Глава центра скорой и неотложной помощи Кеннет АЛИБЕК: ЖИТЬ ДО 100 ЛЕТ – РЕАЛЬНО, ЕСЛИ СЛЕДИТЬ ЗА СВОИМ ЗДОРОВЬЕМ

Дата: 10:37, 07-02-2012.

Астана. 7 февраля. КазТАГ – Анастасия Прилепская. Вопросы долголетия и сохранения здоровья в пожилом возрасте активно обсуждаются в  нашей стране в медицинских, научных и политических кругах. Увеличение ожидаемой продолжительности жизни населения к 2013 году до 69,5 лет, к 2015 году – до 70 лет включено в государственную программу «Саламатты Казахстан», как один из целевых индикаторов. Но казахстанцы могут жить до 100 лет и больше, это вопрос личной ответственности каждого за свое здоровье и стремления медиков к новым знаниям, считает председатель правления республиканского центра скорой медицинской помощи, доктор биологических наук Кеннет Алибек.

 

- Доктор Алибек, предлагаю начать беседу с вашего высказывания о разном отношении к процессу старения в странах Запада и на постсоветском пространстве…

 

- Да, понятие долголетия на Западе и в Казахстане разное. Если у нас вопрос в том, чтобы дожить до 70 лет, средняя продолжительность жизни сейчас - 66-68 лет, то в западных странах люди живут в среднем 75-80 лет, и уже работают над так называемым «успешным» старением. Это означает сохранение здоровья и активности в преклонном возрасте.

 

- А почему казахстанцы не могут себе позволить успешное старение?

 

- Есть много факторов. В США или в Западной Европе люди живут до 75 лет, ожидаемая продолжительность жизни - старше 80 лет, при этом они не имеют хронических заболеваний или получают их в более позднем возрасте, в отличие от Казахстана, где болезни проявляются в более молодом возрасте.

А это многие заболевания, которые достаточно легко поддаются профилактике. Давайте представим себе простой пример: в США есть правила ухода за зубами, - казалось бы, зубы, какое отношение они имеют к старости, - но американцы каждые полгода проходят процедуру очистки зубов, лечения повреждений. То есть, ситуация, когда в зубе «дупло» и человек может с ним ходить неделю, это нонсенс, такого не бывает. Это вопрос не только эстетики, а в первую очередь того, какая микрофлора во рту.

В ротовой полости существует огромное количество микроорганизмов, которые могут вызывать хронические инфекции. Бактерии могут попадать из ротовой полости в кровяное русло, оттуда - в эндотелий (внутренний слой стенок – КазТАГ) сосудов. В сосудах они начинают вызывать воспаления, вокруг них появляются бляшки, затем они имеют тенденцию к кальцификации, сосуды становятся ломкими. При изменении артериального давления сосуды уже не так эластичны и в них появляются разрывы. А если это сосуды в головном мозге, то появляется инсульт… И таких примеров можно привести десятки и сотни.

 

- Но наши пенсионеры, да и многие госслужащие не могут себе позволить каждые полгода посещать стоматолога из-за дороговизны услуг…

 

- Я не могу обсуждать социальные вопросы. Только привожу пример отношения к своему здоровью в западных странах.

 

- То есть, вы подчеркиваете, что казахстанцам не хватает ответственности?

- Да, безусловно, это один из самых важных факторов – понимание того, что человек должен сам делать для того, чтобы прожить более долгую жизнь. Это на 90% зависит от человека, а во вторую очередь уже от медицины.

 

- А помимо ответственности, что еще нужно казахстанцам для увеличения продолжительности жизни?

 

- Начинать нужно с того, какими болезнями в основном страдают казахстанцы. И рассматривая именно эти патологии, решать, на что обращать внимание в первую очередь и что делать, чтобы уменьшить бремя этих заболеваний. А уменьшив бремя, мы автоматически начинаем говорить о продлении жизни.

 

- Когда будет реально возможно продлить жизнь казахстанцев? Сколько времени нужно нашей медицине, чтобы подготовиться к решению этого вопроса?

 

- Я думаю, что для этого не нужно много времени: 3-4 года правильной работы. Это вопрос и профилактики, и просветительской работы, ранней диагностики и правильного лечения. Не думаю, что если мы разработаем правильную систему, это займет много времени.

Я не настолько наивен, конечно, чтобы считать, что каждый вдруг начнет правильно лечить. Я исхожу из того, что результат достижим, если мы начнем разрабатывать рекомендации, не занимаясь голым декларированием, будем работать на уровне больниц и областных управлений здравоохранения, сразу над тем, что дает пользу, в плане увеличения выживаемости.

И я не считаю, что это какая-то суперсложная задача. Американские ученые по умственному развитию ничем не отличаются от казахстанских. Они отличаются уровнем информированности и умением применить знания.

 

- Известно, что на первом месте среди причин смертности в Казахстане - заболевания сердечно-сосудистой системы…

 

- Под «сердечно-сосудистыми» скрывается огромное количество заболеваний. Они имеют разную этиологию, разные причины. И разные последствия. Сердечно-сосудистые патологии не только хроническая сердечная недостаточность, но и заболевания сосудов, - атеросклероз, кальцификация сосудов. Это может быть нарушение работы периферических сосудов, не обязательно в сердце, могут быть цереброваскулярные заболевания. Их достаточно много.

 

- И некоторые сосудистые нарушения - последствия сахарного диабета, как утверждают медики…

 

- Об этом нужно поговорить отдельно, потому что диабет это, извините, в Казахстане диабет, а в мире это называется метаболическим синдромом, который включает в себя большое количество факторов. И если люди знают, что такое метаболический синдром, как с ним надо обращаться, как можно не допустить метаболического синдрома или сделать так, чтобы он не влиял на продолжительность жизни конкретного человека, тогда с этим нарушением человек может прожить значительно более долгую жизнь. Диабет очень легко контролируется. Если люди понимают, каким образом это контролировать.

 

- И как? Ведь большинству людей известно, что при диабете принимают инсулин и сахаропонижающие препараты..

- Да. Могу еще один пример ложного понимания ответственности за собственное здоровье привести. Приходит человек к врачу, выписывают ему «глюкофаж» (сахаропонижающий препарат – КазТАГ). Пациент принимает его один месяц и считает, что все уже, он вылечился от диабета и теперь здоровый, больше к врачу не идет. Но если у него есть диагноз «глюкофаж», он должен принимать всю жизнь, и через каждые 3 месяца приходить к врачу, смотреть уровень сахара, смотреть, каким образом меняется состояние. И врач должен знать, работает ли лечение, назначить пациенту комбинацию препаратов и вести постоянный контроль.

Дело в том, что повышение уровня сахара идет параллельно с нарушением липидного обмена. То есть, второй вопрос обязательно – контроль липидного обмена. Все это входит в понятие так называемого метаболического синдрома. Это системное заболевание и нужно лечить его соответствующим образом.

 

- То есть, люди считают, что выпили таблетку и выздоровели…

 

- Да, но так не бывает. Поэтому люди рано умирают. А если будет нормальная схема лечения и поддержания, человек с метаболическим синдромом может прожить и 20, и 30 лет, и больше.

 

- Вы знаете уровень казахстанских врачей, готовы ли они к тому, чтобы решать проблему продления жизни?

 

- Я могу сказать, что в казахстанской медицине много умных людей. Много желающих что-то сделать, но уровень образованности, который дается здесь в медицинских учебных заведениях, я считаю, все-таки недостаточен и не соответствует мировым стандартам.

 

- Говорят, что у нас больной подчас знает о болезни, чем врач…

 

- Нет, больной не может знать о болезни больше, чем врач. Это больной считает, что он знает. Врач знает больше. Но дело в том, что уже появилось такое понятие, как молекулярная медицина, и врач должен понимать процессы, протекающие в организме не только на организменном или органном уровне, а уровне клеточном и субклеточном. И когда он это понимает, то знает, какие процессы происходят в организме и каким образом они друг от друга зависят. Тогда все назначения и лечение уже соответствующим образом организуются. Это называется научно-клиническим мышлением.

 

- Но наши рядовые терапевты или педиатры ведь не имеют таких знаний…

 

- А читать надо. Если, извините, врач окончил институт и после этого лишь ходит через каждые 5 лет на курсы повышения квалификации, ожидать от него результатов не приходится.

 

- А как заинтересовать врачей, чтобы читали?

 

- Финансово. То есть, если знаешь, эффективно лечишь – получаешь соответственно. Не умеешь лечить, значит, и денег не имеешь. Но, правда, тогда может получиться другой эффект. Тогда люди могут начать «зарабатывать» другим способом.

 

- Гипердиагностикой например?

 

- Да, но это уже не моя область, а компетенция правоохранительных органов.

 

- Напоследок, наверное, задам главный вопрос – можно ли в современном мире жить до 100 лет?

 

- Можно. История подтверждает, есть много примеров людей, чья продолжительность жизни, и это доказано, была до 122 лет. По мере улучшения условий жизни во многих странах, таких, как Япония, Норвегия, США, средняя продолжительность жизни растет довольно значительно. На данный момент в Японии – женщины живут в среднем 83-84 года, мужчины – 79-80 лет, и на каждые 8 – 10 тысяч человек есть 1 человек, который преодолел границу в 100 лет. Это говорит о том, что человеческие возможности не исчерпаны.

 

- Спасибо за интервью.


Поделиться новостью:


adimage