Потерпевшая по делу об изнасиловании в «Тальго»: Правоохранители работают только после шума

Дата: 09:48, 30-12-2019.

Алматы. 30 декабря. КазТАГ – Шолпан Елеусизова. Потерпевшая по резонансному делу об изнасиловании в пассажирском купе готовит новые иски в суд. Новый приговор по делу об изнасиловании в «Тальго» огласили на минувшей неделе, а на следующий день Сенат Казахстана принял законопроект об ужесточении наказания за преступления против половой неприкосновенности личности. Отдельно нужно отметить часть 2 статьи 121 (Насильственные действия сексуального характера лицом при выполнении служебных обязанностей) УК РК. Без преувеличения можно сказать, что появилась она благодаря смелости потерпевшей в деле об изнасиловании в железнодорожном купе, благодаря ее решимости идти до конца. Жительница Актобе в откровенном интервью МИА КазТАГ рассказала, чего ей стоила эта победа.

- По первому приговору, который был оглашен в июле, проводникам определили по 2,5 года колонии, а на днях они получили по пять лет каждый. Вы довольны новым решением суда?

- Пять лет, конечно, немалый срок, но надо учитывать отягчающие обстоятельства: они находились на своем рабочем месте, Жетес Умбеталиев использовал ключ проводника, чтобы проникнуть в мое купе. В обвинительном акте этого не было. С другой стороны, на тот момент у прокуратуры не было правовых инструментов, чтобы добавить это, как отягчающий момент. Теперь, если президент Токаев подпишет законопроект, на такие детали будут обращать внимание. И насильники теперь будут получать срок от девяти до 12 лет, если совершают свои преступные действия на рабочем месте. При всем при этом, я считаю, что со стороны транспортной прокуратуры было очень лояльное отношение к сотрудникам «Қазақстан Темір Жолы» (КТЖ). Дело вернули на доследование только благодаря моим жалобам, которые я писала во все государственные органы, генеральную прокуратуру, транспортную прокуратуру, в МВД, ездила в столицу, постоянно заявляла, что нарушаются мои права. Эти двое отсидят свои пять лет и выйдут, а как быть потерпевшей? Жизнь эмоционально ломается после такого!

- Когда досудебное расследование только началось, следователь допустил утечку Ваших личных данных, дал родственникам проводников адрес и телефон Ваших родителей, намерены ли Вы привлечь его к ответственности?

- Да, я подниму вопрос и со следователем, и с прокуратурой, которая так халатно вела расследование, и о профессиональной компетентности первого судьи. Также я буду судиться с двумя проводниками, которые выступили в качестве свидетелей и давали ложные показания. Они осознанно вводили следствие и суд в заблуждение, оговаривали меня, якобы я распивала спиртное с первым проводником (Умбеталиевым – КазТАГ). Когда одного из этих свидетелей попросили описать меня, он начал путаться, сказал, что я была в очках с диоптриями. Но я на тот момент никогда не имела проблем со зрением и не носила очки, о чем есть справка от офтальмолога. В общем, откровенная ложь лилась из их уст, поэтому я буду подавать иск о клевете и лжесвидетельствовании. Кроме того, я уже подала иск о клевете в отношении жены Жетеса Умбеталиева и отца Колканата Курманиязова. Я не намерена ничего оставлять на божий суд. Я в него верю, но я считаю, что я юридически могу обосновать и доказать свои претензии, и я это сделаю. Моя борьба еще не закончена.

- Национальный перевозчик выходил на Вас лично после того, как суд признал Умбеталиева и Курманиязова виновными?

- Первый заместитель председателя КТЖ принес извинения, но это произошло под давлением со стороны общественности. Было сказано, что они не могут отвечать за каждого своего проводника… По сути, национальный перевозчик в этой ситуации показал, что его топ-менеджмент очень сильно хромает. Они до конца не осознали всей чудовищности произошедшего. Представьте, если подобная ситуация произошла бы в Европе? Там наказание понесли бы топ-менеджеры! А в нашем случае они быстро уволили самих проводников и начальника поезда. Кто-то получил строгий выговор, вот и все, едем дальше.

- Как Вы оцениваете в целом Актюбинскую область касательно преступлений против половой неприкосновенности?

- Буквально на прошлой неделе я говорила со следователем в Актюбинской области, уважаемый человек в звании подполковника, который служит в органах больше 20 лет, сказал, что за все эти годы в нашем регионе я – вторая, которая идет до конца. У Дины Смаиловой из общественного фонда «НеМолчиKZ» есть статистика, что в 2018 году в Актюбинской области поступило 48 заявлений об изнасилованиях, из них до суда дошло только три, и лишь одно дело завершилось приговором, и то – подсудимому дали условный срок! И когда я написала свое заявление, ко мне относились несерьезно, как к очередной жертве, которая через неделю пойдет на примирение и заберет заявление.

- Летом Вы приняли участие в работе круглого стола по вопросам насилия в Нур-Султане, это было очень смелое решение! В том числе, благодаря той встрече, казахстанские чиновники, наконец, обратили внимание на эту проблему…

- Вы не представляете, чего мне стоила эта поездка в Нур-Султан. Я вращаюсь в деловых кругах, многие меня узнали, несмотря на очки и шляпу, многие осудили меня. Этот круглый стол обошелся мне очень дорогой ценой. Но я понимала, что мне нужно что-то делать. А потом, в начале сентября, президент страны в своем послании заявил, что будет ужесточение закона о половой неприкосновенности. Значит, все было не зря!

- Что Вы посоветуете людям, которые пережили изнасилование?

- Никому не дается крест, который он не сможет нести. Самое главное – понять, для чего вам дается этот опыт, и ни в коем случае не опускать голову! Я благодарю эту ситуацию, потому что она очень многое мне дала. Это было серьезное испытание, но я его прошла. Я поняла, кто есть кто. Очень многие от меня отвернулись, но одновременно я получила колоссальную помощь от тех, кто меня поддержал.

Источник фото: rus.azattyq.org


Поделиться новостью:


adimage