Мать погибшего бизнесмена из Актау обвинила полицию в пропаже Т1,2 млн с места ДТП

Дата: 11:09, 23-06-2019.

Актау. 23 июня. КазТАГ – Светлана Романова, мать погибшего бизнесмена из Актау Станислава Глебова, обвинила полицию в пропаже Т1,2 млн с места ДТП, передает корреспондент агентства.

«Когда сын погиб, мы смогли разблокировать его телефон. Восстановили всю геолокацию, начиная с момента, как он вышел из дома и до момента гибели. 28 мая Стас встречался с знакомым, у которого он попросил денег. Деньги нужны были срочно, чтобы рассчитаться с рабочими, потому что нужно было заканчивать гособъект. Станислав занимался установкой видеонаблюдения в школе-интернате Шетпе. Знакомый, с которым он разговаривал, сказал, что может дать ему только Т1,2 млн, больше у него нет. А вообще Стас просил Т1,5 млн», - рассказала Романова.

По ее словам, из дома Глебов выехал 29 мая в 8.15. Затем он взял деньги и отправился в Шетпе. Из Жетыбая он написал рабочим, что везет деньги.

«Стас выезжает в сторону Шетпе, и как только появляется связь, он звонит жене и говорит, что у него нехорошее предчувствие. И что через два часа, как только он закончит работу, будет возвращаться домой. Затем он связался с младшим братом. По версии полиции, в аварию он попал из-за того, что уснул за рулем и выехал на встречную полосу, но этого не может быть. В 12.34 он разговаривал с семьей, а в 12.40 уже поступил звонок на станцию скорой помощи с сообщением о ДТП», - отметила мать погибшего предпринимателя.

Она уточнила, что об аварии на трассе Актау–Шетпе родные узнали от подрядчика. Еще несколько часов близкие бизнесмена не могли выяснить, жив он или нет.

«Мы звоним в больницу Шетпе, нам говорят, что он не поступал. Звоним в «102», там говорят сначала, что была авария, затем, что ее не было, то есть с двух часов дня до шести вечера я не могла выяснить судьбу своего сына. Потом нам все-таки стали говорить, что он умер, но поступил без документов, и что надо ждать, пока машина привезет его в морг 1 микрорайона в Актау. Затем, когда я перезваниваю, мне говорят: «Ждем машину». Потом, что морг уже закрывается, мол, давайте завтра. А уже ближе к семи часам вечера сообщают: «Никто вам никого везти не будет, езжайте, тело забирайте сами». Я договариваюсь с «ГАЗелью», и мы выезжаем в сторону Шетпе», - уточнила Романова.

Мать погибшего подчеркивает, что на месте ДТП не было следов аварии.

«Не было на дороге ни «юза», ни тормозного следа, не было разбитых стекол, не было ничего… Только в метрах 80-ти, в степи, стоял «КамАЗ», с которым столкнулась машина моего сына. И когда я бежала по этой дороге, были видны только очень маленькие осколки, поэтому я и удивилась, потому что машина, на которой ехал сын, после аварии была в жутком состоянии. Но я не увидела каких-то частей разбросанных, я не увидела разметки на дороге: ни белой краски, ни серой, когда отмечают место аварии, ничего. Когда я спросила, почему не было разметки на дороге, ответ был, что это республиканская дорога, и там этого не делают. Потом я увидела бумаги, что работала дорожная служба, и буквально через полчаса они уже практически подмели дорогу и все убрали», - уточнила женщина.

В больнице ей долго не могли показать тело сына. Полицейские, по словам женщины, сказали, что погибший мужчина поступил без документов. Но, как говорит мать Глебова, этого быть не могло, за руль без документов сын не садился. Позднее документы все же нашлись.

«Мы приезжаем в Шетпе, начинаем звать врачей, приезжает капитан полиции с представителями власти и говорит, что труп поступил без документов. И пытаются вынести моего сына и погрузить быстро в машину. Я прошу показать мне труп с надеждой, что, может, все-таки мой ребенок жив. Они отказываются это сделать, и мне пришлось практически драться и орать, чтобы мне приоткрыли его лицо. В то же время мы отправили нашего соседа в местное РОВД. И когда он приехал туда, ему предоставили сумку, которую накануне вечером Стас взял у брата для того, чтобы перевезти деньги. Показали эту сумку, она была открыта и выпотрошена, показали портмоне, где были документы моего сына, и спросили: «Там что была большая сумма денег?». Хотя на тот момент мы еще не знали о деньгах вообще. Сосед забрал из РОВД и телефон сына, который был идеально чистым и протертым, без единого пятнышка», - отмечает мать бизнесмена.

На месте аварии позднее родные Глебова случайно обнаружили его личные вещи, которые были закопаны в землю.

«Мы случайно обнаружили, что торчат из земли какие-то трубочки, и когда начали копать, выкопали две ямки. Там были аккуратно сложены небольшие детали от машины и личные вещи сына. Дальше я выясняю, что моего сына с дороги при тяжелейших травмах, а он был еще жив, забрали сотрудники полиции и положили на заднее сиденье своей машины. Медики подтвердили, что, когда забирали сына, он был жив, у него была практически ампутирована рука, он ею махал и кричал, что ему больно, они не могли даже укол ему сделать. При этом работники ДПС забирают его с места аварии в свою машину, передают его врачам, якобы без документов, и передают ту самую сумку вместе со Стасом. Мой сын умирает при въезде в больничный городок. На видео, которое нам предоставили в больнице, видно, что сына на каталке везут с этой сумкой, потом вывозят каталку, сын уже накрыт, и в ногах лежит та же сумка. Там лежали удостоверение, допуски к работам. Они увидели удостоверение, на котором была кровь, и выяснили, что это Стас Глебов. На видео видно, что его увозят, и сумка лежит в ногах, а через полчаса появляются работники РОВД и забирают эту сумку», - сказала Романова.

По ее словам, когда она спросила, кто забирал Глебова с места ДТП, и какое имели право трогать его в таком состоянии полицейские, ответ был такой, что «это вообще была актауская дорожно-патрульная служба, мы к этому отношения не имеем».

«Капитан, который передавал моему соседу вещи сына, и спросил, было ли там много денег, этот же человек приезжал в морг, он же сказал, что сын без документов, а затем он же моему соседу передает вещи сына, где находится удостоверение и портмоне. Я настаиваю на повторной экспертизе, так как если машина выехала кардинально на «встречку», то во время ее кручения на дороге будет «юз», я это могу утверждать, как водитель со стажем. Мы облазили все на дороге, но ничего не нашли. Я считаю, что ненадлежащим образом и халатно был проведен осмотр места аварии и недолжным образом составлены схемы», - подчеркнула женщина.

Она указала на то, что сотрудники ДПС не имели права при таких тяжелейших травмах перекладывать пострадавшего на заднее сиденье своей машины.

«Я даже не представляю, как можно было до этого додуматься. Далее я хочу выяснить, почему мне на протяжении длительного времени не давали четкой информации, что с моим сыном. Я бы хотела, чтобы выяснили, кто среди них порочит честь мундира. Учитывая, что происходит сейчас со стороны Шетпинского РОВД, я этой правовой защиты не получаю. Я хочу знать, кто взял эти деньги и зачем. Нет таких денег, которые мне вернут моего сына, и речь вовсе не о них. Мы собрали эти полтора миллиона и расплатились с рабочими. Но самое страшное для меня осознавать, что, когда мой ребенок умирал и мучился от боли, какие-то нелюди потрошили его кошелек. Я хочу, чтобы началось расследование по фактам мародерства, недопустимых действий сотрудников ДПС, халатного отношения к своим обязанностям», - сказала Романова.

Женщина уже написала заявление в департамент полиции Мангистауской области с просьбой найти и наказать людей, которые обокрали ее сына после того, как он умер, а также провести служебное расследование.

Источник фото: lada.kz

Поделиться новостью: