектно-сметной документации. В настоящее время 5 проектов находятся на рассмотрении государственной экологической экспертизы.

В соответствии с законодательством, экологическая экспертиза объектов I категории проводится комитетом экологического регулирования и контроля МООС и его территориальными подразделениями. Объекты II, III и IV категорий — местными исполнительными органами областей, городов Астана и Алматы.

Наше министерство ведет регулярный мониторинг и контроль за проведением экологической экспертизы проектов, реализуемых в рамках программы ФИИР. Создан и действует штаб, в который руководители территориальных органов комитета ежедневно к 17 часам представляют информацию по проведению экологической экспертизы проектов.

Также нами регулярно направляется перечень проектов, по которым отсутствуют положительные заключения экологической экспертизы в МИНТ, а также всем акиматам – для принятия мер.

По закону, если проект не прошел экспертизу, даже банк не может финансировать этот проект. Без положительного заключения экспертизы проект не реализовывается. За планы, их реализацию, другое министерство отвечает. Наша задача иная, каждый индустриальный проект - это поручение президента Нурсултана Назарбаева, и он должен строго соответствовать международным экологическим стандартам. 

 

- Есть ли претензии по срокам предоставления проектов на государственную экологическую экспертизу? Помнится, вы докладывали премьеру о нарушении сроков подачи проектов на экспертизу…

 

- Каждый проект требует пристального внимания. Я выступал на заседании правительства и просил, чтобы проекты на экспертизу подавали заранее. Каждый проект необходимо тщательно изучить и проверить. Поэтому здесь спешка неуместна, так как влияет на качество экологической экспертизы.

 

- Год назад вы пригрозили иностранным менеджерам нефтекомпаний зоной в случае нарушения норм экологического законодательства Казахстана. Как вы считаете, много ли можно будет «посадить» или еще как-то наказать таких нарушителей?

 

- Год назад речь шла о нормах разработанного министерством законопроекта «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по экологическим вопросам». На сегодня законопроект одобрен мажилисом парламента и находится на рассмотрении в сенате.

Помимо других задач, законопроект направлен также на эффективное противодействие экологическим правонарушениям и преступлениям, усиление ответственности за их совершение.

Неточность действующего законодательства позволяет лицам, допустившим грубые нарушения экологического законодательства, уйти от уголовной ответственности. В связи с этим законопроектом предлагается квалифицирующий признак - причинение особо крупного ущерба окружающей среде за загрязнение атмосферы, в 50 тысяч раз превышающий МРП.

Что касается вопроса о том, много ли можно было бы привлечь по данному составу преступления в случае принятия поправки, то сейчас я вам такую цифру не назову. К примеру, в 2010 году зафиксировано 13 предприятий, причинивших ущерб на сумму свыше 50 тыс. МРП. За 8 месяцев этого года такой ущерб нанесен 11 предприятиями.

Я надеюсь, природопользователи будут более ответственно относиться к своим экологическим обязательствам.

 

 - Получается «сидеть» за грубое нарушение экологического кодекса не будут?

 

- Видите ли, санкции остались прежние, дело не в том, чтобы посадить, штрафовать. Два года я объясняю со всех трибун, что главное не это. Каждый год мы утверждаем природоохранную программу, вот это и есть самая важная часть экологии. Ну, сделал завод выбросы, я его оштрафовал на $50 тысяч. Задача - заставить владельцев завода установить очистные сооружения. Вот это самое важное, а это закладывается в природоохранной программе.

Два года назад исполнение природоохранных программ было 30-50%. Сейчас - под 100%. Ведь наша задача не собирать деньги. Наша задача, чтобы вода, воздух и земля были чистыми. Для этого заводы должны выполнять все природоохранные мероприятия, такие как - покупка и установка очистных сооружений.

К примеру, в 2008 году «Казахойл Актобе» на природоохранные мероприятия направлено было всего 4 % от предусмотренных средств, при этом компания платила штрафы. Я, конечно, могу и дальше собирать штрафы и оставаться хорошим министром. Штрафы собирать – большого ума не надо. Так, по Кызылординской области необходимо вложить $50 млн за несколько лет, чтобы сделать установку по утилизации газа и прочего. А штраф составляет 50 млн тенге. Получается, что штраф, конечно, платить дешевле. А когда заставляют вкладывать $50 млн и устанавливать все необходимое оборудование, это уже намного сложнее.

Оттого, что «посадят» кого-то, думаете, технология на заводе лучше станет? Нет. Проблема в том, чтобы всех стимулировать выполнять природоохранные мероприятия.

 

- В этом же законопроекте предусмотрена норма о том, что распределение квот на выбросы парниковых газов будет проходить на организованных товарных площадках – биржах. Как осуществляется работа в этом направлении? В течение какого периода в Казахстане может появиться подобная биржа? На базе какой имеющийся площадки возможно ее создание?

 

- Законопроектом вводятся положения о проведении и составлении национального кадастра антропогенных выбросов, реестра углеродных единиц, национального плана распределения квот, а также создание рынка торговли квотами. Будет закреплена ответственность за нарушение законодательства по выбросам парниковых газов.

Квоты на выбросы парниковых газов планируется выдавать в соответствии с национальным планом их распределения в порядке, установленном правительством Казахстана. На первый период реализации названного плана квоты будут распределяться среди предприятий на бесплатной основе. При этом будут учитываться факторы износа и эффективности оборудования, возможности перехода на более эффективные технологии.

