Известный дунганский композитор БАКИР БАЯХУНОВ: «Во мне до сих пор живет мальчишка…»

Дата: 15:58, 19-09-2013.

Алматы. 19 сентября. КазТАГ – Вера Ляховская. Премьера камерной оперы под названием «На сайте Mail.Ru» состоялась на прошлой неделе в Казахской национальной консерватории имени Курмангазы в день 80-летнего юбилея ее автора, первого профессионального дунганского композитора, народного артиста РК Бакира Баяхунова. Герои и действующие лица в опере рассуждают о судьбах дунганского этноса не только с помощью музыки и пения, но и посредством интернета. Сам Баяхунов называет себя «живой моделью взаимодействия культур», поскольку в его творчестве органично сочетаются различные музыкальные направления. О своем творчестве и взглядах на жизнь композитор рассказал в интервью КазТАГ.

 

- Бакир Яхиянович, скажите, почему интернет стал «героем» Вашей оперы?

 

- Герои оперы общаются в интернете. Несмотря на многие различия в судьбе, их сближают общие интересы. Интернет – это отличная вещь, на мой взгляд. Уступая в действенности личным контактам, он способен дать максимум взаимопонимания и духовной открытости общающимся пользователям. Стилистика этого произведения многослойна. Она включает в себя музыкальный фольклор, элементы академической и эстрадной музыки, отрывки из ранее написанных мной сочинений.  

 

- Раз уж Вы сделали интернет «героем» своей оперы, значит, серьезно им увлеклись?

 

- Да, это просто чудо. Я постоянно общаюсь со своими друзьями, коллегами, молодыми товарищами. Интернет и компьютер – это для меня самые приятные вещи в современном мире. Компьютер вообще оказался для меня неким спасательным кругом. Я ведь не только композитор, но еще и автор музыковедческих и публицистических статей. С появлением компьютера от многих проблем избавился. Программы нотного набора освобождают от рутинной работы, ускоряют творческий процесс. Но рояль, конечно, нужен, чтобы проверить свои слуховые ощущения. Мечтаю купить цифровое пианино, чтобы не мешать своим домочадцам. На нем можно сочинять бесшумно, слушая звучание через наушники. А еще мечтаю о создании новой камерной оперы на казахский сюжет.

 

- Давайте вернемся к истокам. Творческие деятели чаще всего или с детства растут в соответствующей среде, или приходят в искусство спонтанно. А как получилось у Вас?

 

- У меня, конечно, первый вариант. С детства я играл на различных музыкальных инструментах, пел в хоре. Иногда даже пытался что-то сочинять, садился, наброски какие-то делал… Нотную грамоту, кстати, пробовал изучать сам. В нашем доме всегда звучала музыка самых разных народов, поэтому мой музыкальный мир изначально интернационален.

В  1954 году у меня случилась судьбоносная встреча – я познакомился с композитором Евгением Брусиловским. Благодаря его содействию, меня приняли в консерваторию без предварительного музыкального образования. Брусиловскому было интересно взрастить дунганского композитора. С его подачи меня взял к себе в класс основоположник профессиональной уйгурской музыки Куддус Кужамьяров. Я также благодарен и знаменитому фольклористу Борису Григорьевичу Ерзаковичу, посоветововавшему обратиться  к дунганским записям А.В.Затаевича.

 

- C  этого момента Вы и начали собирать материалы о дунганах?

 

- Несколько раньше – во время учебы в Ленинградском Горном институте. Я нашел в «Салтыковке» материалы, касающиеся истории дунган. Это были публикации Русского географического общества, в том числе и записки Чокана Уалиханова. В консерваторские годы собирал фольклор дунган Казахстана и Кыргызстана, изучал труды дунгановедов.

 

- Есть ли у Вас любимые произведения среди Вашего же творчества? И как называлось Ваше первое симфоническое сочинение?

 

- Мне очень дороги Вторая симфония, Вторая соната для фортепиано, поэма для скрипки «Любимый Маву», Концерт для фортепиано с оркестром, вокальный цикл «Песни о старом Китае» на слова дунгаского поэта Я.Шиваза. Со студенческих лет мне близка казахская музыка. Мое первое симфоническое сочинение «Кюй», созданное на основе домбровой музыки, часто исполнялось, звучало по радио. Я люблю и кобызовые кюи. Они разрабатывались мной в Четвертой и Седьмой симфониях.

 

- Вы всегда много сил отдавали работе с молодыми композиторами, активно участвовали в работе Вашего творческого союза. Но сегодня – другие реалии, другое время. Что изменилось?  

 

- Огорчает кадровое оскудение в Союзе композиторов. Несколько крепких профессионалов оказались за рубежом. Молодые авторы не стремятся пополнить ряды Союза. С 90-х  годов минувшего века длится спад творчества наших авторов. В Алматы ничего не осталось от прежнего Союза композиторов. Здание сдано в аренду, вывезены в Астану архив, библиотека, фонотека, рояли проданы. А ведь в южной столице проживает большинство композиторов и музыковедов. Такая творческая организация нужна лишь ее честолюбивому руководству.

Удручает и нынешняя практика проведения творческих конкурсов. Когда-то существовало профессиональное жюри, сейчас бал правят какие-то ТОО. На конкурс к 20-летию  независимости РК я подал симфонию «Коркыт», но оркестровые сочинения даже не рассматривались устроителями мероприятия. В бывшем СССР таких фокусов не было...

 

- Бакир Яхиянович, позвольте сделать Вам комплимент. Вы хорошо выглядите!

 

- Благодарю! Причины две. Первая – я всю жизнь дружил с физкультурой. О второй причине: Олег Табаков как-то сказал, что в нем живет душа мальчишки. То же самое могу сказать о себе. Прошло много лет, а мне кажется, что я могу смотреть на мир с детской непосредственностью. Я всем доступен, для всех открыт.

 

- Одним из Ваших самых известных произведений является «Монолог» для голоса и фортепиано на слова Омара Хайяма. Какой его стих Вам больше всего по душе?

 

- «Вот снова день исчез, как ветра легкий стон, Из нашей жизни, друг, навеки выпал он. Но я, покуда жив, тревожиться не стану о дне, что отошел, и дне, что не рожден».  Многие считают Хайяма пессимистом. Меня как раз привлекает его оптимизм.

 

- Здоровья Вам и творческих успехов! Спасибо за интервью!

 

- Спасибо!


Поделиться новостью:


adimage