Конвенция о статусе Каспия - это «заявление о намерениях», которые могут соблюдаться, а могут и нет – политолог

Дата: 16:05, 13-08-2018.

Алматы. 13 августа. КазТАГ – Владимир Радионов. Конвенция о правовом статусе Каспийского моря, подписанное главами государств «каспийской пятерки» накануне – это «заявление о намерениях», которые могут соблюдаться, а могут и нет, считает политолог, директор группы оценки рисков Досым Сатпаев.

«Подписанная конвенция – существенный шаг вперед после долгого топтания на месте, но она не дает ответов на ряд ключевых вопросов. Она может быть гарантией стабильности в регионе на какой-то краткосрочный период, но не гарантирует, что в будущем не будет трений, взаимных претензий между странами-подписантами. Движение вперед – довольно сложное, с учетом того, что многие международные договоренности часто нарушаются», - сказал Д. Сатпаев корреспонденту агентства в телефонном разговоре в понедельник.

По мнению политолога, конвенция носит компромиссный вариант, в той или иной мере учитывающий интересы всех пяти прикаспийских государств.

«Долгое время основным источником камней преткновения подписания документа была позиция Ирана, она была связана со спором: Каспий – это море или озеро. И от определения статуса зависели международные правила регулирования. В рамках конвенции Каспий получил особый правовой статус – не море и не озеро, и это устраивает на текущий момент всех участников», - полагает Д. Сатпаев.

Говоря об интересах стран-участниц «каспийской пятерки», эксперт отмечает, что для Казахстана и Азербайджана Каспий является ключевой частью нефтегазовой стратегии, добычи и транспортировки углеводородов, что связано с экономической и энергетической безопасностью.

Туркменистан с помощью документа хотел решить вопросы спорных месторождений между ним, Ираном и Азербайджаном, а также в перспективе – транспортировки своих газовых ресурсов по дну озера. А что касается России и Ирана, то для них на первом плане стоит вопрос геополитической безопасности, присутствия в районе Каспия вооруженных сил третьих стран.

«Если посмотреть историю прикаспийских саммитов, первый из которых прошел в 2002 году, Россия и Иран постоянно поднимали эту тему. В настоящей конвенции этот вопрос отдельным пунктом прописан – военное присутствие третьих стран на Каспии не допускается. Так что можно считать, что документом пролоббированы интересы России и Ирана. Казахстан и Азербайджан получили определенные бонусы в плане экономической безопасности, но полного выигрыша конечно нет», - считает эксперт.

Отдельным вопросом, по которому будут трения, эксперт считает строительство различных трубопроводов по дну Каспия для транспортировки углеводородов, в чем заинтересованы Азербайджан, Казахстан и Туркменистан.

«Опять же решение принято (при прокладке магистрального трубопровода по дну моря требуется согласие только той стороны, через чей сектор будет пролегать трубопровод, а не всех пяти стран – КазТАГ), но применение его на практике будет маловероятно. Не секрет, что Россия в течение многих лет активно выступала против строительства по дну любых трубопроводов в обход России, апеллируя к экологическим рискам. Впрочем, здесь имеют место двойные стандарты – Россия строила трубопровод по дну Балтийского моря, несмотря на экологические претензии прибалтийских стран. Понятно, что геополитика играет большую роль, и мне кажется, строительство трубопроводов будет возможно только при согласии всех стран», - подчеркивает Д. Сатпаев.

Отдельно политолог говорит, что подписанная конвенция в определенном плане подыгрывает интересам Китая.

«КНР усиливает свои позиции в каспийском регионе, в двух прикаспийских странах – Казахстане и Туркменистане. То, что обсуждали в рамках саммита – вопросы морской торговли – устраивает Китай, потому что он в рамках своей стратегии «Один пояс – один путь» активно пытается реализовать очень важный проект транскаспийского транспортного коридора», - полагает Д. Сатпаев.

Как сообщалось, 12 августа по итогам заседания V Каспийского саммита в Актау президенты Казахстана, России, Ирана, Азербайджана и Туркменистана подписали конвенцию о правовом статусе Каспийского моря. Помимо конвенции, на саммите были подписаны следующие документы: протокол о сотрудничестве в области борьбы с терроризмом на Каспийском море; протокол о сотрудничестве в области борьбы с организованной преступностью на Каспийском море; соглашение между правительствами прикаспийских государств о торгово-экономическом сотрудничестве; соглашение между правительствами прикаспийских государств о сотрудничестве в области транспорта; соглашение о предотвращении инцидентов на Каспийском море; протокол о сотрудничестве и взаимодействии пограничных ведомств.

Работа над конвенцией о правовом статусе Каспийского моря шла с 1996 года, а проект конвенции был окончательно согласован в рамках совещания министров иностранных дел прикаспийских государств 4-5 декабря 2017 года в Москве.

В частности, документ полагает, что основная площадь водной поверхности Каспийского моря признается морем, а не озером, с вытекающими из этого юридическими последствиями. Каспийское море остается в общем пользовании сторон, а дно и недра делятся соседними государствами на участки по договоренности между ними на основе международного права. Судоходство, рыболовство, научные исследования и прокладка магистральных трубопроводов осуществляются по согласованным сторонами правилам. В частности, при прокладке магистрального трубопровода по дну моря требуется согласие только той стороны, через чей сектор будет пролегать трубопровод. В конвенции также зафиксировано положение о недопущении присутствия на Каспии вооруженных сил, не принадлежащих сторонам договора, а также определяет пять прикаспийских государств ответственными за поддержание безопасности на море и управление его ресурсами.

Источник фото: Ribalych.ru

Поделиться новостью: