Светлана РОМАНОВСКАЯ: ГОСУДАРСТВО ДОЛЖНО ГАРАНТИРОВАТЬ БЕЗОПАСНОСТЬ В СФЕРЕ ПОТРЕБЛЕНИЯ

Дата: 09:13, 30-12-2013.

Астана. 30 декабря. КазТАГ – Анастасия Прилепская. Созданное в Казахстане полтора месяца назад госагентство по защите прав потребителей все еще не имеет  руководителя, а потребительская грамотность для большинства казахстанцев по-прежнему остается чем-то далеким. Тем временем, не умеющие отстаивать свои права потребители не только сами становятся жертвами, но и подвергают опасности жизнь и здоровье родных и близких. Об этом и многое другом  рассказала глава национальной лиги потребителей Казахстана, депутат мажилиса Светлана Романовская.

 

 - В чем причина того, что созданное еще в середине ноября в Казахстане агентство по защите прав потребителей до сих пор не имеет председателя?

 

- Ничего не понимаю сама. Я уже у кого только не спрашивала, все удивляются. Никогда в нашей стране такого не было, чтобы создали агентство, а нет ни руководителя, ни исполняющего обязанности. Говорят, что это беспрецедентный случай, что госорган завис на такое количество времени. Огромный штат в подвешенном состоянии.

Санитарно-эпидемиологические службы, например. Они уже не относятся к министерству здравоохранения, но еще и не могут работать в составе нового агентства. В результате они не имеют права осуществлять какую-либо деятельность. То есть, санэпидблагополучие у нас в стране сейчас на нуле.

Конечно, мы не можем сказать, что и без агентства прекрасно обойдемся. Для нашей организации – лиги потребителей – это было бы хорошим подспорьем. Госорган, к примеру, мог бы поспособствовать внедрению потребительского образования в школах, вузах и ПТУ, формированию какой-то единой политики. Дал бы картинку о том, что у нас государство защищает прав потребителей.

 

- Кому-то выгодно тормозить работу агентства?

 

- В той форме, как планируется, это агентство не столь опасно. Я бы поняла, если бы передали туда из всех министерств контрольные функции в сфере качества, включая и ЖКХ, и другие чувствительные отрасли. А пока только СЭС, больше ничего. Никто ничего не знает о том, какие еще будут функции у созданного госоргана. Предполагаю, основное – формирование политики в сфере защиты прав потребителей.

 

- Почему возникла необходимость поднимать вопрос защиты прав потребителей на уровень госоргана?

 

- А вы посмотрите, что сейчас происходит! Например, в стране дефицит мест в детсадах. Мамы в сложных семейных ситуациях готовы пристроить куда угодно ребенка, потому что надо деньги зарабатывать, кормить семью. У нас не сертифицируется и не лицензируется такой вид деятельности, как организация работы детских садов.

Сейчас практически любой человек на своей квартире может детей собирать за деньги, взяв патент. И все. А чему он учит? Где спят дети, на чем сидят, гуляют они или нет? И какие могут быть последствия? 

Еще. По данным минздрава, в 2012 году выяснилось, что у 50% обследованных школьников – язва и кишечные заболевания. Это говорит о том, какое в школах питание.

Раньше мы все знали про сколиоз, про правильную осанку. Нас в школах учили правильно сидеть, парты были под специальным наклоном, все было приспособлено. Сейчас ничего такого нет, у детей сплошь и рядом – сколиоз.

Аллергии у каждого второго, потому что в тех же детсадах детские предметы, мебель, игрушки – с формальдегидом. Плюс мамы покупают детям еду, не зная, из чего она сделана. Откуда они могут знать? Мы проводили исследование и в соевом детском питании нашли ГМО. Мы обратились к компании-производителю, спросили, как такое случилось, в Казахстане ведь запрещено использовать генетически модифицированные продукты в детском питании. Они объяснили, что якобы случайно реализовали в Казахстане партию, которая предназначалась для стран Европы, где разрешен определенный процент содержания ГМО в детском питании. Как они могли перепутать партии? А ведь это мы случайно обнаружили – одна из общественных организаций получила маленький грант и проводила исследования на ГМО.

 

- А взрослые с какими проблемами сталкиваются?

 

- Где угодно и с какими угодно. Вот, например, ломбарды. В лигу потребителей жалоб на них – бессчетное количество. Ломбарды открываются, ведут скупку золота, а когда человек хочет вернуть свой заклад, приходит на прежнее место, а там больше нет ломбарда. То ограбили, то подожгли, то этот ломбард просто куда-то делся. Никаких гарантий, никакой защиты. Никто на это не обращает внимания, а число поступивших в лигу жалоб только за предыдущий год сотнями измеряется…

По инвалидам проблема. Вы знаете, что человек, получивший инвалидность, каждый месяц, прежде чем получить лекарства, должен отстоять очередь к терапевту, потом – к заведующему поликлиникой? К терапевту, чтобы тот выписал рецепт, к завполиклиникой – чтобы штамп поставил. Каждый месяц надо в очереди стоять часами, иначе – не дадут лекарства.

Почему в стране должен быть закон о защите прав потребителей? Потому что у нас, как у граждан, ограничен бюджет, потому что мы не можем быть специалистами во всех сферах. То есть, действующий в какой-то сфере предприниматель обязан изучить все, что называется,  от корки до корки, он из этого прибыль извлекает. А потребитель – физическое лицо. Откуда мы знаем, как компьютер будет влиять на нашу будущую жизнь, или в каком спектре исходит излучение от телевизора?

Считаю, государство обязано гарантировать не только безопасность в плане границ, правопорядка, неприкосновенности человека – государство должно гарантировать нам безопасность потребления.

Рядовой потребитель не может все знать, это нужно десять образований иметь. Но посудите сами. В школе нас научили теореме Пифагора, например, где определенную формулу надо запомнить. При этом есть миллионы способов получить точно такой же результат, но мы запомнили теорему Пифагора и пользуемся ею.

Так и в понимание людей надо вбить формулу грамотного потребителя, который себя любит, понимает, что он несет ответственность за свое здоровье.

 

- Жалобы на то, что люди берут кредиты или ипотеку, а потом не могут вернуть долги банкам, поскольку те не идут на уступки, тоже могут быть в ведении нового госагентства?

 

- Казахстан сейчас чуть ли не на первом месте по невозвратным кредитам. Почему? Потому что нет финансовой грамотности у людей. Они берут быстрые деньги, а как будут отдавать, какие риски в связи с этим, не знают. Но кто бы их научил?

При этом мы – потребители банковских услуг – имеем право на полную и достоверную информацию, прежде чем сделать какой-то шаг. Ипотека – как снежный ком. Сейчас потребительские кредиты выдаются под 20%, а заработная плата и доходы выросли только на 8%. Люди не могут рассчитываться и начинают возмущаться, что их из заложенных в банках квартир вышвыривают вместе с детьми и стариками.

И лига потребителей, и депутаты мажилиса сейчас поднимают вопрос по поводу инициации процедуры банкротства физических лиц (закон о банкротстве физических лиц в Казахстане еще не разработан – КазТАГ). Почему у нас может быть банкротом признана компания, которая получает прибыль, хотя она зарплату не отдала людям, но не может быть признано банкротом физическое лицо? Ведь в случае банкротства человеку должны оставить хотя бы квартиру, чтобы он в ней жил. В Америке в собственности человека оставят любой дом, какой бы он ни был, хоть вилла за миллионы долларов. У нас этого нет. Люди у нас, как загнанные.

Казахстанские потребители купили, например,  хлеб, обнаружили, что он некачественный и выкинули, дескать, чего связываться. А это поощряет недобросовестность. В итоге и казахстанские предприниматели, и белорусы, и россияне по отношению к нам себя ведут таким образом. Сначала демпингуют, выживают всех с рынка, потом остаются и поднимают цены. Потом это бременем ложится на потребителя.

Все говорят, что надо улучшать качество жизни, но и здесь от нас, граждан, многое зависит. Говорят, мол, дитя не плачет – мать не разумеет. До тех пор, пока мы не начнем отстаивать свои права, менять жизнь к лучшему, ничего не изменится.

 

- У нас много говорится о защите прав предпринимателей. Это как-то влияет на соблюдение прав потребителей?

 

- Действительно, сейчас предпринимателей все защищают, их теперь три года нельзя проверять. У меня знакомая живет в Бельгии, она открыла ресторан. Но она 2 года училась, год практиковалась, сдавала серию экзаменов: по приготовлению пищи, санитарному состоянию, пожарной безопасности, по всем возможным пунктам. Только после этого ей разрешили открыть ресторан.

Что же у нас происходит? Кто угодно открывает пункты общепита. Есть случаи, и нам о них известно, когда в ведре моют посуду, попросту канализации нет. И их не будут проверять. Перед тем, как проверить, за месяц надо им уведомление отправить. Так горе-владельцы подобных кафе из близлежащего ресторана на время проверки берут кухонную утварь, холодильники. Проверка прошла – отдают.

20 лет назад слово «потребитель» было нарицательным, чуть ли не оскорблением. А ведь мы – потребители – короли рынка. Предприниматели у нас деньги берут за свои услуги, особенно малый и средний бизнес. И при этом что-то делают нам во вред.

До тех пор, пока потребитель не осознает, что он на рынке не последнее лицо, до тех пор, пока не начнет отстаивать свои интересы, никакое госагентство нас не защитит.

 

- Сопротивляется ли бизнес, когда вы отстаиваете права потребителей?

 

- А нам все равно сопротивляется бизнес или нет. Мы имеем право проверять. Мы говорим: «Ребята, зарабатывайте деньги, но при этом имейте совесть». Нам ведь не надо ничего от бизнесменов, мы просто потребителей будем информировать о том, в каком магазине или на какой заправке сколько раз делали пробы и какие результаты. Мы не ставим целью наказание кого-либо, наша цель – воспитать, чтобы предотвратить конфликт.

Лично у меня нет никакого бизнеса. Когда в соцсетях начала говорить об одной нашей акции по проверке бензина на заправках, мне приходили комментарии типа: «Да ладно, Романовская, скажи лучше, какая сеть твоя из заправок?». Дело в том, что после того, как я стала депутатом, наши же общества защиты прав потребителей в регионах, которые входили в лигу, под меня стали курами брать. То есть, приходят к бизнесмену и говорят: «Знаешь Романовскую? Она депутат. Мы знаем, что у тебя все равно хоть что-нибудь плохо, поэтому дай хоть курицу».

 Мне потом звонят знакомые предприниматели и говорят: «Ваши тут пришли и просят курицу хотя бы дать». Тогда мы подумали и сделали перерегистрацию, теперь любое физическое лицо может вступить в национальную лигу. Представительства мы открыли по всей территории Казахстана, во всех областных центрах. Теперь, если руководитель на месте не справляется, мы можем его уволить, и люди выберут другого.

 

- Какие планы у лиги потребителей на будущий год?

 

- Сейчас мы вновь запускаем акцию по проверке качества бензина. Нашли лабораторию в Москве при институте нефти и газа. У них есть ноу-хау – индикаторы, типа лакмусовой бумажки. Практически все присадки, какие только существуют, если они есть в бензине – отображаются, дают изменение цвета лакмуса. Мы начинаем эту акцию, и любой человек может взять бесплатно эти индикаторы.

 Единственный нюанс – гражданин может вступить в лигу потребителей и получить удостоверение, поскольку если без предъявления документа соберется проверять, охрана у субъекта предпринимательства может ему не разрешить. А наши представители имеют право на потребительские исследования. То есть, человек легитимно может заниматься проверкой на заправках. Мы начнем это во всех регионах Казахстана.

Следующая акция – по детскому питанию. Каждый может пойти и купить порцию детского питания, обратиться к нам, и мы проведем исследование. Но перед этим мы будем учить людей, как провести исследование. Если сделать неправильно, могут обвинить в подлоге, сказать, что в упаковке было не то. То есть, должен быть зафиксирован факт покупки и тому подобное. Этому нужно обучать: как делать забор проб, а если обсчитали – как составить акт.

 

- Лига потребителей будет этому учить обычных казахстанцев, не являющихся ее членами?

 

- Естественно, мы настаиваем на внедрении обязательного потребительского образования. Потому что без этого мы хоть какой госорган создадим, но не сможем к каждому предпринимателю приставить проверяющего. Только сам потребитель, делая осознанный выбор, сможет очистить рынок от недоброкачественной продукции.

Мы открыли в Астане офис национальной лиги потребителей, там есть пресс-центр. Собираем жалобы у людей, разбираемся по каждому конкретному случаю, готовим несколько исков по факту признания чего-либо (продукта или услуги – КазТАГ) противоречащим законодательству, ущемляющим права потребителей.

Без потребительского образования у нас ничего не сдвинется, никакое министерство, агентство не сможет что-либо сделать, надо головы у людей менять. Сейчас у нас на согласовании учебник для студентов вузов, на базе одного из университетов мы открыли представительство национальной лиги потребителей. Со второго полугодия начнем обучать защите прав потребителей на базе вузов. То есть, в стране будут специалисты, которые могут не только применить эти знания в жизни, но и передать их детям, преподавая в школах.

 

- Благодарю за беседу.

 


Поделиться новостью:


adimage