Создаваемый рынок в перспективе будет подключен к международной углеродной торговой площадке. Работа идет совместно с товарной биржей «Евразийская торговая система». В 2011 и 2012 году будут завершены работы по формированию законодательной базы и рынок должен начать свою деятельность в 2013 году.

Кроме того, 12-13 октября 2011 года в Алматы планируется проведение семинара-тренинга для предприятий и недропользователей Казахстана по вопросам работы на углеродном рынке (проведение операций по продаже и приобретению углеродных единиц предприятиями), где все заинтересованные лица смогут принять участие.

 

- Не так давно, отвечая на вопросы о строительстве АЭС в нашей стране, вы упомянули, что в настоящее время в Казахстане изучается вопрос создания «Казатомнадзора» (условное наименование). Не могли бы вы пояснить, для чего нужен этот орган, чем он будет заниматься?

 

- Это был ответ на вопрос, касающийся использования ядерной энергетики, и я сказал, что безопасность атомных установок может быть достигнута при соблюдении всех требований МАГАТЭ, в соответствии с международной практикой, при существовании самостоятельного органа по надзору по промышленной безопасности в области использования атомной энергии.

Первая точка зрения была такова: сделать в рамках существующего ведомства комитет, который будет заниматься промышленной безопасностью на АЭС. Я сказал, что так не получится, потому что там конфликт интересов. Мы предложили, чтобы был орган, который не должен входить в состав министерства индустрии, поскольку получится, что он будет проверять сам себя.

Этот орган должен быть в любом другом министерстве, если не в министерстве экологии, к примеру, пусть будет в ведении министерства по ЧС. Но он в любом случае должен быть выведен отдельным органом. И потом его задачей будет не выработка, а обеспечение безопасности. У него должно быть право проверить любое подразделение «Казатомпрома» при необходимости, устроить учения, проверить, откуда покупаются расходные материалы, не нарушается ли экология данного региона.

Такова наша точка зрения, сейчас она обсуждается, но не все ее поддерживают.

 

- Как главный эколог страны, не могли бы внести ясность касательно вопроса передачи земель бывшего Семипалатинского ядерного полигона в сельскохозяйственный оборот? По мнению ряда экологов, территория бывшего полигона все еще представляет радиоактивную угрозу, а передача земель для нужд сельского хозяйства может вызвать экологическую катастрофу. Какая работа, и каким уполномоченным органом проведена? Кто оценивает результат? Имеется ли независимая экспертиза?

 

- Бывший Семипалатинский испытательный ядерный полигон (СИЯП) расположен на территории трех областей: Восточно-Казахстанской, Павлодарской и Карагандинской, занимает площадь 18500 квадратных километров.

С момента закрытия СИЯП до настоящего времени казахстанскими учеными совместно с международным научным сообществом получен большой объем информации относительно текущей радиационной обстановки на СИЯП и прилегающих территориях. Выявлены все значимые участки радиоактивного загрязнения, основные пути и механизмы текущего и потенциального распространения радиоактивных веществ.

Исследования радиоэкологической обстановки на СИЯП институтами Национального ядерного центра проводятся планомерно и постоянно, начиная с 1994 года. Принимаются меры по локализации загрязненных участков. Постановлением правительства территория СИЯП отнесена к землям запаса, на которых запрещается хозяйственная деятельность, с последующим углубленным комплексным обследованием радиационной обстановки и передачей для народнохозяйственного использования в установленном порядке.

Комплекс мер по решению проблем бывшего СИЯП включен отдельным блоком в отраслевую программу «Жасыл даму» на 2010-2014 годы, утвержденную правительством в 2010 году. Там предусмотрен ряд мероприятий по оптимизации госуправления территорией и объектами бывшего СИЯП, а также вопросы обеспечения радиационной безопасности и восстановления окружающей среды.

Однако передача земель полигона в народнохозяйственный оборот - беспрецедентный случай, аналогов которому нет в мировой практике, и к этому нужно относиться со всей осторожностью.

Основной проблемой является то, что на сегодня не завершены мероприятия по ликвидации последствий испытания ядерного оружия. Пунктом 5 статьи 215 Экологического кодекса и пунктом 3 статьи 143 Земельного кодекса установлено, что земельные участки, на которых проводились испытания ядерного оружия, могут быть предоставлены правительством в собственность или землепользование только после завершения всех мероприятий по ликвидации последствий испытания ядерного оружия и комплексного экологического обследования при наличии положительного заключения государственной экологической экспертизы.

Мы считаем, что если существует общественный резонанс по этому вопросу, необходимо сделать международную экологическую экспертизу с привлечением международных экспертов. Мы же не торопимся передать земли бывшего полигона в народнохозяйственный оборот.

По утверждению НЯЦ, территории, не имеющие значительного радиационного загрязнения, могут быть переданы в хозяйственное пользование. Если это так, передавать можно по закону, но надо завершить мероприятия по ликвидации последствий испытания ядерного оружия и провести комплексное экологическое обследование.

Экологическая экспертиза будет проводиться в любом случае. Без положительного заключения экспертизы мы не разрешим передачу земель. Возможно, мы начнем проведение экологической экспертизы со следующего года.

 

- Спасибо за интервью!


Поделиться новостью:


adimage