Мурат Абдушкуров: Закон о статусе участников войн больше нужен самому государству

Дата: 10:31, 23-02-2015.

Алматы. 23 февраля. КазТАГ – Владимир Радионов. Неделю назад отметили очередную годовщину со дня вывода ограниченного контингента советских войск из Афганистана. Между тем у казахстанских воинов до сих пор нет собственного статуса. Для чего он нужен ветеранам афганской войны и чем отсутствие законодательства об участниках боевых конфликтов чревато для самого государства – наш разговор с председателем координационного совета объединений ветеранов и инвалидов войны в Афганистане при акимате Алматы Муратом Абдушкуровым.

 

- Мурат, для вас наиболее важным является предоставление льгот ветеранам афганской войны, нежели статус?

 

- Не совсем так, просто без одного не может быть другого. Самому молодому воину-афганцу сегодня уже за 45, все они устоявшиеся люди, создавшие платформу, за счет которой живут. Поэтому основной вопрос, который мы сейчас будируем, все-таки о нашем статусе. У воинов, принимавших участие в афганской гражданской войне, должен быть определенный статус.

И не только у афганцев – у всех воинов, которых страна отправляет исполнять свой воинский долг в других странах. Казахстанцы и в составе Вооруженных сил СССР, и суверенного Казахстана служили в 22 странах мира, в частности, во Вьетнаме, на Кубе, в Никарагуа, Ираке. Часть из них, как и афганцы, имеют статус приравненных к ветеранам Великой Отечественной войны. Но, например, служившие на таджикско-афганской границе даже такого статуса не имеют, равно как нет его и у казбатовцев, служивших в Ираке. Да, последние в боевых действиях не участвовали, занимались разминированием. Но по идее они выполняли боевую задачу. К тому же среди них имеются жертвы – там погиб капитан Кудабаев.

 

- Давайте вернемся к сегодняшним реалиям...

 

- Ну и сейчас Казахстан связан договорами ШОС, ОДКБ, и если нашим партнерам по этим организациям нужна будет помощь, наши войска будут направлены. Кем эти воины вернутся в Казахстан? Не дай бог, кто-то вернется инвалидом. Что он получит? Разовую помощь, которая закончится очень быстро, и человек останется с пенсией в 23 тысячи тенге? Он же становится обузой – для родителей, жены, детей. На 23 тысячи тенге инвалиду прожить очень сложно.

 А человек, побывавший в боевых точках, вряд ли будет на 100% здоровым хотя бы в психологическом плане. Афганский синдром – не пустые слова. Человек должен постоянно проходить медико-социальную реабилитацию раз, а то и два раза в год. И для этого должны быть предусмотрены льготы. А если он погибает, то его супруга и дети тоже должны быть социально защищены. Государство должно вести этих детей до окончания ими высшего учебного заведения.

Недавно наши ребята из Казбата выполняли миротворческую миссию в Ираке. И когда заходил разговор о социальных гарантиях, мне отвечали, что каждый из них страхует свою жизнь, к тому же они пишут заявление, что едут в Ирак добровольно. И я понимаю этих добровольцев: они – молодые люди, им нужно строить карьеру, а боевой опыт – большое подспорье в этом деле.

Но есть и трагические случаи. Семье погибшего капитана Кудабаева выделили квартиру, но это та самая разовая помощь. А если бы гарантии были оговорены в законе, то уходя на войну, офицер бы знал, что в случае чего о его семье государство позаботится. Так что получение статуса для афганцев – по большей части моральная сторона вопроса, в этой связи нужно говорить о тех, кто может попасть в подобную ситуацию сегодня.

 

- А как Вы сами себе представляете этот статус?

 

- Статус участника войны. Если уж возвращаться к Афганистану, то там шла гражданская война. А когда мы в 2006 году обращались за разъяснением в министерство обороны, нам пришел ответ, что ни СССР, ни Казахстан Афганистану войны не объявляли. Так мы и не говорим о том, что СССР или Казахстан воевал с Афганистаном, у введенной туда 40-й армии не было задачи кого-то победить. Наши войска были туда введены по просьбе руководства страны для поддержания порядка, охраны объектов, но так или иначе оказались втянутыми в вооруженный конфликт. И если ребята воевали, будьте добры, назовите их соответствующим образом, и чтобы это были не слова, а закон.

 

- Когда речь заходит о новых законах, тем более предполагающих социальные льготы, во власти сразу кивают на возможности бюджета…

 

- Могу заверить, что его принятие не окажет существенного давления на бюджет. Ветеранов Великой Отечественной войны в Алматы осталось около 800 человек, по республике – порядка 5000. Из 22 тысяч воевавших в Афганистане казахстанцев сейчас в живых осталось чуть больше 17 тысяч. Мы ежегодно только в Алматы хороним по 30-40 ребят. Так что нагрузка на бюджет будет минимальная. Но отдача будет гораздо большая. Будущие офицеры должны видеть: если он будет где-то выполнять свой долг – то вернется героем, что о нем не забудут, как об отработанном материале. Цель такая.

Ну и принятие подобного закона и введение статуса участника боевых действий может иметь и воспитательную силу. Люблю повторять слова Льва Толстого: «Никого воспитывать не надо, достаточно личного примера». На чьих примерах нужно воспитывать подрастающее поколение? Неужели на Рэмбо? На нашей земле есть свои герои, честно исполняющие воинский долг. Когда мы проводим встречи со школьниками, они интересуются, что мы имеем за свои боевые награды. И если им честно рассказать, что ветеран-афганец получает от государства 10 тысяч тенге, кто этому поверит? Так что закон нужен по большому счету не афганцам, а самому государству.

 

- Но ведь был же указ президента, прописывающий льготы ветеранам войны и лицам, приравненным к ним. Он отменен?

 

- Нет, указ президента, имеющий силу закона, № 2247 от 28 апреля 1995 года «О льготах и социальной защите участников, инвалидов Великой Отечественной войны и лиц, приравненных к ним» никто не отменял. Но смотрите: с момента его принятия прошло уже 20 лет, и он устарел, если его применять к сегодняшним реалиям. Ну, например, там прописана такая льгота, как бесплатная помывка в бане. Ну о какой бесплатной помывке сегодня можно говорить?.. Так что такие неработающие нормы из него нужно просто исключить.

С другой стороны, наблюдается противоречия его норм с нормами законов, принятых позже. Например, по тому же указу № 2247 ветераны имеют право на первоочередное получение жилья. А в законе «О жилищных отношениях», принятом в 2010 году, подобного пункта нет вообще. И такое несоответствие – лазейка для коррупционера: заплатишь – он посмотрит в указ, не заплатишь – в закон и скажет: «Не положено!».

Поэтому в указ стоит внести поправки, которые реально облегчат жизнь ветеранам, а не будут предлагать им бесплатно в бане помыться. Сейчас мы готовим свое видение этих поправок и внесем их на рассмотрение депутатов. Как мне кажется, изменить действующее законодательство проще, чем принимать новый отдельный закон. Наши депутаты как услышат о новом законе, сразу за голову хватаются: мол где деньги взять и так далее.

А если по-хорошему, ветеранские организации сегодня большую часть социальных проблем решают сами, вплоть до юридических консультаций (а иначе бы ветераны по госструктурам ходили). Но я так понимаю, что общественные организации, выполняющие работу госорганов, должны каким-то образом финансироваться…

 

-  А в госсоцзаказе не пробовали участвовать? 

 

- Там есть свои нюансы. Первое – очень маленькие суммы. Например, в прошлом году одна из наших ветеранских организаций участвовала в конкурсе на организацию детского поста славы у Вечного огня. Сумма – 2 млн тенге. На эту сумму нужно было пошить детям форму, кормить их, организовывать досуг. Будем честны – это нереально. К тому же выигрывает заказ обычно тот, кто предлагает меньшую сумму. И потом, там условия таковы, что все мероприятия организация осуществляет за собственные средства, в конце года отчитывается и получает возмещение. Откуда у ветеранских организаций собственные средства?

 

- Раз уж Вы заговорили о детях, знаю, что афганцы в своей общественной деятельности отводят большую роль патриотическому воспитанию. Почему эта работа так важна для вас?

 

 - Давайте представим, что Казахстан стал развитым государством, все работает, создаются различные блага. Но для кого это будет создано? Для молодежи! Которая помимо физической красоты должна быть красива и здорова духовно. Патриотика – это и есть духовность. И в рамках патриотического воспитания мы должны прививать любовь к родине, объяснять, что родина в первую очередь – это семья, город, страна. Материальные блага должны работать на народ. А если мы вырастим манкуртов, и семьи, и страна в будущем развалятся. Поэтому мы такой работой и занимаемся.

 

- Наша беседа проходит 23 февраля, который когда-то был Днем советской армии. Какое у вас отношение к этому празднику?

 

- Мы жили в советское время, когда уходили в армию, присягали на верность своему отечеству, Советскому Союзу. Считаю, очень мудро поступил наш президент, что не заставил тех военнослужащих, которые служили во времена СССР, переприсягать народу Казахстана. Присяга дается один раз и на всю жизнь.

Я служил в советской армии, в Афганистане был тоже в рамках ограниченного контингента советских войск, и для нас 23 февраля тоже остается праздником.

Но мы также принимаем и 7 мая – День защитника отечества Казахстана, потому что сейчас живем в независимом государстве, в котором созданы собственные вооруженные силы. Поэтому мои товарищи отмечают обе эти даты, ведь это наша общая история. Возложить цветы к Вечному огню и памятнику погибшим воинам 23 февраля – это святое. Это почитание памяти наших отцов, которые победили гитлеровскую Германию. В годы войны погибли более 26 миллионов советских солдат, и среди них 600 тысяч – казахстанцы. Пока живет наше поколение – будет жить и 23 февраля.

 

- Спасибо за беседу.


Поделиться новостью:


adimage