Вячеслав Локшин: Лучше бы государство ввело регулирование цены на продукты питания

Дата: 15:17, 11-12-2018.

Алматы. 11 декабря. КазТАГ – Владимир Радионов. В конце ноября текущего года мажилис парламента РК одобрил проект закона «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам обращения лекарственных средств и медицинских изделий», согласно которому с 1 января 2019 года в Казахстане вводится регулирование цен на лекарства и медицинские изделия. По словам законодателя, регулирование цен будет производиться путем утверждения предельной цены на каждый препарат.

В минздраве утверждают, что к пониманию того, как будут регулироваться цены на лекарства, госорганы шли вместе с участниками рынка. Президент Ассоциации международных фармацевтических производителей в РК Вячеслав Локшин говорит, что обсуждение законопроекта было односторонним, что, впрочем, по его мнению, не повлияло ни на его необходимость, ни на качество. О том, что ждет фармацевтический рынок с начала следующего года – наш разговор.

 

- Вячеслав Нотанович, так было ли действительно полноценное обсуждение норм будущего закона с производителями лекарств?

 

- Было. Отношение к новации у участников было разным: ведь любое регулирование вызывает хотя бы небольшую, но панику. Но в ходе обсуждения нас не спрашивали, хотим мы этого или не хотим, нас лишь информировали, что думает по этому поводу государство. Что думаем мы, мало кого интересовало, разве что просили поделиться опытом, как это происходит в других странах.

 

- То есть, регулирование цен на лекарства именно в аптеках – не наше изобретение? А то вроде рынок, а государство все равно берется регулировать.

 

- Во многих европейских странах почти все лекарства отпускаются за счет средств страховых компаний или госбюджета, существуют иные формы поддержки, то есть эти цены там давно так или иначе регулируются. Ну а таких стран, как наша, где государство давно уже регулирует цены в госзакупе, но не делает этого в остальном сегменте, не так много.

Но с точки зрения иностранного производителя, да и моей, в регулировании со стороны государства ничего страшного нет. Производители приходят в разные страны с одной и той же ценой. А дальше что происходит? Наценка дистрибьютора, наценка аптеки, если аптека приобретает лекарство не напрямую у дистрибьютора, который его завез, а у посредника, цена еще выше. Думаю, что процесс регулирования, когда цена будет не выше какого-то предельного уровня, приведет к отмиранию посредников, и люди смогут получить более доступные по цене лекарства. Хотя, конечно, лучшим регулятором является рынок.

 

- А вообще, лекарства в Казахстане дорогие?

 

- Смотря с кем сравнивать. Если с Германией, то очень низкие, почти в 1,5 раза дешевле. А если посмотреть на Турцию или Россию – то чуть выше, на 5-10%. Трудно сравнивать цены, когда несравнимы рынки: если российский рынок – это $20 млрд, то наш – $1,3 млрд.

Вообще же, цены меняются: в зависимости от курса доллара, от одного региона к другому, даже в разных частях города цена одного и того же препарата может отличаться довольно существенно. Это, естественно, всех расстраивает.

Да, в рыночной экономике к низким ценам приводит конкуренция. Однако это не всегда так. Почему? Когда происходят такие скачки валюты, как с тенге, те, кто эти препараты закупал в долларах, продавая в тенге, теряет, а ему надо платить поставщику – и дистрибьютор возвращает свои средства за счет наценки. Поэтому глава государства (президент РК Нурсултан Назарбаев – КазТАГ) и сказал, что надо регулировать цены. И, наверное, это правильно.

 

- А как же быть с тем, что регулируемое ценообразование – это еще один барьер для компаний к доступу на рынок к уже имеющимся? Не станет ли это основанием для ряда производителей уйти с казахстанского рынка, учитывая его небольшие размеры?

 

- Думаю, что имеющиеся барьеры – они разумные. Регистрация, сертификация – это то, что нужно делать. Но риск создания дефицита, конечно, присутствует. В Азербайджане такой прецедент был: попросили производителей установить цены на уровне Турции и еще ряда стран, где рынки в 100 раз больше и государство – главный игрок (а у нас государство покупает 30-35% от общего объема) – и компании ушли. И действительно, держать в Казахстане цену такую же, как в России, допустим, невозможно, потому что рынки разные, в РФ он несоизмеримо больше.

