Мурат Абдушкуров: Государство должно изменить свое отношение к ветеранам

Дата: 12:40, 19-09-2018.

Алматы. 19 сентября. КазТАГ – Мадина Алимханова. Казахстан ратифицировал международную конвенцию о социальной защите ветеранов, внес изменения и дополнения в самые разные законы, но это только ухудшает положение участников Великой Отечественной войны, воинов-интернационалистов, чернобыльцев, уверен председатель координационного совета ветеранов и инвалидов войны в Афганистане и других локальных военных конфликтах Мурат Абдушкуров.

 

- Мурат Мухтарович, 15 февраля исполнится 30 лет, как Советский союз вывел свои войска из Афганистана. Был ли смысл их туда вводить?

 

- Если бы Советский союз не вошел в Афганистан, туда бы вошли американцы, и рубежи нашей родины были бы под прицелом. Значит, кому-то нужно, чтобы наркотики шли сюда, чтобы идеология у нас хромала, гей-клубы создавались, чтобы у нашей молодежи не было своей идеи. Любая война, любое распространение какой-то идеи - это кому-то нужно. Возможно, есть кто-то, кто хочет, чтобы наркотики шли в наши центральноазиатские страны, в Россию, в Европу, те же идеи экстремизма, терроризма используются, чтобы держать в напряжении то или иное государство. Это тоже финансы. Любая война - это, в первую очередь, борьба за ресурсы, за умы людей. Поэтому тогда мы оберегали свою страну.

Не секрет, что когда советские войска стояли в Афганистане, мы не слышали о наркотиках, о таких проблемах, как экстремизм и терроризм, которые шли из Афганистана. Наши войска выполнили те задачи, которые ставились перед ними. У нас не было задачи завоевать Афганистан, мы туда вошли оказать помощь. Советский союз в то время огромную помощь оказал: строились электростанции, в Кабуле есть целый микрорайон, построенный советскими специалистами, школы строились, очень большое количество медикаментов выделялось. Сейчас афганцы с добротой вспоминают шурави. Они говорят, что тогда не поняли, что это люди, которые несли им процветание, поддержку, культуру. Сейчас они, наверное, и хотели бы, чтобы мы туда вошли, но уже поздно.

 

- Сколько казахстанцев участвовали в этой войне и сколько дожили до юбилейной даты?

 

- Точную цифру сейчас никто не даст. 22 296 казахстанцев прошли через афганскую войну, 928 из них погибли. До сих пор числятся пропавшими без вести 19 человек. Тысячи ребят вернулись инвалидами. Около 17 тыс. ветеранов афганской войны сейчас проживают в Казахстане, но у нас есть и другие локальные войны – тот же Вьетнам, та же Куба. В 22 странах мира Советский союз держал свои войска. Поэтому с локальщиками вместе - около 22-23 тыс. по Казахстану. Учета нормального нет. Разве что (можно узнать - КазТАГ) через выплатной центр, но это только те, кто встал на учет и получает компенсацию в Т14 тыс.

 

- Кроме компенсации им же положены еще какие-то льготы?

 

- У нас очень много проблем. Тот закон, который сейчас действует, указ президента, имеющий силу закона №2247, морально устарел. Те статьи, которые там описаны, уже изжили себя. Там есть статья о бесплатной помывке в бане или о выделении 3 кубов леса для ветеранов. В городских условиях они сейчас зачем нужны? А те законы, которые принимаются, часто противоречат друг другу. Есть международное соглашение о сохранении социальных прав и гарантий ветеранов Великой Отечественной войны и лиц, приравненных к ним, которое Казахстан тоже ратифицировал. Там написано, что Казахстан не будет ухудшать положение ветеранов, существовавшее на время подписания этого международного документа. Каждый принимаемый закон ухудшает положение наших ветеранов.

 

- Что именно уже ухудшилось?

 

- Взять, например, поправки в закон о жилищных отношениях. Мы всегда имели право на первоочередное получение жилья. Новые поправки убрали категорию ветеранов и включили их в малоимущих. Но ветераны войны не должны быть в этой категории, они должны быть в категории почетных граждан своей страны, это люди, которые отдают жизни за эту страну. Государство само поставило себя в такое положение, когда ветеранов войны оно причисляет к малоимущим. Так же не должно быть. Это говорит о самом правительстве, что оно неправильно относится к этой категории людей. И сейчас наши ребята даже не могут встать в очередь. Если доход ветерана составляет более Т70 тыс., то его не ставят в очередь, говорят, что он уже не малоимущий.

Второй момент - автотранспорт. У нас раньше была такая льгота – ветеран не платил налог на одну любую принадлежащую ему машину. Сейчас сделали так, что за машины с объемом двигателя менее 4 куб.м мы не платим налог, а свыше 4 куб.м – платим. Я не говорю, что мы все ездим на каких-то супермашинах, но факт ущемления есть. Поэтому я считаю, что наше правительство, прежде чем принимать закон, должно изучить все другие законы, все международные соглашения и потом только выдвигать закон и принимать его, может быть, даже проводить общественные слушания по принятию таких законов, которые касаются жизнедеятельности людей. И тогда не будет вот таких коллизий.

Сейчас чиновник, если ему дадут мзду, может применить указ №2247 и выделить квартиру, а если не дадут, он поднимет новые поправки и скажет, что квартира ветерану не положена. Здесь опять встает вопрос о коррупции. Поэтому мы и поднимаем такие вопросы, хотя не всегда нас слышат.

Мы недавно поднимали вопрос о госпитале ветеранов войны, и ваше агентство КазТАГ тоже нас поддержало, огромное вам спасибо за это. Госпиталь ветеранов войны – одна из основных проблем, потому что сейчас самому молодому ветерану афганской войны 49 лет, те контузии, ранения, которые они получили в молодости, сейчас дают о себе знать. Мы за конструктивную работу с властью, но власти надо показывать, что здесь они недорабатывают, здесь перерабатывают. Мы хотим показать власти, что есть проблемы и у ветеранов, и у общества, и у народа.

 

- Предпринимаются ли какие-то попытки изменить ситуацию на законодательном уровне?

 

- Сейчас в парламенте действует рабочая группа по законопроекту о ветеранах. Буквально весной прошлого года она создана. Сейчас мы ждем, что закон в ближайшее время будет принят и там будут точно расписаны все права и обязанности ветеранов. Но я считаю, что принятие этого закона – вопрос политический и на этом законе государство воспитывало бы подрастающее поколение. Если ветераны, которые по приказу родины отдавали свои жизни и становились инвалидами, сейчас нищие, изгои в стране, которая отправляла их на эту войну, то кто пойдет воевать за эту страну? Поэтому у государства и общества должно быть особое отношение к таким людям.

 

- И в чем оно должно выражаться?

 

- Например, в Америке, если ветеран вьетнамской войны заходит в кафе, хозяин кафе во всеуслышание объявляет: «Ко мне в кафе зашел герой войны такой-то». И все люди встают и аплодируют. В театрах и кинотеатрах есть специальные места, забронированные для этой категории людей. Бюджет их департамента по делам ветеранов в два раза больше, чем бюджет всей нашей страны. Там отношение совсем другое к ветеранам.

Если даже взять Кыргызстан, хотя мы говорим, что это бедная страна, у них государственное социальное пособие составляет $80, а у нас –$35-37. Они имеют право один раз в год бесплатно поехать в любую страну СНГ на любом виде транспорта, а у нас такого нет. В Беларуси на 9 млн населения есть 7 специализированных госпиталей, самый маленький из них – на 240 койко-мест. А у нас на 18 млн граждан всего 2 таких госпиталя, один на 90 койко-мест, второй – на 60. При этом он предназначен и для проживавших у полигона семипалатинцев, и для ветеранов, и для чернобыльцев, солдат особого риска, а это 840 тыс. человек.

 

- В какие законы нужно внести изменения, чтобы положение ветеранов улучшилось?

 

- Конечно, перед разработкой любого закона правительство должно изучать все сопутствующие законы. Сейчас не смогу сказать, во сколько законов и подзаконных актов нужно внести изменения, но основные - это закон о жилищных отношениях, Налоговый кодекс, законодательство о здоровье нации. У депутатов, у каждого министерства есть целый штат юристов, и они должны все это изучать. Когда мы подняли вопрос по поправкам в закон о жилищных отношениях, они сказали, что забыли про ветеранов. Как можно забыть целую категорию граждан, тем более такую? Так же не бывает. Это говорит об отношении, может, о квалификации тех юристов, которые у них работают.

 

- Недостаточно внимательное отношение к ветеранам чревато проблемами для общества или это касается только участников войн и лиц, приравненных к ним?

 

- Нам нужно создать здоровое общество и этим надо заниматься именно сейчас. Да, мы сейчас поднимаем экономику. Но через 10-15 лет мы кому отдадим эту экономику? Мы должны отдать ее тем людям, которые будут болеть за эту страну. Мы должны прививать это своим детям. Теодор Рузвельт сказал: «Важно, чтобы ты был готов умереть за свою страну, но еще важнее, чтобы ты был готов прожить жизнь ради нее». А у нас сейчас молодежь зациклена на вещизме, на каких-то материальных благах, а духовности нет. Поэтому сейчас растет и количество суицидов, и уровень преступности. Раньше, когда в автобус заходил пожилой человек, пол-автобуса вставало, чтобы уступить ему место, а сейчас все делают вид, что спят, или отворачиваются и смотрят в окна.

Это - показатель того, что общество начинает хромать. Здесь нужен комплексный подход, в первую очередь эту работу должна вести власть, она должна быть зачинателем и поднимать эти вопросы, а мы как неправительственные организации, как общество, должны это поддержать и уже в своих семьях, в своих школах, в детских садах это продвигать. А у нас даже чиновники среднего звена приходят на должности, чтобы поправить свое материальное положение. Сейчас молодежь знает только свои права, а они должны знать и обязанности перед своими родителями, перед окружающими людьми, перед обществом, перед страной. И страна должна знать, что она ответственна за своих ветеранов, и правительство должно помнить, что есть такая категория людей, которых нельзя забывать.

 

- Спасибо за интервью!

 

Поделиться новостью: