Сергей Смирнов: В повышении цен на ГСМ в Казахстане заинтересованы оптовики и крупные трейдеры

Дата: 08:56, 17-09-2014.

Алматы. 17 сентября. КазТАГ – Куба Туратбеков. Многолетняя проблема с нехваткой горюче-смазочных материалов на казахстанских автозаправочных станциях является следствием существующих проблем в нефтепереработке. При этом модернизация в Казахстане 3 существующих нефтеперерабатывающих заводов постоянно переносится. В то же время в интервью агентству КазТАГ аналитик нефтегазового сектора Сергей Смирнов отметил, что в первую очередь в повышении цен на ГСМ заинтересованы оптовики и крупные трейдеры. 

 

- Сергей Леонидович, проблема с нехваткой ГСМ становится традиционной. Почему такая ситуация складывается в Казахстане? Дело лишь в ремонте НПЗ?

 

- Безусловно! Именно в нефтепереработке вся проблема, потому что уже много раз озвучивались цифры, что наши НПЗ могут обеспечить нефтепродуктами лишь 60% рынка, а остальное 40% приходится импортировать. Между тем завершение модернизации трех существующих заводов постоянно переносится.

Еще в 2010 году президент Нурсултан Назарбаев заявил о том, что модернизация НПЗ будет окончена в 2014 году. Сейчас, как мы видим, 2014 год заканчивается, никаких, так сказать, особых подвижек не произошло, наоборот, дефицит топлива на рынке еще больше усилился. Более того, в мае этого года был очередной комплексный план, в котором было указано, что модернизация нефтеперерабатывающих заводов будет завершена лишь в 2018 году, и тогда будет у нас перерабатываться где-то 18,5 млн тонн сырой нефти вместо нынешних 14 млн тонн. И это, по мнению чиновников, позволит разрешить проблему с дефицитом топлива на нашем рынке. 

 

- Вы согласны с точкой зрения, что за все последние годы мы могли бы построить новые НПЗ, которые выпускали бы более высококачественный бензин, и таким образом решить проблему с ежегодными капитальными ремонтами уже существующих?

 

- Безусловно согласен! Уже бы построили. Когда заявлялась программа модернизации, утверждалось, что модернизация обойдется дешевле, чем строительство нового завода. Именно поэтому мы будем модернизировать заводы, а не строить новые.

Тем более, когда началась история с модернизацией НПЗ, сначала озвучивалась цифра, насколько я помню, $3-4 млрд – это модернизация всех трех заводов обойдется. Потом цифра стала зашкаливать за $4 млрд. Сейчас уже назывались цифры, что модернизация обойдется свыше $6 млрд…Так вот на эти $6 млрд, которые сейчас называются, можно было построить новые заводы, еще бы деньги остались.

Проблема с новым НПЗ так и не решается. В этом году в своем послании президент  потребовал к концу марта разработать планы по строительству, определить его мощности и место строительства. Уже год заканчивается, а мы ничего не знаем: где? когда? и при каких мощностях этот завод будет построен?

 Думаю, что здесь проблема, как и с нашими дорогами. В принципе, можно же один раз хорошо отремонтировать дороги, и проблемы не будет. Постоянный ремонт дорог, как вы знаете, дает деньги большому количеству бизнесменов, то же самое и с модернизацией НПЗ.

 

- Как Вы считаете, в Казахстане существует бензиновое лобби? В чьих интересах, например, постоянное повышение цен на ГСМ и периодическое создание дефицита? 

 

- Думаю, в первую очередь заинтересованы в повышении цен оптовики и крупные трейдеры. Та же ситуация в Атырауской области – там же у них свой НПЗ есть. Тем более, по заявлению их руководства, в этом году они производство бензина увеличили по сравнению с прошлым годом. Тем не менее, даже в Атырауской области проблемы с дефицитом бензина.

Дело в том, что тут обвинять именно НПЗ в том, что куда-то девают нефть, не приходится. Потому что все наши заводы работают по «давальческой схеме»: ресурсодержатели добывают сырую нефть, поставляют его на завод, завод получает деньги за процессинг ( переработку нефти – КазТАГ), и дальше ресурсодаватель получает уже нефтепродукты. И поэтому складывается ощущение, что именно ресурсодаватели заинтересованы в создании бензинового дефицита, поскольку идет рост цен.

 

- Получается, монополисты на оптовом рынке регулярно могут (что вовсе не исключено) вступать в ценовой сговор и специально снижать объемы поставок на розничный рынок, чтобы дестабилизировать рынок.

 

- В марте прошлого года было принято решение, что необходимо регулировать и оптовые цены. Поручение было дано тогда еще министерству нефти и газа. Министерство благополучно заволокитило этот вопрос. Более того, где-то в сентябре прошлого года тогда еще министр нефти и газа Узакбай Карабалин заявил, что он считает не целесообразным регулирование оптовых цен до тех пор, пока не будет проведена модернизация наших заводов.

Какая связь между модернизацией заводов и регулированием оптовых цен – я не знаю. Поскольку оптовые цены не регулируются, то они могут вплотную прижимать как розница, что сейчас и происходит. Вроде цены повысились на тот же АИ-92 до Т128 за литр, а розница продолжает жаловаться, что у них очень низкие доходы. Вот если бы зарегулировать оптовые цены, а для розницы наложили бы определенный процент рентабельности, то, по крайней мере, с ценами можно было бы определиться.

Сейчас подняли цены на АИ-92, причем непонятно, каким образом определяли цену. Дело в том, что параметры цен нефти и курс доллара в этом году изменились. Девальвация изменила курс доллара и сейчас цены на нефть упали со $115 за баррель до $98. На мировом рынке цены на нефть упали, а у нас цены на дизельное топливо растут.

  Вроде Казахстан – добывающая страна, тем не менее цены на бензин растут, качество не улучшается, и опять же – дефицит. Растут, потому что это законы рынка. Дефицит порождает рост цен на любой товар, который находится в дефиците. Нужно развивать собственные мощности по переработке, чтобы не зависеть от импорта.

 

- Насколько сегодня могут позволить себе простые казахстанцы дорожающий бензин, какова его покупательная способность в сравнении с теми же европейцами, с кем любят нас сравнивать чиновники?

 

- Один из самых дорогих бензинов – в Норвегии. Хотя у нас чиновники заявляют, что самый дешевый бензин в Казахстане. Так вот в Норвегии на среднюю зарплату они могут купить 1200 литров бензина АИ-92. У нас на нашу среднюю зарплату можно купить где-то 600 литров. 

 

- Тем временем зависимость от российского бензина растет.

 

- Да, зависимость от российского бензина растет. Даже по динамике импорта в 2011 году АИ-92 импортировалось 30% от потребности, в 2012 году уже 35%, а в 2013 году импорт АИ-92 составил уже 37% от потребности, то есть с каждым годом идет нарастание импорта.

 

- Благодарю за беседу.

 


Поделиться новостью:


adimage