Вице-министр по ЧС Валерий ПЕТРОВ: В ЧРЕЗВЫЧАЙНОЙ СИТУАЦИИ ШАНСЫ ВЫЖИТЬ БЕЗ СПАСАТЕЛЕЙ ОЧЕНЬ МАЛЫ

Дата: 09:38, 23-12-2013.

Астана. 23 декабря. КазТАГ - Бауыржан Муканов. Зима – традиционно одно из испытаний на прочность не только для казахстанцев, но и для министерства по чрезвычайным ситуациям республики. Бураны, морозы, заносы на трассах становятся информационными поводами для публикаций в СМИ. Как проходит внедрение GPS-навигации в ведомстве? Какие сроки запуска системы космического мониторинга? Эти и другие вопросы корреспондент агентства задал вице-министру по чрезвычайным ситуациям РК Валерию Петрову.

 

- Валерий Викторович, в чем заключается смысл работы спасателя?

 

- Вот вам один пример. Когда произошла Кызылагашская трагедия, мы подлетели на вертолете на остров. Он был со всех сторон окружен водой, там находилось много людей и маленькие дети. И когда мы сели, то первое, что услышали: «МЧС прилетел! Будем живы!». Мы тогда 350 человек 2 вертолетами сняли с острова. Вот ради этого и стоит вообще работать, когда тебя ждут. Я горжусь своей профессией и считаю себя спасателем.

 

 - В прошлом году трассу Астана – Боровое замело во время буранов, движение было парализовано. Готовы ли чрезвычайные службы к возможному повторению ситуации?

 

- Если трассу заметет, то вы нас хоть стреляйте, мы ничего с этим сделать не сможем! Эта проблема никаким боком не касается МЧС. Мы будем действовать, как и в прошлом году. Пробиваться и спасать.

Кстати, в преддверии зимы я консультировался со специалистами по этой трассе. Они утверждают, что произошла ошибка в расстоянии посадки зеленой полосы от дороги. Ее посадили слишком близко. В результате получаются завихрения, и снег остается на дороге. Возможно, примут решение высаживать вторую полосу, а старую со временем уберут. Но министерство транспорта и коммуникаций будет чистить снег лучше, они с учетом прошлогоднего опыта дополнительные силы планируют привлечь.

 

- Как вы оцениваете культуру безопасности жизнедеятельности в Казахстане?

 

- Пока ее уровень сравнительно низок. В процентном отношении не берусь говорить, для этого нужны социологические исследования. Один пример приведу. Ежегодно предупреждаем, объявляем по радио, ТВ, sms: «дорога занесена, убедительно просим воздержаться от поездки».

 Дорожно-патрульная полиция перекрывает дороги, но находят наши граждане окольные пути, выходят на эту дорогу и благополучно там застревают. После этого идут звонки: «Ребята, спасите! Мы тут погибаем!». И наши спасатели, зачастую совершая героические действия, добираются и вытаскивают из заносов. Если был бы высок уровень культуры безопасности жизнедеятельности, наверное, человек не выехал бы из города в непогоду. Сутки, на которые закрыты дороги, в большинстве случаев ничего не решают. Но шансы распрощаться с жизнью близких и с собственной достаточно велики.

Европейцы и американцы очень дисциплинированные люди. Если нельзя, значит, нельзя! Там достаточно написать: «здесь опасно, не ходите». И никто не пойдет! У них очень развита система страхования. Допустим, страховая компания в рамках расследования убедилась, что был предупреждающий знак, туда нельзя было ходить, а человек пошел и получил увечья или пострадал, то страховку не заплатят.

 

- Какая самая распространенная ситуация в Казахстане, когда человек остается один на один со стихией?

 

- Если брать природные ЧС, то у нас основной урон идет от воды, как ни странно. Ежегодно до тысячи человек погибает на водоемах. Причины банальны: пьянство и неприменение средств индивидуальной защиты. Рыбак в лодку сел, а легкий и удобный жилет, который стоит 500 тенге, покупать не хочет. Перевернулся и утонул. К сожалению, гибнут дети. Как правило, родители оставляют без присмотра. Сами сели, а ребенок пошел купаться…

Вторая стихия - морозы и метели. К счастью, в последние время почти не регистрируются случаи, когда люди замерзают в степи. Помню, в 1996 году в Акмолинской области более 100 человек замерзли. Сейчас все-таки работает понимание, повышается уровень культуры безопасности жизнедеятельности.

 

- Как вы думаете, станет иным отношение к жизни, и начнем ли мы сами себя беречь, не полагаясь на МЧС?

 

- Безусловно, психология изменится. Сегодня, даже исходя из условий, что мы вошли в рынок, и у нас, наверное, более 95% всей собственности является частной, естественно, меняется отношение людей к сохранности имущества. Люди начинают задумываться о том, чтобы принимать меры, защитить его от чрезвычайных ситуаций.

Вместе с тем, понятно, что перемены произойдут не в одночасье, потому что уровень жизни людей тоже различается. Там, где уровень жизни хороший, и меры по защите собственности, жизни, здоровья значительно выше. А там, где уровень жизни ниже, там не хватает просто средств на эти вещи.

Есть и другой момент. Лет 10-15 лет назад достаточно слабой была государственная политика в области безопасного проживания и безопасной жизнедеятельности. Сегодня МЧС этим занимается и, не побоюсь этого слова, пропаганда по безопасному образу жизни, которую мы проводим по ТВ, радио, в печатных СМИ и через интернет-пространство, безусловно, оказывает свое воздействие. Чем более развито будет наше общество, тем больше и сильнее будут работать механизмы самозащиты граждан.

 

- Что вы можете сказать о проекте «112»? Когда он будет узаконен? 

 

- Проект «112» получит базу в новом законе «О гражданской защите». На сегодня службы «112» созданы во всех территориальных органах МЧС, и они работают. Кроме того, функционируют службы «101» (пожарные), «102» (полиция) и «103» (скорая), то есть, граждане все-таки звонят тематически. В течение 3 лет мы должны будем перейти на единый номер «112», то есть, за любой помощью гражданин будет обращаться, а оператор решать - кому адресовать запрос: полиции, скорой, спасателям или коммунальщикам. Нередко, когда в Алматы происходят землетрясения силой 3-3,5 балла в сутки до 20 тыс. звонков поступает на «112».

 

 - Планируется, что к 2015 году более половины территории Казахстана будет покрыто высокоточной спутниковой навигацией. Принимает ли участие в этом процессе МЧС?

 

- Безусловно, мы применяем спутниковую навигацию. Аварийно-спасательные машины, вертолеты, пожарные автомобили в крупных городах оборудованы системами позиционирования.

Мы планируем, что диспетчеры службы «112» будут обладать данными о местах позиционирования всех подвижных средств министерства. На сегодня у нас более 10 тыс. авто в системе, из них на 20-30% оборудованы GPS. В среднем ежегодно 60-80 GPS-приемников, может быть, чуть больше устанавливается.

 

- Как реализуется совместный с Россией проект космического мониторинга и прогнозирования ЧС?

 

- С точки зрения ЧС, мониторинг используется для специальной обработки космических снимков и получения необходимой информацию. Эти вопросы и рассматриваются сегодня совместно с россиянами. Чтобы использовать данные станций, должен быть общий алгоритм работы спутников. Так мы сможем видеть очаги развития пожаров, динамику затопления при наводнениях. Думаю, к началу 2014 года у нас на практике эта система заработает.

 

- Какая польза от  учений, которым  МЧС уделяет много внимания и средств?

 

- Есть ошибочное и в корне неверное мнение, что учения – это, в общем, ненужные вещи. На самом деле все с точностью до наоборот. Мы провели учение «Зима - 2013». Во-первых, руководители предприятий коммунальных служб в рамках поставленных задач проверили готовность техники, посчитали, что у них есть, и чего нет. Они попробовали собрать свои коллективы, а это не так-то просто, как кажется на первый взгляд.

Наши учения - практические мероприятия. Например, как делать быстровозводимые дамбы? Все на учениях проверяется. Когда в Уральске реки Деркул, Чаган и Урал вышли из берегов, там ведь десятками километров были выложенные искусственные дамбы из мешков. Понятное дело, что никаких сил и средств МЧС и коммунальных служб для такой колоссальной работы не хватит, нужны дополнительные силы. А это граждане с предприятий и организаций, внутренние войска, министерство обороны. Все – участники общего дела.

 

- Благодарю за беседу!  


Поделиться новостью:


adimage