Думаю, у нас все разумно сделают. И для этого есть предпосылки, хотя бы в том, что в Казахстане хорошо развита дистрибьюторская сеть, крупные национальные дистрибьюторы имеют филиалы во всех регионах. Если дистрибьюторам разрешат наценять лекарства на 15%, аптекам – до 25% (а сегодня они больше и не делают), это полностью покроет их затраты. Ну а главный плюс состоит в том, что пациентам не нужно будет обходить 10 аптек, чтобы найти лучшую цену.

 

- Помимо регулирования предельных цен, глава государства ставил и иную задачу – доведение присутствия отечественных производителей лекарственной продукции на рынке до 50%. Каков сегодня этот показатель? И как увеличение доли отечественного производителя может влиять на общий уровень цен? Ведь отечественное – не синоним дешевого. Так недавно производители казахстанского мяса заявили, что они не могут поставлять на внутренний рынок говядину по $2 за кг, тогда как в Бразилии это – цена экспорта.

 

- Компании «СК-Фармация», нашему единому дистрибьютору по закупу лекарств по госзаказу, в госзакупе сегодня уже удалось сделать так, что каждая вторая упаковка, купленная в рамках госзакупок, отечественная. И задача главы государства, если говорить о количестве упаковок, а не конкретно препаратов, близка к выполнению.

Что касается цен, если отечественные производители смогут выйти на соседние рынки, то при большем объеме их цена станет конкурентоспособна. Просто для маленького рынка – 18 млн человек – производство становится нерентабельным, отечественному производителю при его оборотах непросто быть конкурентоспособными по ценам. Сегодня многие из них имеют 10-летние контракты (определенный объем поставки при отсутствии конкуренции), а если контракты отменить, их цены были бы несравнимы с российскими или иными производителями.

А если вернуться к 50% производства, то всегда нужно смотреть на опыт других стран. Если взять опыт Израиля, Франции, Германии – то и там объем продажи отечественных производителей не превышает 30-35%. И это нормально. Фармпроизводство сегодня границ не имеет, и многие препараты (в особенности для редких заболеваний, там, где объемы небольшие) производить каждой стране для себя нерентабельно.

США не могут похвастаться, что они производят 50% потребляемых препаратов, да это никому и не нужно. Так что, если в аптечном обороте Казахстана присутствие отечественного производителя достигнет 30%, это будет великолепным показателем, на уровне самых передовых стран мира.

 

- В экономике есть понятие «друзья экономики» – когда крупный производитель приходит на рынок не торговать готовым продуктом, а разворачивает производство на месте. Применим ли этот принцип к казахстанской фарминдустрии?

 

- Это уже произошло. Практически все крупные заводы купили иностранные инвесторы: шымкентский – поляки, алматинский – турки, карагандинский – россияне. Цены на препараты в аптеках с приходом инвесторов вряд ли изменились, но в госзакупе эти предприятия имеют преференции.

 

- На недавнем азиатском фармацевтическом форуме, прошедшем в Алматы в середине октября текущего года, Вы говорили о кризисе фармацевтического рынка. Повлияет ли на него регулирование цен на лекарства?

 

- Кризис действительно есть, его выражение просто – люди стали меньше покупать. Прошедшая девальвация отразилась так, что люди ищут препараты подешевле, стараются удовлетворять свои нужды за счет госбюджета, в валюте роста рынка нет, стагнация даже в тенге, ведь покупательная способность не растет. Ну а если в ходе госрегулирования цены станут стабильнее и чуть ниже – рынок вырастет физически, то есть в упаковках, но не в деньгах.

Ну и нельзя фармрынок рассматривать в отрыве от экономики в целом. Экономика растет медленно, планировали рост в 6-8%, на деле же он меньше 4%, в валюте и покупательной способности мы потеряли в два раза, а зарплата выросла на 10-20%. И когда говорят о росте цен на лекарства, параллельно так же громко надо говорить о рынке продуктов питания – там ведь тоже рост идет. И если лекарства мы покупаем периодически, то хлеб и молоко – каждый день. Так что будь моя воля, я бы выбрал для госрегулирования рынок продуктов питания. В лекарственном обеспечении потребности частично покрывает государство, а хлеб и сметану по бесплатным рецептам никто не получает.

 

- Спасибо за интервью!

Поделиться новостью: