Владимир Трашин: Жилые дома в алматинском микрорайоне «Алгабас» не рухнут

Дата: 11:11, 11-02-2019.

Алматы. 11 февраля. КазТАГ – Мадина Алимханова. В 2004 году на горе Кок-Тобе в Алматы возникла угроза мощного оползня. В 2016 году в алматинском микрорайоне «Алгабас» накренился жилой девятиэтажный дом. О том, действительно ли сейчас состояние этих зданий и сооружений не вызывает беспокойства, агентству КазТАГ рассказал президент компании «Гидроспецстрой Казахстан» Владимир Трашин.

- Владимир Петрович, Вы работали на многих крупных проектах: строительство Красноярской, Шульбинской и Саяно-Шушенской ГЭС, прокладка коммуникационного тоннеля под Иртышом, укрепление горы Кок-Тобе, строительство фундаментов для астанинских высоток. В том числе, Вы восстанавливали накренившиеся дома в микрорайоне «Алгабас» в Алматы. Насколько сложно было их укрепить, и насколько надежно это укрепление?

- О ЧП в «Алгабасе» я узнал из прессы. В одном солидном издании была опубликована статья под кричащим заголовком «Пизанская башня в Алматы». В ней сообщалось, что девятиэтажный жилой дом, недавно построенный компанией АО «НСК «Астана-Курылыс», накренился. Из него в аварийном порядке выселены жильцы, а дом, по предварительному заключению комиссии, подлежит демонтажу. Мне, участнику строительства десятков, если не сотен объектов в самых разнообразных условиях – от вечной мерзлоты до песков средней Азии и болот западной Сибири – это решение комиссии показалось преждевременным. Во-первых, демонтаж монолитного здания в условиях плотной городской застройки сопряжен с шумом, пылью, грязью и сопоставим по стоимости с новым строительством. Во-вторых, по-человечески жаль сносить почти новые дома, когда жилья и так не хватает в городе. Поэтому я, опираясь на прежний опыт, предложил руководству компании АО «НСК «Астана-Курылыс» и акимату города вариант устранения крена и усиления основания этого дома. Это оказалось очень кстати, так как просадки начались еще у нескольких домов в этом районе, в результате чего у жителей микрорайона уже началась паника.

Руководство компании АО «НСК «Астана-Курылыс» с недоверием отнеслось к восстановлению вертикальности дома и приступило к строительству нового взамен накренившегося. Совершенно другая реакция была у руководства акимата города, которое, убедившись в результативности ранее выполненных «Гидроспецстроем» работ по устранению крена трех 12-этажных жилых зданий в городе Шымкент, отклонившейся от вертикали на 2,5 метра дымовой 63-х метровой трубы котельной в микрорайоне Калкаман в Алматы, поручило «Гидроспецстрою» восстановление вертикальности и усиление домов и в микрорайоне «Алгабас». Техническое сопровождение этих работ выполняло АО «КазНИИСА». Таким образом, за сравнительно короткое время и с небольшими затратами удалось восстановить вертикальность и усилить основание и фундаменты семи многоквартирных жилых домов, сохранив в жилом фонде города около 500 квартир социального жилья. Эти дома уже не рухнут.

- Остальные дома в «Алгабасе» не накренились? Они на том же грунте стоят.

- У остальных домов просадки были в пределах нормы, предусмотренные СНиП (строительные нормы и правила). Не знаю, как сейчас, а тогда за всеми домами велся мониторинг. Все деформации оснований четко фиксировались. Что касается причин просадки, то они банальны. Так как микрорайон «Алгабас-6» построен на просадочных грунтах, само название которых говорит, что они склонны к просадке при замачивании. Поэтому при строительстве «Алматинской ТЭЦ-2» в 1970-80-х годах проектировщиками «ВНИПИ Энергопрома» были запроектированы свайные фундаменты из буронабивных свай диаметром 600 мм и 1200 мм, который выполнил «Гидроспецстрой». Уже более 40 лет все сооружения надежно функционируют.

- Получается, почти любое накренившееся здание можно восстановить? В том числе и Пизанскую башню? Почему же ее не выравнивают?

- Да, можно восстановить любое здание. Однако это не простое дело и нужен к каждому конкретному случаю свой подход. Выполнить восстановительные мероприятия, даже по грамотно разработанному проекту, не имея опыта и квалифицированных специалистов, практически невозможно. Необходимо чувствовать, как ведут себя грунты и само здание. Это очень долгий процесс, требующий терпения и аккуратности. Что касается «Пизанской башни» в городе Пиза, то она уже сама начала выправляться. А там, наоборот, боятся, что она может совсем выровняться. Теоретически ее выправить можно, но зачем это делать? Весь мир ее знает, как «падающую башню». Если этот «дефект» пропадет, она станет никому не интересна и туристов она привлекать не будет.

 

- В 2011 году чуть не случился оползень на горе Кок-Тобе. Насколько сложно было укрепить склон, и какая гарантия, что он снова не «поплывет»?

- Что касается предотвращения ЧП на горе Кок-Тобе, то дело выглядело таким образом. В «Гидроспецстрой» обратилась дирекция подвесной канатной дороги с просьбой о ликвидации трещины, образовавшейся на склоне горы ниже верхней станции. Обследовав трещину, специалисты «Гидроспецстроя» убедились, что она носит отнюдь не локальный характер, а простирается по склону более чем на 150 метров и уходит вглубь на 15-20 метров, и что консервация трещины на участке подвесной дороги «как мертвому припарка». Здесь требовались гораздо более масштабные работы, так как на лицо было образование и динамичное развитие оползня. По оценкам специалистов Института сейсмологии, около 3-х млн кубометров, то есть мог сползти весь северный и восточный склон горы.

Обо всем этом стало известно МЧС и руководству города. Были приняты срочные меры: гора закрылась для посещений и нам была дана команда приступить к ликвидации зарождающегося оползня, так как буквально за несколько дней до этого случилась трагедия в Талгаре, где оползень унес жизни 28 человек. Был создан штаб, который поручил «КазГИИЗ» провести обследование и изыскания, «КазНИИСА» разработать проект, а «Гидроспецстрою» выполнить работы по устройству подпорной свайной стены из буронабивных свай глубиной до 28 метров с защемлением их в плотном и сухом грунте, поверху был устроен мощный железобетонный ростверк. Были также выполнены большие объемы по закреплению просадочных грунтов методом силикатизации и буроинъекционных свай.

Все эти мероприятия позволили стабилизировать грунты и предотвратить оползень, который мог обрушить склон горы и принести много бед. Кстати, эти процессы начались на Кок-Тобе еще в 80-е годы, но тогда, вместо кардинального решения проблемы, ограничились тампонажем трещины. Там, как оказалось уже в ходе работ, на глубине 19-21 метров находится слой так называемых погребенных почв. Оказывается, и такие чудеса встречаются в природе! Этот слой на протяжении многих лет аккумулировал техногенные воды. В результате при сильном сейсмотолчке вся верхушка Кок-Тобе могла съехать «как кусок масла по горячей сковороде». После выполнения комплекса работ по усилению склона все опасности устранены и склон будет стоять вечно.    

 

- Это все современные технологии. А вот, например, плотина на «Медео»? Она же давно сделана. Насколько эффективны и безопасны технологии, которые применялись при ее строительстве?

- Строительство плотины на «Медео» крупномасштабным направленным взрывом было новым в мировой практике. Правильность выбранных тогда проектных решений подтвердила жизнь. Благодаря этим сооружениям жители Алматы могут чувствовать себя в безопасности. Конечно, существует вероятность того, что через какое-то время селехранилище будет заполнено. Но будем надеяться, что это произойдет еще не скоро и, естественно, имеются варианты по его опорожнению.

- Вы принимали участие в строительстве Саяно-Шушенской ГЭС. Что там случилось? Почему там произошел прорыв?

- Да, действительно, мне довелось участвовать в строительстве Саяно-Шушенской ГЭС около 10-ти лет, вплоть до перевода меня главным инженером в казахское спецуправление в 1980 году. Я до сих пор горжусь этим! Эта ГЭС - гордость советской энергетики, уникальная арочно-гравитационная плотина высотой 240 метров с объемом бетона более 10 млн кубометров. Самая мощная в то время в мире ГЭС! Ее мощность составляет 6,4 млн кВт, строили ее надежно, на века, никакого прорыва там не было, не было и вины строителей. Авария на ГЭС полностью на совести эксплуатационников, которые по одной из версий использовали некачественные шпильки, которыми крепился ротор. Вот его то и вырвало, и огромная масса воды под большим напором мгновенно затопила здание ГЭС. В результате был нанесен колоссальный ущерб и самое главное погибло 75 человек. Эта трагедия лишний раз напоминает, какова может быть цена халатности в настоящее время.

- На наших ГЭС в Казахстане не может произойти авария как на Саяно-Шушенской ГЭС?  

- Все может быть. Вот совсем недавно аналогичное ЧП произошло на Кызылагашской плотине. Там из-за безответственности какого-то частника прорвало плотину и смыло рядом расположенный поселок. В результате паводка погибло 43 человека. Конечно, в первую очередь, здесь вина тех, кто передал в частную собственность такой потенциально опасный объект как водохранилище. Разве по силам полуграмотному мужику эксплуатировать такое инженерное сооружение? Которое, кстати, было неплохо построено. Таких примеров можно привести ни один десяток. Сейчас эта плотина восстанавливается за государственный счет, и счет этот не малый. Конечно, такие крупные и мощные компании как АО «Самрук-Энерго», «Казводхоз» обеспечивают грамотную эксплуатацию сооружений. На многих этих объектах работает и «Гидроспецстрой», выполняя ремонтно-восстановительные работы. Так, пару лет назад при наборе водохранилища на Мойнакской ГЭС появилась на левобережном примыкании обходная фильтрация, которая сделала невозможным дальнейший набор водохранилища. Поэтому, по заданию АО «Самрук-Энерго», компания «Казгидро» оперативно разработала проектно-сметную документацию на устройство противофильтрационной завесы, а «Гидроспецстрой» быстро и качественно выполнил эти работы. Кстати, объем этих работ сопоставим с объемом цементационных работ на Новосибирской и Братской ГЭС.

- Существует ли какая-нибудь карта города или области, где указаны типы почвы, чтобы можно было понять, где можно строить, а где нельзя и как это лучше сделать?

- Есть конечно, но как бы тщательно не проводились изыскания, все равно при строительстве часто обнаруживаются всяческие «казусы». Например, при строительстве Красноярской ГЭС в самый разгар строительства при разработке котлована второй очереди вдруг обнаружили два глубоких тектонических разлома поперек плотины, и что очень опасно, они были заполнены милонитом. Поначалу хотели разрабатывать эти разломы, очищать от милонита и заливать бетоном, что потребовало бы больших затрат и потерю времени. Специалисты «Гидроспецстроя» предложили эти разломы зацементировать, что и было сделано. Беда в том, что такими картами часто пренебрегают, а еще их надо постоянно обновлять.

- Спасибо за интервью!

Поделиться новостью: