Председатель союза организаций инвалидов Казахстана Али АМАНБАЕВ: «Я ХОЧУ, ЧТОБЫ В ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫХ ОРГАНАХ РАБОТАЛ ХОТЬ ОДИН ДЕПУТАТ, ИМЕЮЩИЙ ИНВАЛИДНОСТЬ»

Дата: 09:13, 10-12-2013.

Алматы. 10 декабря. КазТАГ – Вера Ляховская. В Казахстане проживает более 609 тыс. людей, имеющих инвалидность. Многие из них активно вовлечены во все сферы общественной жизни: трудовую, предпринимательскую, культурную, спортивную. Однако их полная интеграция в общество все еще зависит от государственных программ и отношения граждан. О том, какие действия предпринимают государственные органы и НПО для улучшения ситуации, в интервью КазТАГ рассказал председатель союза организаций инвалидов Казахстана, советник министра труда и социальной защиты населения РК Али Аманбаев. Он более 20 лет работает в сфере представления интересов людей, имеющих ограниченные физические возможности, и является членом рабочей группы по реализации плана действий по обеспечению прав и улучшению качества их жизни в Казахстане.

 

- Али Абильданович, на что сейчас в первую очередь направлены ваши усилия?

 

- На вопросы обеспечения доступа ко всем услугам. До сих пор люди, имеющие инвалидность, не могут свободно пользоваться транспортными, образовательными, медицинскими услугами. Для того чтобы решить эти проблемы, Казахстан в 2012 году подписал Конвенцию о правах инвалидов. Сейчас идет подготовительная работа к ее ратификации. План мероприятий по исполнению прав и улучшению качества жизни людей, имеющих инвалидность, рассчитан на период до 2018 года. Могу сказать, что в свете подписания Конвенции уже сделано многое. Так, уже в 2014 году будут внесены изменения и дополнения в более чем 30 нормативно-правовых актов. Если не изменить законодательство, ничего не получится. Например, в свое время мы не продумали законодательно закрепить механизм введения 3-процентной квоты на трудоустройство людей, имеющих инвалидность. Он и не работает. Теперь это будет сделано, и каждая организация, в том числе и ваша редакция, должна будет предоставить 3% рабочих мест людям с ограниченными физическими возможностями. 

 

- На Западе государство дает предпринимателям, выполняющим это условие, льготы и преференции.

 

- Совершенно верно. К примеру, им выделяются средства на переоборудование специальных рабочих мест, мебели, туалетных комнат, парковки. Государство частично компенсирует и заработную плату для инвалидов. Естественно, у нас должно быть так же. Положим, оклад работника с особыми потребностями составляет 120 тыс. тенге, 40 тыс. из которых до определенного времени компенсируют местные органы власти. И таких механизмов защиты много. В их число входят и жилищные вопросы, и штрафные санкции. Если какой-нибудь банк или вуз не обеспечит для нас удобный доступ, его вынудит сделать это закон.

 

- Каким именно учреждениям это грозит больше всего?

 

- Посмотрите на новые школы. Ни одна из них не оснащена пандусами! С большими и малыми магазинами та же самая история. Но я рассчитываю на скорое изменение ситуации к лучшему. Ведь если Конвенция будет ратифицирована, мы возьмем на себя обязательства перед мировым сообществом, должны будем каждые два года давать отчет ООН. А с ними не забалуешь, несоблюдения законов не скроешь. По плану ратификация должна произойти в 2015 году. Это огромная работа парламента, и вряд ли получится раньше внести все поправки в законы.

 

- Получается, говорить о каких-то положительных изменениях можно будет только после ратификации Конвенции?

 

- Нет, процесс уже идет полным ходом. По вопросу 3-процентной квоты: если предприниматель не имеет возможности по каким-то причинам принять на работу человека, имеющего инвалидность, он может вносить определенную сумму в специально созданный фонд. На эти деньги местные органы власти или сами создадут рабочие места, или компенсируют расходы тем, кто хочет их создать.

 

- Насколько реально, что все ваши задумки будут осуществлены?

 

- Учитывая наш менталитет, какие-то прогнозы давать тяжело. К сожалению, людей, имеющих инвалидность, в Казахстане превратили в потребителей, как будто только «дай, дай» от них и услышишь. Но в последнее время чиновники стали к нам прислушиваться. Со стороны правительства и министерства труда и социальной защиты населения препятствий быть не должно. Все-таки Казахстан интегрируется в мировое сообщество, а значит, нужно соответствовать уровню.

 

- Какие еще министерства помогают вам?

 

- Министерство транспорта и коммуникаций. Уже запущены вагоны, приспособленные под потребности людей, пользующихся кресло-коляской, в поездах, идущих во всех направлениях, очень удобные. Работаем с аэропортами, более-менее уже навели порядок. Специально обученные агенты обеспечивают людям с особыми потребностями комфортное перемещение на борт самолета или при высадке. В их обязанности также входит встреча, помощь в регистрации и оформлении багажа, сопровождение на коляске. Я не могу сказать, что все прекрасно в обслуживании, но большие сдвиги уже есть. Мне есть с чем сравнивать. В Германии, например, служба агентов поставлена на широкую ногу. Я недавно был во Франкфурте, так меня там сопровождали, чтобы я не заблудился. Я отказывался, говорил, что справлюсь сам, но они и слушать не захотели. Комнаты отдыха везде оборудованы: диван, кофе, чай, сок, даже пиво стояло! Мы постепенно к такому уровню придем, я убежден.

 

- Отрадно, что вы настроены так позитивно, Али Абильдаевич. Ведь еще недавно вы были ярым критиком действующей системы.

 

- Так оно и было! Но если происходят положительные изменения, обязательно надо об этом говорить. При взаимодействии правительства, депутатского корпуса и НПО мы все-таки приходим к определенным подвижкам. В последнее время увеличилось число инватакси. По стране в распоряжении людей, имеющих инвалидность, находится 51 машина, причем услуги оказываются бесплатно. В Алматы действует 14 машин, конечно, хотелось бы больше, но всему свое время. В первую очередь инватакси выделяют тем, кто учится и работает, и это отличное подспорье для наших граждан.

 

- Однако проблема общественного транспорта остается нерешенной.

 

- Да. Более 200 автобусов и 50 троллейбусов в Алматы оборудованы соответствующим образом, нужно только обучить водителей и переоборудовать остановки. В этом вопросе мы тоже нашли понимание с местной властью, и это ближайшие планы. Разумеется, я бы хотел поторопиться, но не от одного меня все зависит. Еще я очень хочу, чтобы в законодательных органах работал хоть один депутат, имеющий инвалидность. Тогда к людям с особыми возможностями будут прислушиваться еще больше.

 

- Спасибо за интервью!


Поделиться новостью:


adimage