Ляззат Ералиева: Вакцина не лечит, а дает высокий шанс не заболеть

Дата: 10:00, 23-05-2016.

Алматы. 23 мая. КазТАГ – Владимир Радионов. Месяц назад в рамках всемирной недели иммунизации в Казахстане прошел ряд мероприятий, в ходе которых специалистами высказывались опасения, что в стране растет процент граждан, отказывающихся от прививок по разным причинам, основная из которых – боязнь поствакцинальных осложнений. Немало этому поспособствовала и нездоровая шумиха вокруг вакцинации от кори в 2015 году, когда в ходе иммунизации порядка 400 подростков в 5 областях Казахстана обратились к врачам по поводу якобы осложнений после прививки.

В свою очередь эксперт в области вакцинации, доцент кафедры детских инфекционных болезней Казахского национального медуниверситета им. Асфендиярова Ляззат Ералиева заявляет, что в подобных случаях нужно четко разделять такие проявления, как поствакцинальная реакция и поствакцинальное осложнение. Первое – это вариант нормы и проявление реакции организма на введение чужеродного белка, а собственно осложнения наблюдаются очень редко.

Об иммунопрофилактике, эффективности вакцинации и противостоянии антивакцинальному лобби в Казахстане - наш сегодняшний разговор.

 

- Ляззат Тасбулатовна, давайте начнем с самого простого и в то же время сложного вопроса: вакцинация – панацея от инфекционных заболеваний?

 

- В какой-то мере – да. Например, в результате вакцинации против натуральной оспы заболевание на Земле исчезло. Натуральная оспа существует только в виде штаммов всего в двух лабораториях в мире. Также практически ликвидировано такое заболевание, как полиомиелит, очень редко стали появляться еще ряд заболеваний (дифтерия, коклюш) - также в силу вакцинации. Вакцина как таковая не защищает от болезни на 100%, любой человек может заболеть, но привитый перенесет заболевание в легкой форме и не «заработает» осложнений.

 

- На чем же тогда зиждутся идеи антивакцинального лобби, если есть такие неоспоримые доказательства?

 

- Надо сказать, что со времен Эдварда Дженнера, который в XIX веке ввел термин «вакцинация» и разработал первую вакцину против натуральной оспы, берет свое начало и антивакцинальное движение. Для того чтобы человека привить от той же оспы, Э. Дженнер брал материал не от человека, а от больной коровы. И люди стали опасаться, что после прививки у них на руке, ноге, носу вырастет «маленькая коровка» (эти поверья сродни современным опасениям, что генно-модифицированные продукты могут встроиться в геном человека).

Впрочем, опасения тогда имели под собой основания, потому что вводились живые возбудители, причем совершенно недозированно, что очень часто вызывало развитие полноценного заболевания. Наука не стоит на месте, сейчас «живых» вакцин практически нет. Но антивакцинальное движение ширится, и его приверженцы стали делать на нем моральные и даже материальные дивиденды.

 

- На антивакцинальных компаниях можно заработать? Я всегда полагал, что зарабатывают как раз компании, лоббирующие ту или иную вакцину того или иного производителя…

 

- Когда я вплотную занялась этой проблемой, для меня тоже стало открытием, что стоя на антивакцинальных позициях, можно неплохо зарабатывать.

Так, например, можно заниматься юридическим бизнесом: он строится на якобы «побочных эффектах» от прививок и отсуживании сумм возмещения вреда здоровью.

Также антипрививочную пропаганду можно использовать для рекламы средств альтернативной медицины и торговли «гомеопатическими вакцинами». Я не отрицаю возможностей гомеопатии как таковой, но для того, чтобы у человека сработал иммунный ответ, нужно ввести определенное, точно дозированное количество антигенов (частиц возбудителя, вызывающих иммунный ответ организма и формирующих в последующем стойкую защиту от этих микроорганизмов). В случае применения «гомеопатических вакцин» этого не происходит, потому что принцип гомеопатии – введение минимального количества того или иного препарата.

Если в организм попадет одна и даже сто бактерий кори или пневмококка – организм с ними справится без труда. И только в случае введения гораздо большего количества организм вынужден будет обороняться. К сожалению, есть даже зарубежные примеры получения бюджетных средств на исследования «гомеопатических вакцин».

