Кейс ван Бар: В Казахстане нет законодательных ограничений в отношении граждан нетрадиционной ориентации

Дата: 08:49, 14-10-2015.

Астана. 14 октября. КазТАГ - Жанболат Мамышев. Как далеко Казахстан продвинулся в защите прав человека и что еще предстоит сделать, а также есть ли причины для легализации проституции, законодательных ограничений людей нетрадиционной ориентации? На эти и другие вопросы КазТАГ ответил посол по правам человека МИД Нидерландов Кейс ван Бар, находящийся с визитом в Казахстане.

 

- В 2010 году Казахстан председательствовал в ОБСЕ. Можно ли говорить о том, что права человека в Казахстане после 2010 года защищаются лучше?

 

- Программа, которая озвучена президентом, план нации «100 шагов», думаю, очевидным образом показывает намерения правительства по улучшению ситуации с верховенством закона, равенством перед законом для всех, подотчетностью и ответственностью. Понятно, невозможно говорить о правах человека без того, чтобы не было сформировано и существовало устойчивым образом и верховенство закона, и независимая судебная система – тогда о правах человека как таковых и говорить невозможно.

Это то, о чем заявлял президент, это его слова, но мы видим уже и определенные действия. Делается шаг вперед по достижению всех этих хороших целей, и мы знаем, что Казахстан – это страна, которая стремится войти в тридцатку самых развитых стран. Соответственно, программа реформирования, о которой сейчас заявляется, и «Стратегия-2050» - все они демонстрируют четкое намерение и стремление Казахстана двигаться вперед.

Также есть вопросы о деятельности в Казахстане неправительственных организаций. Как развиваются отношения с представителями гражданского общества? При министерстве иностранных дел существует консультативная комиссия, которая взаимодействует с НПО и возглавляется господином Усеном Сулейменом. Почему все это делается? Потому что правительство самостоятельно не может достигать всех этих целей, в том числе тех, которые заложены в программе реформирования.

Самостоятельно оно добиться этого не может – нужно обязательно привлекать гражданское общество. Об этом говорил на встрече министр иностранных дел Ерлан Идрисов. То есть обязательно необходимо идти вместе и добиваться соответствующей ситуации с правами человека и верховенством закона. МИД также говорил, что готов продолжать взаимодействие с нами по разным направлениям, в том числе и в области прав человека. И это уже само по себе хорошо, поскольку это подчеркивает намерения Казахстана.

 

- Все-таки можно ли признать Казахстан демократической страной? Или это можно признать лишь с определенными оговорками?

 

- Казахстан - это все-таки государство, которое еще находится на этапе становления и развития. Можно сказать, как нам в министерстве и заявили, что на верном пути находится. Для нас важно видеть и понимать, в каком направлении движется государство. Намерения правительства абсолютно четко выражены и в программе «100 шагов», и в «Стратегии-2050», и в желании Казахстана стать полноправным членом в структуре Организации по экономическому сотрудничеству и развитию. Абсолютно уверен, что Казахстан находится на верном пути.

 

- На Западе нередко можно услышать, что в Казахстане ущемляются права определенных групп. Можете ли Вы назвать, чьи права чаще всего ущемляются в Казахстане?

 

- На самом деле рад тому, что Казахстан стремится к лучшему в этом направлении и в том числе в рамках той миссии, которую осуществляют специальные докладчики ООН, которые приезжают в Казахстан. Буквально в прошлом году в Казахстане был специальный докладчик ООН Беллефильд, который занимался вопросами свободы вероисповедания и убеждений. Министерство иностранных дел заверяет, что к рекомендациям, подготовленным в рамках этой миссии и этим специальным докладчиком, очень серьезно относятся и, конечно, принимают и учитывают их.

В этом нас также заверил председатель комитета по делам религий министерства культуры и спорта, потому что, в принципе, всегда можно найти те или иные направления, которые нуждаются в совершенствовании. То, что эти рекомендации воспринимаются сейчас с должной определенностью, мне кажется, это очень хороший знак. Это подчеркивает желание и готовность Казахстана улучшить ситуацию, в том числе и в отношении прав человека.

