Сейдим Аубакиров: массовое заболевание особо опасными инфекциями казахстанцам не грозит

Дата: 11:56, 11-06-2014.

Алматы. 11 июня. КазТАГ – Владимир Радионов. Конец весны – начало лета традиционно являются временем активизации переносчиков особо опасных зоонозных, то есть передающихся человеку от животных, инфекций. В Казахстане имеются собственные очаги таких инфекций, мероприятия против которых наработаны многолетней практикой. Но время от времени фиксируются заболевания, завозимые из других регионов.

 О том, чем мы можем заболеть, и как противостоит инфекциям современная наука – в интервью с главным научным сотрудником лаборатории природно-очаговых вирусных инфекций Казахского научного центра карантинных и зоонозных инфекций (КНЦКЗИ) Сейдимом Аубакировым.

 

- Сейдим Аубакирович, какие инфекции наиболее активны в Казахстане? Другими словами, чем могут заболеть казахстанцы?

 

- Центр занимается такими особо опасными инфекциями, как чума, туляремия, бруцеллез и конго-крымская геморрагическая лихорадка, природные очаги которых находятся на территории Казахстана.

Например, очень широк ареал носителей и переносчиков возбудителя чумы, в общем он занимает порядка 40% территории Казахстана. Очаги установлены в 10 из 14 областей страны. В зависимости от носителей, они делятся на несколько типов, но сути заболевания это не меняет. А носители этого заболевания – грызуны: суслики, сурки, большие песчанки, а также сопровождающие их эктопаразиты – блохи и клещи. В природе люди заражаются чумой через укусы блох, при контакте с грызунами. Но человек иногда заражается не от них, а от подхвативших болезнь домашних животных, в частности, от верблюдов. Они пасутся в песках и в колониях больших песчанок подвергаются укусам. В 2003 году, когда был зарегистрирован последний случай чумы у человека в Казахстане, произошло именно так: крестьянин забил больного верблюда, и от него заразились три человека. Но сигнал поступил вовремя, всех троих вылечили.

В таких случаях мы работаем в тесном контакте с ветеринарными службами – они следят за состоянием домашних животных, в случае подозрения на чуму сообщают специалистам противочумных станций (всего их 9 по Казахстану), те в свою очередь собирают и исследуют материал. Если верблюд действительно заболел чумой с подтверждением диагноза противочумной службой– он забивается и утилизируется, а хозяину компенсируется его рыночная стоимость.

 

- А разве не существует вакцинации против чумы, чтобы не допускать заболевания вовсе?

 

- Вакцинация – последнее мероприятие в череде профилактических, ведь медикам нужно точно знать, кого прививать и когда. Ей предшествует работа сотрудников противочумных станций, о которых я уже упоминал.

Эпизоотические процессы (эпизоотия – широкое распространение инфекционной болезни среди животных на значительной территории – КазТАГ)протекают круглогодично, но есть подъемы: весенне-летний и осенний. Именно в эти периоды идет отлов животных, в случае выявления возбудителя чумы определяется площадь эпизоотии, активность ее распространения, и на основе этих данных проводятся профилактические мероприятия. 

Территория Казахстана интенсивно осваивается и в промышленном отношении, и в сельскохозяйственном, строятся дороги, наблюдаются определенные миграционные процессы, поэтому опасность заражения людей весьма высока. По мере выявления эпизоотий люди, которые попадают на опасные территории, информируются, что нужно быть осторожным, в населенных пунктах и вокруг проводят полевую дератизацию и дезинсекцию одновременно (уничтожают и грызунов, и насекомых-паразитов – КазТАГ). Те же, кто проживает непосредственно в очагах и имеет контакт с природой, получают прививку, то есть вакцинация проводится превентивно. Но эпизоотия может выявиться и неожиданно, тогда бороться с ней сложнее.

Ко всему прочему чума, как и холера, является карантинной инфекцией, на которую распространяются международные медико-санитарные правила. То есть мы должны определить, представляет ли заболеваемость в том или ином случае международную опасность, и этим мы и занимаемся совместно с представителями Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ). Казахский научный центр карантинных и зоонозных инфекций им. М. Айкимбаева является центром, сотрудничающим с ВОЗ по чуме.

Что касается сегодняшнего дня, массовой эпизоотии не наблюдается, более-менее активные очаги наблюдаются на территории Алматинской, Кызылординской, Жамбылской и Мангистауской областей. В очагах чумы, где протекает эпизоотии, проводится необходимый комплекс санитарно-профилактических мероприятий и тем самым сохраняется эпидблагополучие. В настоящее время все природные очаги чумы на территории Казахстана находятся под постоянным контролем противочумной службы.

 

- Раз уж вы упомянули холеру, давайте на этом остановимся подробнее…

 

- Холера в Казахстане отличается от чумы тем, что у нас нет ее природных очагов, наблюдаются отдельные ее завозные случаи из стран Юго-Восточной Азии: Малайзии, Индонезии, Индии. Иногда вибрион холеры выявляется в водоемах. Несколько лет назад такой вибрион был выявлен в бассейне реки Урал, и в ходе исследования было выяснено, что среди прибывших из Каракалпакии было несколько носителей – у них в организме были возбудители, но клинически больными они не были. Но хочу успокоить казахстанцев, что холера сегодня абсолютно излечима, и диагностических, и лечебных препаратов против нее у нас достаточно.

Также единичны у нас заболевания туляремией, хотя легче перечислить регионы, в которых в Казахстане нет ее природных очагов – это Мангистауская и Южно-Казахстанская области. Но туляремия менее опасна, потому что относится к разряду так называемых вакциноуправляемых инфекций: прививка против нее весьма эффективна и может действовать до 5-10 лет. Заболеваемость же может наступать в связи со снижением иммунитета, либо у тех, кто контактирует с дикими животными, например, промышляет ловлей ондатры, охотой на зайцев, которые и являются носителем возбудителя этой инфекции в природе.

 Ну и второй момент, который нас несколько удручает – у Казахстана нет собственной вакцины против туляремии, хотя работу над штаммом начал еще Масгут Айкимбаев, чье имя носит наш центр. Туляремийная вакцина не зарегистрирована в Казахстане, и это осложняет ее приобретение. Вакцина закупается из России только по разовому разрешению министерства здравоохранения РК.

Если продолжить разговор о «своих» инфекциях, то на территории Казахстана имеется природный очаг конго-крымской геморрагической лихорадки. Он находится на территории Жамбылской области, и заболевания регистрируются чаще всего у жителей собственно Жамбылской, а также прилегающим к ней Южно-Казахстанской и Кызылординской областей. Обследование скота, помещений, где он содержится, дезинсекционные мероприятия, направленные против клеща-переносчика инфекции дают положительный результат, эпидемии ККГЛ не наблюдается.

      

- Между тем недавно в Акмолинской области были зафиксированы случаи заболевания пяти человек другой не менее опасной болезнью – бруцеллезом. Вообще заболевание человека зоонозной инфекцией – это ЧП?

 

- Конечно. Тем более, что бруцеллезом, как правило, болеют сельскохозяйственные животные – и крупный рогатый скот, и мелкий. Неблагоприятные в этом плане – ЮКО, Алматинская и Жамбылская области, там ежегодно регистрируется до 2 тысяч заболевших. Акмолинская область является относительно благополучной по бруцеллезу. Ну, а зарегистрированный недавно факт сейчас тщательно расследуется – вероятнее всего, был пригон зараженного скота. 

Борьба с бруцеллезом, с одной стороны, проще, чем с другими инфекциями, с другой стороны – сложнее. Относительная простота заключена в том, что инфекция не передается от человека человеку, в отличие, скажем, от чумы, заразиться можно только от животного. Сложность же такова, что сегодня не применяется вакцинация против бруцеллеза. Несколько лет назад ученые сошлись во мнении, что прививку надо отменить в силу высокой аллергизации организма человека из-за ежегодной ревакцинации.  Поэтому предупредить бруцеллез очень сложно, надежда только на хорошую работу ветеринарной службы. И хотя в случае забоя и утилизации больного скота хозяину предусмотрена компенсация, крестьяне зачастую скрывают факты инфекционных абортов у скота. Если раньше больной скот поставлялся на санитарные бойни на мясокомбинаты, то сейчас такого нет, и болезнь, увы, выявляется только тогда, когда появляются больные люди.

 

- Кстати, почему бы больной скот не лечить, вместо того, чтобы забивать и утилизировать?

 

- Раньше скот действительно лечили. Тем более, если речь шла о каком-то элитном поголовье. Сейчас же предпочитают утилизировать, потому что лечение длительное, не всегда эффективное, дорого обходится.

 

- А утилизация эффективна?

 

- Если проведена по всем правилам. Кстати сказать, с неправильным захоронением скота связано периодическое появление на территории Казахстана такой болезни, как сибирская язва. Природного очага ее нет, но имеется очень большое количество скотомогильников, где захоронен скот, который в свое время умирал от сибирской язвы.  Надо сказать, что возбудитель сибирской язвы очень устойчив – бактерия, попав в неблагоприятные условия, превращается в споровую форму, как бы консервируется, и ее не берет ни жара, ни холод; таким образом, она может сохраняться в почве до нескольких десятилетий. И когда на территории тех же скотомогильников начинаются какие-то работы, да даже если прогонят большое количество скота, споры вместе с пылью поднимаются в воздух, и создается угроза распространения инфекции.

До последнего времени эти могильники никак не были учтены. Но сегодня они все задокументированы, нанесены на карту, у них имеются паспорта, а на непосредственной территории расположения они обнесены ограждением.

 

- Вы говорили о проводимой в профилактических целях дератизации и дезинсекции поселковых и примыкаемых к ним полевых территориях для уничтожения грызунов и насекомых, являющихся переносчиками той или иной инфекции. А какова эффективность этих мероприятий?

 

- Важно отметить, что для носителей и переносчиков возбудителей особо опасных инфекций разработаны, апробированы различные методические подходы и подобраны высокоэффективные дезинсекционные и дератизационные препараты. Судите сами: если показатель численности переносчиков инфекции до обработки составляет 25 экземпляров на квадратный метр, а после – 0,1-0,2, то эффективность налицо, как говорится.

 

- Спасибо за беседу.       


Поделиться новостью:


adimage