Также имеют место литературная деятельность, журналистика на антипрививочную тему – так называемый «черный PR», на котором люди строят себе впечатляющие и карьеру, и дивиденды.

Но возвращаясь к идеям антивакцинального лобби, чаще всего причинами возникновения этого движения является якобы высокий уровень осложнений, страх людей перед новым непонятным явлением, страх перед вторжением во внутреннюю среду, а также неприятие всего, что внедряется насильно.

Относительно последнего надо признать, что иногда наши чиновники от здравоохранения перегибают палку в том отношении, что не объясняют сути вакцинации до конца. А людям надо объяснять процессы на доступном русском или казахском языке, доходчиво – что делается, для чего, как это работает. Если вакцинация насаждается, то ее, как и любую другую интервенцию, человек будет отторгать, воспринимая как насилие над собственной свободой.

 

- Насколько сильно антивакцинальное лобби в Казахстане?

 

- Можно говорить о нескольких разрозненных группах антивакцинаторов.

Первая – радикально-религиозное направление. Базу отказа от вакцинации его представители строят на нежелании связываться с «нечистыми» вещами вплоть до того, что болезнь – это испытание, которое послал Бог, и от него категорически нельзя отказываться, а прививка – это отказ. Это течение более распространено в Казахстане на юге и на западе.

Второе течение - масса людей на просторах интернета, молодые мамочки, читающие и потом распространяющие разные посты. Впрочем, такую деятельность трудно назвать лобби: если этой мамочке грамотный врач все популярно разъяснит, она на прививку согласится. То есть она сможет сложить два и два и понять: сегодня она не сделает прививку – завтра получит корь с осложнениями в виде пневмонии и т. д.

Третье и самое активное движение набирает обороты в медийном пространстве: волну поднимают серия публикаций за подписью значимых персон. И в силу значимости высказывающихся людей их идеи подхватываются и продвигаются на самых высоких уровнях. Сложно сказать, что движет этими людьми, хочу лишь заметить, что они не могут не отдавать отчета: они говорят, а большинство верит и делает. Скорее всего, они рассчитывают получить какие-то дивиденды: политические, финансовые, репутационные и т.д., о чем я говорила чуть выше.

Я с уважением отношусь к заботе представителей антивакцинального лобби о здоровье детей, но когда они говорят о якобы серьезных научных исследованиях, что вакцины наносят вред здоровью, возражать просто нечему, потому что исследований таких нет. Напротив, мифы, создаваемые этими лоббистами, при адекватном подходе могут быть развенчаны, что называется, на «раз-два».

 

- Давайте попробуем развенчать хотя бы часть. Миф первый: вакцины могут вызвать сильные осложнения в неокрепших детских организмах.

 

- Здесь надо четко разделять, что есть поствакцинальная реакция, а что - нежелательные последствия после вакцинации.

При введении в организм вакцины может развиться поствакцинальная реакция - нормальная реакция организма, когда в него попадает инородный агент. Почему у человека, когда он заболевает, поднимается температура? Потому что повышение температуры помогает убить болезнетворные бактерии. То же самое происходит и после введения вакцины: повышение температуры, общее недомогание, покраснение и боль в месте введения свидетельствуют, что иммунная система дает ответ, начинается выработка антител – и это нормально. Вот если ничего этого не происходит, следует задуматься, насколько адекватна иммунная система.

Поствакцинальные осложнения (или, как говорят специалисты, нежелательные последствия после вакцинации) – это совсем другая вещь. И здесь надо быть очень осторожным. В философии существует понятие логической ошибки по типу «после этого – значит, по причине этого», при которой причинно-следственная связь отождествляется с хронологической, временной. Эта логическая уловка используется практически постоянно антивакцинальщиками.

Населению следует знать, что существует общемировая система регистрации, анализа и оценки осложнений: если врач сталкивается с осложнением, он обязан доложить о нем немедленно, и оно тут же поступает в эту систему. Каждый случай разбирается специальной международной службой с привлечением специалистов самого высокого уровня, и именно эта служба дает заключение о том, есть связь между вакцинацией и ухудшением состояния здоровья или нет. Еще раз хочу обратить внимание, что эта система никак не связана с фармацевтическими компаниями или национальными системами здравоохранения.

 

- В прошлом году в Казахстане разгорелся нешуточный скандал с противокоревой вакциной. Народу так и не объяснили, что произошло на самом деле. Можно было бы списать произошедшее на ошибки медиков, если бы это было в отдельно взятом регионе. А так якобы осложнения проявлялись от Жанаозена на западе страны до Караганды в центре и Усть-Каменогорска на востоке.

 

- Я лично была в этих регионах и разговаривала с врачами, и мы вместе анализировали все случаи. Большинство контингента, которое заявляло об осложнениях, были подростки. В силу возраста и на фоне гормональных изменений в организме у подростка все психоэмоциональные реакции обострены. И рассказанные друг другу страхи также способствовали возникновению этой цепочки мнимых «осложнений».

Кстати, здесь также имела место непродуманность организации вакцинации - потоки детей, приходящих на вакцинацию и уже получивших прививку, не были разделены. По идее, не должно быть массового скопления детей в коридоре перед кабинетом. Не должны были привитые дети выходить в ту же дверь, в которую входили, и рассказывать, как там «больно колют». Понятно, что напуганная девочка запросто может после укола упасть в обморок.

Предотвращается это очень легко. В Великобритании, когда такие случаи стали фиксироваться, врачи ввели несколько несложных правил. Во-первых, ребенку запрещалось смотреть на место прививки. Во-вторых, делалась прививка только сидя. В-третьих, после прививки ребенок в течение 15 минут находился в кабинете под присмотром врача. В-четвертых, привитой выходил из кабинета через отдельную дверь. Так количество психоэмоциональных реакций удалось сократить в разы.

Сама же вакцина однозначно проверенного качества, она используется в Европе, в России, но там ничего подобного не происходило.

 

- Миф второй: в составе вакцины имеются токсические вещества, инородный белок…

 

- Что касается содержания в вакцинах различных соединений, это так. Современная вакцина – это очень сложная химия. И чтобы она работала более эффективно, составители идут на различные «уловки».

Так, в ряде вакцин используются соли алюминия в качестве адъюванта. Адъювант – это вещество, на которое «налепляются» антигены, и в таком сочетании вакцина дает наиболее выраженный эффект, к тому же требуется меньше собственно антигена, меньшая нагрузка на иммунную систему. Но количество солей алюминия в дозе вакцины таково, что оно сопоставимо с суточной дозой этого же алюминия, получаемого человеком вместе с пищей каждый день.

В некоторых вакцинах в составе указывается формалин. Он используется в процессе приготовления препаратов для нейтрализации бактерий или вирусов, которые в таком состоянии заболевания не вызовут. Современные методы очистки вакцины очень эффективны, но следовые количества этого формалина могут все же оставаться. Если говорить о количестве, то в процессе жизнедеятельности организм человека сам продуцирует формалина в сутки в десятки-сотни раз больше!

А как это преподносится людям? Да вам же соли алюминия, формалин колют, почитайте состав! А то, что его минимальное количество? Ну что такое для неспециалиста, к примеру, 0,0005 мг? Непонятно, а звучит страшно. И опять же задача врача - разъяснить, что это не страшно и совершенно безопасно.

 

- Миф третий: поскольку в классе, скажем, привили 10 человек, моего 11-го можно не прививать.

 

- Стопроцентный охват прививками – это светлое будущее, которое не будет достигнуто никогда. А 95% плюс-минус несколько процентов - это тот охват, при котором мы можем избежать эпидемии. Суть очень проста: при массовой вакцинации исключается возможность передачи возбудителя от болеющего человека привитым, так как они невосприимчивы к этому заболеванию.

Что же касается конкретного ребенка… Ни один доктор, просто посмотрев на пациента, не сможет определить его иммунный статус, каков будет иммунный ответ на прививку. Чтобы совсем было понятно, для противостояния инфекции у человека в крови должен быть определенный уровень антител. Когда этот уровень становится ниже критического, организм перестает защищаться. Сразу после прививки до 96-98% вакцинированных добиваются защитного уровня. Но у кого-то он может снизиться через 10 лет, у кого-то - через 5 лет. Так что даже привитые через какое-то время могут заболеть, для чего и требуется ревакцинация (например, от дифтерии требуется повторная прививка каждые 10 лет). Но даже в случае снижения уровня антител у привитых болезнь будет протекать в гораздо более легкой форме.

А охват вакцинацией очень важен, потому что разные заболевания обладают различной контагиозностью (степенью заразности). Например, грипп, корь - высококонтагиозные заболевания, а лепра (проказа) – низкоконтагиозное. Поэтому для каких-то заболеваний, чтобы не было эпидемии, достаточно 75%-ного охвата вакцинацией, для каких-то - 80%, но для той же кори этот показатель - 95%.

 

Что происходит, когда этот охват снижается? Пара примеров. Так, в Великобритании в 1970-1980-е годы падение охвата прививками от коклюша с 80% до 31% привело к развитию эпидемии. В 1990-1999 годах в странах бывшего СССР возникла эпидемия дифтерии, потому что охват вакцинацией составлял менее 70%: между 1990 и 2001 годами в регионе было зарегистрировано более 160 тыс. случаев заболевания дифтерией, из которых 4 тыс. были со смертельным исходом.

А в качестве примера эффективности вакцинации могу привести ситуацию с гепатитом В: в Казахстане заболеваемость гепатитом среди детей снизилась в 482 раза по сравнению с допрививочным периодом (вакцинация начата в 1998 году).

 

- А как Вы объясните мамочке привитого ребенка, что заболеть возможно даже после прививки? Ее довод, что ребенка перед прививкой не обследовали, будет резонен.

 

- Мамочке объяснить действительно будет сложно, все зависит от квалификации врача. Есть несколько аспектов. Первое – одно и то же заболевание могут вызвать несколько возбудителей. Для той же, скажем, пневмонии их - десятки. Мы не можем каждого заболевшего обследовать и точно установить причину, почему он заболел.

Второй аспект – индивидуальность собственной иммунной системы, я имею в виду защитный уровень антител. Но повторюсь, в любом случае у привитого человека заболевание будет протекать в более легкой форме, присутствующие в организме антитела не позволят инфекции развиться в полной мере. Ну и напоследок могу сказать, что единственная возможность защитить ребенка на 100% от всех заболеваний – это поместить его в скафандр.

 

- И все же, когда идет массовая вакцинация, как обследуют детей, как определяют, что этому можно прививку делать, а этому нельзя?

 

- Есть приказ №190 министерства здравоохранения и социального развития, к которому приложен перечень медицинских состояний, при которых вакцинация невозможна. Как это должно быть на практике? Врач должен померить ребенку температуру, осмотреть на предмет сыпи или иных признаков инфекционных заболеваний, опросить маму на предмет аллергического анамнеза, как ребенок перенес первую вакцину. После всего этого у врача формируется впечатление, есть ли у ребенка противопоказания. Если их нет, то смело отправляет на прививку. Поэтому очень важно, чтобы родители вели так называемый прививочный паспорт: когда ребенку вводили вакцину, от чего, какова была реакция.

 

- Не кажется ли Вам, что в популярности идей антивакцинального лобби есть вина медицинского сообщества? Ведь у нас говорят о необходимости вакцинации только в ходе всемирной недели иммунизации, которая проходит один раз в году в конце апреля. Потом слова забываются, дети получают прививки, кто-то переносит их якобы с осложнениями, СМИ эти случаи продуцируют в массы, а врачи молчат до следующей «недели».

 

- К сожалению, можно отметить некоторую хаотичность проводимых мероприятий, я имею в виду отсутствие ежедневных усилий в разъяснении населению необходимости вакцинации. А СМИ лишь отражают чаяния народа и пишут о том, что в обществе пользуется популярностью. Но могу отметить, что ситуация изменяется в лучшую сторону, со стороны руководства системы здравоохранения предприняты значительные усилия по формированию позитивного отношения населения к иммунизации. Искренне надеюсь, что это будет заметно уже в самое ближайшее время.

Также необходимо говорить, что сами врачи не всегда бывают уверены, столкнулись ли они с поствакцинальной реакцией или осложнением, о чем я говорила выше. К сожалению, в институтской медицинской программе очень мало времени отведено на изучение проблемы формирования иммунитета у детей и вакцинопрофилактике. И специалисты, которые не работают непосредственно в этой сфере, подчас не имеют представления, как какие вакцины работают, что происходит. Это не означает, что врачи - неучи и бездари, это упущение самой образовательной программы.

Кстати, частным примером этой проблемы являются подчас необоснованные медицинские отводы от прививок. Когда идет массовый вал медотводов, родители складывают два и два и делают вывод: вакцины некачественные, потому что даже врачи дают отвод.

 

- Спасибо за интервью!




Поделиться новостью:


adimage