На самом деле такие вопросы существуют в любых странах, в том числе и у нас. К нам тоже приезжают специальные докладчики. Они изучают ситуацию по тому или иному направлению. И мы, как и Казахстан, приглашаем таких докладчиков, которые могут в любое время приехать, оценить ситуацию, выступить с критикой о состоянии той или иной проблемы или того или иного вопроса и предоставить, соответственно, свои рекомендации.

Тут можно отметить такое направление, как ЛГБТ (лесбиянки, геи, бисексуалы и трансгендеры - КазТАГ). На самом деле очень рад слышать, что в Казахстане отсутствуют какие-либо законодательные ограничения в отношении ЛГБТ, поскольку для нас они представляют собой определенную важность - не потому, что мы лоббируем какие-то специальные, особые права для геев. Почему мы уделяем этому большое внимание? Потому что, если мы говорим о правах человека, то нам необходимо обеспечить этими правами и представителей этого сообщества, то есть права человека должны быть (равными – КазТАГ) для всех.

У нас также есть определенные меры по разрешению однополых браков, но это все не делается за минуту – на это ушло очень долгое время. Соответственно, мы не ожидаем, что в других государствах за месяц или за два все быстро разовьется до такой степени, чтобы относились должным образом и к этой категории населения. Кроме того, если мы говорим о ЛГБТ, здесь есть необходимость отметить, что нужно социальное принятие этой категории населения в целом общественностью.

Законодательные ограничения, как я уже говорил, отсутствуют, а что касается социального принятия, то я думаю, это поле деятельности для неправительственных организаций. И это нас подводит к такому тезису, что необходимо равенство всех перед законом, соответственно, верховенство закона и отсутствие дискриминации, то есть у человека должно быть право обратиться в суд, если в отношении него применяется та или иная дискриминационная мера вследствие его сексуальной ориентации или по каким-либо другим соображениям.

 

- В Казахстане периодически звучат голоса о необходимости легализации проституции и многоженства. Как Вы к этому относитесь? Каков эффект, допустим, от легализации марихуаны в Нидерландах?

 

- В Нидерландах не легализована марихуана.

 

- Но читал, что в кофешопах можно приобрести для личного потребления до 5 граммов марихуаны…

 

- Это - не легализация, это толерантность. Тут не о чем говорить с точки зрения прав человека. Что касается марихуаны, мы не говорим, что она законодательно разрешена. Мы терпимо относимся к ее потреблению. Что касается проституции, то почему мы пошли в том направлении, чтобы ее легализовать? Потому что она ранее существовала в подпольном режиме и, соответственно, влекла за собой такие сложные проблемы, как рабство, эксплуатация, торговля людьми, то есть было полное нарушение свободы человека и его эксплуатация.

Кроме того, почему произошла легализация проституции? Потому что это - другой уже аспект, все-таки для определенной группы населения это - место работы и, как говорят, это одна из древнейших профессий. Почему бы ее в этом случае не легализовать? Кроме того, проституция – это тот фактор, который очень трудно ликвидировать, а если есть такие вещи, которые трудно ликвидировать, то нужно обязательно найти способ, как можно не примириться, но учитывать фактор.

Что касается марихуаны, опять-таки законодательно это не разрешено, но толерантно относится к ее потреблению. Почему? Потому что, если не говорить о толерантности в небольших объемах, то потребление уйдет в подполье и все будет осуществляться на нелегитимном уровне. Кроме того, мы сделали выбор в пользу легких наркотиков, для того чтобы люди не начали употреблять тяжелые наркотики и, соответственно, не вырабатывали привыкание.

Поэтому выбор был сделан в пользу легких наркотиков - это как алкоголь. То есть мы отделили легкие от тяжелых наркотиков. После принятия такого толерантного подхода к марихуане количество людей, которые потребляют тяжелые наркотики в Голландии, значительно сократилось, и сейчас можно сказать, что это люди более старшего поколения, а молодые активно тяжелые наркотики не потребляют. Это не криминальный вопрос, это вопрос министерства социальных дел и здравоохранения совместно с министерством юстиции.

 

- Спасибо за интервью!



Поделиться новостью:


adimage