Мехлис Сулейменов: Казахстанские аграрии столкнутся с новыми проблемами в предстоящей посевной кампании

Дата: 08:57, 11-02-2015.

Алматы. 11 февраля. КазТАГ – Куба Туратбеков. В Казахстане все чаще задаются вопросами о том, какая ожидает аграриев весна, будет ли достаточно влаги для посевов, каким образом будут складываться условия для посевной. Между тем многие сельчане опасаются именно того, что из-за малоснежной зимы они ощутят нехватку влаги в ходе предстоящей посевной кампании. В интервью агентству КазТАГ академик, научный консультант научно-производственного центра зернового хозяйства имени А.И. Бараева в Акмолинской области Мехлис Сулейменов попытался разъяснить эти и другие вопросы.

 

- Мехлис Касымович, ввиду текущей малоснежной зимы, не столкнутся ли казахстанские аграрии с засушливостью, малой увлажненностью земли в период предстоящей посевной кампании 2015 года? Какова вероятность такого развития событий?

 

- На самом деле веских оснований для того, чтобы считать малоснежность зимы причиной малой влаги в предстоящую посевную кампанию, нет. К примеру, в Северо-Казахстанской области как в основном зерновом регионе страны, условия сейчас складываются неплохие, то есть уровень влаги земли выше среднего. Почему? Во-первых, осень в 2014 году была влажная. Вы, наверное, помните, что осенью не закончили уборку из-за того, что были частые дожди. Влажная осенняя почва ушла под зимнюю, потом зимой в Северо-Казахстанской области снег выпал выше нормы, и до сих пор продолжаются снегопады в этом регионе.

Если смотреть на Костанайскую и Акмолинскую области, то там тоже увлажненность почвы сейчас хорошая. Поэтому никаких оснований, чтобы тревожиться, я не вижу. Я думаю, что ожидаемые запасы влаги весной, после схода снега, будут на уровне среднего и выше среднего.

 

- Должно ли прорабатывать государство какие-то дополнительные меры для оказания помощи сельхозпредприятиям в случае, если текущий год в сравнении с предыдущим будет более засушливым и казахстанские аграрии столкнутся с засухой?

 

- Дополнительных мер, связанных с засушливостью, сейчас не надо. Потому что ожидается нормальная весна по запасам влаги для аграриев. У нас сейчас есть другие, более важные проблемы, особенности этой весны.

Во-первых, немало посевов в стране остались не убранными. Теперь их уборка будет идти весной. В некоторых хозяйствах – достаточно большие площади. Если говорить о южном регионе страны, то там убрали все, а в северном регионе осталось много неубранного урожая. Поэтому сейчас это проблема: рано весной нужно делать закрытие влаги и другие обработки почвы, а в это время будут ездить комбайны по полю. Здесь вот помощь от государства нужна для того, чтобы хозяйства имели вовремя в достаточном количестве топливо.

Также основными проблемами предстоящей посевной кампании будут денежные ресурсы, оборотные средства. Потому что часть урожая не убрали, многие хозяйства, которые убирали урожай в условиях частых дождей и низких цен на зерно, остались в убытке, и сейчас у многих нет денег.

Если взять в целом все хозяйства, то у нас есть три группы. В первой группе – крепкие хозяйства. Раньше их называли передовые хозяйства. То есть те, у которых достаточно техники, хорошие кадры, вовремя сеют и вовремя убирают, обрабатывают почву. Поэтому у них особенных проблем весной не будет. Потом есть средняя группа хозяйств, которые все делают вовремя, но где-то опаздывают или осенью не обработали поля - вот у них и остался неубранным урожай.

 

- Согласно статистике, в Казахстане в 2014 году урожай зерновых и бобовых культур составил 17,162 млн тонн, что на 5,9% меньше, чем в 2013 году. При этом площади под зерновые культуры в Казахстане сокращаются планомерно из года в год, а, например, под те же сравнительно новые для нашей страны сельскохозяйственные культуры – соя или рапс – напротив, увеличиваются. Как Вы относитесь к этому явлению?

 

- В последние годы заметной политикой нашего министерства стало поощрение посевов масличных и кормовых культур. При этом стимулируют сокращение посевов пшеницы. Насколько это оправданно и есть ли здесь опасения? Я думаю, что это оправданная политика, потому что у нас в стране пшеницы достаточно и для собственного потребления, и для экспорта, даже при средних урожаях. Перепроизводства большого делать не надо, а идти на культуры более необходимые, допустим, кормовые культуры. В последние годы совсем запущена эта отрасль.

Теперь в отношении масличных культур. Сейчас все говорят, что мы много сеем рапса. На самом деле это не точная информация. По сравнению с тем, что в советское время вовсе в Казахстане не сеяли рапс, а в последние 10 лет начали применять посевы рапса. Но сейчас нельзя сказать, что рапс быстро и широко распространился в стране. Это всего 300 тыс. гектаров.

Если говорить о масличных культурах, то лен, который позднее вошел в оборот, чем рапс, всего 4-5 лет назад, быстро пошел. Лен сейчас занимает порядка 600-700 тыс. гектаров, то есть в два раза больше, чем рапс. Но почему обеспокоились тем, что рапса много? Рапса на самом деле совсем не много, если считать, что пшеницу мы сеем 11-12 млн гектаров. Но почему много сеют льна? Потому что увидели, что он менее прихотливая культура, а у нас это очень важный фактор. А рапс – прихотливая, его нужно вовремя обрабатывать и сеять, бороться с сорняками и вредителями. То есть с рапсом хлопот очень много.

 

- Сейчас говорят о том, что в Китае посевы под рапс и сою сильно истощают землю, делая ее непригодной для сельскохозяйственного использования. По Вашему мнению, является это проблемой? Озабочены ли в Казахстане этим вопросом?

 

- Это все пустые разговоры, что соя и рапс истощают плодородие. Что касается сои, то ее площади в Казахстане совсем маленькие. Соя, наоборот, обогащает почву, она – зернобобовая культура. Если мы будем сеять больше сои, то это только лучше. Почему нужно больше сои? У нас есть много птицефабрик, которым очень нужна соя. Но соя – не простая культура для Северного Казахстана. Соя – новая культура для нас не случайно, потому что нужны ультраскоростные и скороспелые сорта. Попросту не хватает времени, это теплолюбивая культура. Но все-таки некоторые занимаются этой культурой и получают неплохие результаты.

Что касается рапса и что он истощает почву… Конечно, рапс нужно хорошо удобрять. А у нас большинство просто посеют и убирают, конечно, это недостаточно хороший предшественник и некоторое истощение почвы происходит.

Если говорить в целом об истощении почвы в Казахстане, по сравнению с тем, что в 1954-1956 годах распахали, за это время, по оценкам института почвоведения, в среднем порядка 30% исходного органического вещества в почве было потеряно. Но это не точная цифра.

 

- А за счет чего потеряно и что надо было делать, чтобы этот процесс замедлить, по крайней мере?

 

- Первое – это эрозия почвы. Это главный механизм растраты плодородия почвы. То есть, мы не глядя обрабатываем почву, потом открываем ее всем ветрам и воде, а потом ее уносит. Время от времени в городах можно наблюдать пыльные бури, это вот с полей плодородный слой почвы уносится.

 

- Что нужно делать государству, крестьянам для того, чтобы уберечь землю от гибели, чтобы оставить ее будущим поколениям?

 

- Нам надо меньше обрабатывать почву. В особенности, у нас есть такое поле, называется «пар». Когда не сеют один год и оставляют, и четыре-пять раз обрабатывают. Целью такого метода в основном является избавление от сорняков. Эти обработки полностью распыляют почву. Одно дело бороться с сорняками, другое – разрушаем почву.

Но почему люди все же применяют такой метод? Во-первых, эрозия почвы не каждый год бывает. Если кого-то спросить в хозяйстве: бывает ли эрозия почвы на «парах»? То он вам сразу не ответит. А потом скажет: «Да, в 2007 году, кажется, было». Но ведь это же за один день или за несколько часов может унести то, что накапливалось за сотни тысяч лет! Эту проблему у нас не каждый понимает. Но с этим есть методы борьбы.

Во-первых, это сокращение площадей «паров», и сейчас есть кое-какие результаты. Раньше у нас было обязательно оставлять 20% площадей под «пары», сейчас уже порядка 10% осталось. Второй вопрос. Во время этого «пара» сокращать обработки почвы. То есть уничтожать сорняки не орудиями и подрезанием, а с помощью гербицида. Сейчас эта технология потихоньку осваивается. Если пройти по всем хозяйствам, то крепкие хозяйства, о которых я говорил ранее, они это делают.

 

- Если все же в этом году в Казахстане будет наблюдаться неурожайность зерновых и других культур, то что может быть с ценами на них? Каков будет Ваш прогноз?

 

- Это рыночная экономика. Для этого есть очень простой ответ: ниже урожай – обычно цены повышаются, выше урожай – наоборот, падают. Если посмотреть на наши самые урожайные годы, как 2011-й, то цены были самые низкие. Если посмотреть на самые засушливые годы, как 2012-й и 2014-й, то и цены поднимались. Но, конечно, есть и влияние мировой конъюнктуры.

 

- Благодарю за интервью.



Поделиться новостью:


adimage