Нажмите Enter, чтобы пропустить

Супруга проходящего по делу о январских событиях полицейского обратилась к Токаеву

Алматы. 27 ноября. КазТАГ – Супруга бывшего начальника линейного отдела полиции (ЛОП) в аэропорту Алматы Талгата Талипова – Жанаргуль Алиева обратилась к президенту Казахстана Касым-Жомарту Токаеву.

«Больше девяти месяцев со 2 февраля 2022 года продолжается преследование моего мужа, экс-начальника линейного отдела полиции в аэропорту Алматы Талипова Талгата Кудайбергеновича. 2 февраля 2022 года межведомственная следственная оперативная группа (МСОП) генеральной прокуратуры возбудила уголовное дело о террористических преступлениях и беспорядках в городе Алматы 5 января 2022 года. Поводом для привлечения моего супруга расследованию стало якобы имевшее место бездействие должностных лиц службы авиационной безопасности аэропорта Алматы, сотрудников линейного отдела полиции в аэропорту Алматы и управления пограничного контроля на пункте пропуска в аэропорту Алматы. Непонятно, чем руководствовались представители следственной группы, выдвигая такие серьезные подозрения?» - обратилась Алиева к Токаеву.

По ее словам, «в постановлении о возбуждении уголовного дела отсутствуют данные о прямых правонарушениях должностных лиц, что позволило бы иметь веские доводы для задержания и возбуждения уголовного дела».

«Даже далекому от юриспруденции человеку очевидно, что досудебное расследование начато с грубым нарушением требований, обозначенных уголовно-процессуальным законодательством. На протяжении девяти месяцев следователи любыми путями стараются довести дело моего мужа до суда, основываясь на его присяге и общих нормативно-правовых актах, регламентирующих повседневную деятельность сотрудников органов внутренних дел РК. При этом игнорируются ходатайства адвокатов о применении в ходе расследования нормативно-правовых актов и специальных оперативных планов, имеющих непосредственное отношение к инциденту в аэропорту 5 января текущего года. Согласно предусмотренным планам, существует особый порядок действий при наступлении нештатной ситуации на объектах стратегического назначения, их охране и защите, и также строгие нормы поведения, предписанные для исполнения должностными лицами. Руководство правоохранительных и специальных органов Алматы в ходе январских беспорядков, имея в подчинении подразделения ВС МО РК, Национальной гвардии, других спецподразделений не предприняли соответствующих мер для должной охраны и обеспечения порядка на территории аэропорта Алматы, задним числом возложив ответственность на третьи лица», - говорится в обращении.

Как уточнила Алиева, после указа президента о введении чрезвычайного положения (ЧП), «не были выставлены блокпосты, ограничивающие движение на прилегающих к аэропорту направлениях».

«И вина тут лежит не на моем супруге и его коллегах, а на компетентных в таких случаях людях. Будь они ответственными и дальновидными, предусмотрительными и расчетливыми, развитие беспорядков на территории воздушной гавани казахстанского мегаполиса можно было пресечь в зародыше. Понятно, что применение специальных планов, которые в момент возникновения террористической угрозы должны получить реализацию, могли бы обеспечить защиту аэропорта. Но этого не хотят видеть следователи, занятые поисками крайнего, в тот момент, когда генералы МВД, КНБ самоустранились от разрешения ситуации в нужный момент», - добавила Алиева.

По ее словам, в начале следствия органы уголовного преследования возбудили уголовное дело и ее супругу вменили часть 4 статьи 370 УК РК – «бездействие по службе, подразумевавшее захват аэропорта».

«Однако в ходе расследования следователи поняли, что у них не получится дело довести до суда по этой статье, так как в сентябре этого года вышла новая статья 370-1 УК РК «бездействие по службе в условиях чрезвычайного положения», и сразу после опубликования данной статьи, следствие сразу переквалифицировало на часть 4 статьи 362 УК РК – «превышение должностных полномочий» и вменили обвинение в том, что он в тот день не отдал приказ своему личному составу применить огнестрельное оружие при полном функционировании аэропорта, где находились женщины, дети и иностранные граждане. Так же сменили акцент по нападению на административное здание полиции, подвергшегося попыткам захвата. При этом, следствие никоим образом не обращает внимание на факт, что здание по всем нормам и требованиям, не соответствует антитеррористической защищенности (здание 1957 года постройки, на втором этаже проживают гражданские люди)», - сказано в обращении.

Как сообщила женщина, «дежурная часть с оружейной комнатой находится в здании терминала аэропорта и не соответствует правилам, предписывающим их нахождение в самом здании полиции».

«Сторона защиты предоставила ответы из департамента полиции на транспорте МВД РК, что здание полиции и дежурная часть не соответствует приказам МВД, что он не мог оборонять здание полиции и следовать алгоритму действий спецплана, так как на втором этаже проживают гражданские люди. Так же в материалах дела есть обращение руководства МВД в правительство страны с просьбой о выделении здания полиции. За время работы мой супруг постоянно обращался к своему руководству с рапортами о выделении отдельного здания полиции, соответствующего правилам и требованиям. Однако его никто не услышал раньше, а теперь эти факты игнорируются следствием, и мужа хотят привлечь к уголовной ответственности за то, что здание не соответствует установленным нормам», - указала автор обращения.

Она отметила, что органы уголовного преследования вменяют ее супругу оставление здания полиции, но он, как сообщила женщина, «действовал согласно приказу вышестоящего руководителя, чтобы оружие не попало в руки участников массовых беспорядков».

«Когда поступила информация, что к аэропорту приближается подозрительная толпа, он направился туда для сохранения оружия, находящегося в дежурной части, а в здании полиции он оставил охрану из числа вооруженных сотрудников и все это зафиксировано на видеокамеру в здании полиции, но органы следствия не принимают эти важные факты во внимание. Когда его сотрудники, пребывавшие внутри здания полиции, услышали, что в их сторону приближаются участники беспорядков, они покинули помещение, не доложив ему, а в это время муж находился в аэропорту, предотвращая хищение оружия, однако и здесь органы следствия это не учитывают. В новой квалификации ему инкриминируют превышение должностных полномочий, так как он не отдал команду личному составу применить огнестрельное оружие. Но это абсурд!» - сетует Алиева.

Она задается вопросом, «как можно открывать огонь, когда аэропорт функционировал, на взлетных полосах стояли самолеты, готовые к вылету, на бортах которых находились пассажиры?»

«По делу видно, что он не мог отдать приказ о применении огнестрельного оружия, а если бы приказ прозвучал, то была высокая вероятность превышения должностных полномочий, которые могли привести к жертвам среди пассажиров. В течение дня он и его заместители неоднократно обращались к руководству аэропорта с просьбой о его закрытии, однако его не услышали. Никто из руководства акимата, коменданта, комитета гражданской авиации и самого аэропорта не приняли мер по его закрытию. А круг полномочий не позволял этого сделать моему супругу. Его хотят привлечь к уголовной ответственности, обвиняя в нарушении присяги и общих нормативно-правовых актов. Представители следствия открыто говорят, что он должен был умереть в тот день, а его наградили бы посмертно. Если все это так просто, тогда можно всех сотрудников привлечь к уголовной ответственности, начиная от генералов до сержанта за то, что они не «умерли», - отметила женщина.

По ее словам, начальник ДП на транспорте МВД в своих показаниях пояснял, что ее муж «поставленные перед ним задачи выполнил, сохранил боевое оружие и секретную документацию».

«Личный состав ЛОП, поддерживал мужа и написал коллективное письмо в адрес МСОП генеральной прокуратуры о том, что мой супруг не бездействовал, а выполнил все поставленные перед ним задачи. Но странным образом, в ходе расследования уголовного дела они меняют точку зрения и дают показания против него. Нам прямым текстом сказали: поступил приказ довести дело до суда, и мне интересно, кто дает такие незаконные приказы, и как они определяют виновных? Несмотря на грубые нарушения в процессе расследования и жалобы в разные инстанции, беззаконие продолжается в виде фальсификации документов, предвзятого отношения и психологического давления на супруга и нашу семью. Мой муж служит в органах внутренних дел больше 20 лет, в аэропорту Алматы работал около двух лет и служил своей стране верой и правдой, а сейчас по приказу некоторых высокопоставленных людей, органы следствия, выгораживая именно виновных, тех, кто бездействовал и не выполнил свою работу, желают сделать моего мужа крайним. Хотя о том, что нападающие идут в сторону аэропорта, знал весь штаб АГОШ, информация об этом поступила в первой половине дня 5 января 2022 года», - указала автор обращения.

Она отметила, что указанная информация зафиксирована в деле.

«Зная, что в аэропорт направляются участники беспорядков, не отправили силы и средства по защите стратегического объекта. Муж неоднократно запрашивал от оперативного штаба помощи, но ее не было, а курсантов, охранявших аэропорт, перед нападением сняли. Все вышестоящее руководство правоохранительного и специальных органов гАлматы самоустранилось от задачи по защите аэропорта. Оставив мужа с личным составом в 45 человек, среди которых пять женщин, а нападавших по разным оценкам было свыше 1 тыс. человек. Генеральная прокуратура в СМИ опубликовала информацию, что «у него было 165 вооруженных силовиков, это служба авиационной безопасности аэропорта 60 человек и сотрудники пограничной службы 65 человек», но это не соответствует действительности», - сообщила Алиева.

По ее словам, это доказывают материалы уголовного дела.

«К тому же, на брифинге, проведенном руководителем СОГ Кылимжановым Е., было сказано, что в подчинении у моего супруга было 165 достаточно вооруженных сотрудников; хотя в подчинении находились 28 сотрудников ЛОП. В то время как вооруженная группа, напавшая на аэропорт, насчитывала несколько сотен человек», - говорится в обращении.

Также она уточнила, что в обвинительном заключении ее супругу «был предъявлен гражданский иск о возмещении ущерба, поскольку из-за якобы преступных действий моего супруга была парализована деятельность международного аэропорта Алматы и деятельность авиакомпаний Air Astana, Fly Arystan, Qazaq Air и других в период с 5 января 2022 года по 12 января 2022 года включительно».

«Согласно информации АО «Международный аэропорт Алматы» и авиакомпаний Air Astana, Fly Arystan, Qazaq Air и других за период с 5 по 12 января 2022 года отменено 464 внутренних и международных авиарейсов из них вылеты 226 (Air Astana – 142, Fly Arystan – 65, Qazaq Air – 19, прилеты 236 (Air Astana – 154, Fly Arystan – 65, Qazaq Air – 17) и был причинен ущерб в особо крупном размере АО «Международный аэропорт Алматы» Т313 850 654, Air Astana Т6 179 226 879 (имущественный ущерб Т5 617 251, неполученный доход от отмененных рейсов – Т6 173 609 628), АО «Qazaq Air» Т260 000 000. Сумма гражданского иска составляет Т7 170 079 371. Каким образом мой муж будет компенсировать этот неправомерный иск? При том, что на основании указа президента РК от 05.01.2022 года №725 «О введении чрезвычайного положения и комендантского часа в городе Алматы» в период с 6 января 2022 года по 13 января 2022 года международный аэропорт Алматы работал с 8.00 до 21.00», - напомнила женщина.

Она добавила, что «в указанный период рейсы гражданской авиации по внутренним и международным направлениям были приостановлены, осуществлялись только государственные и военные рейсы (ОДКБ)».

«Я и наши несовершеннолетние дети, наблюдая беззаконие, испытываем жестокие моральные страдания, опасаясь, что отца троих детей и мужа могут осудить по сфабрикованному уголовному делу. Мой муж Талгат Кудайбергенович Талипов всегда воспитывал детей в духе патриотизма, а теперь нашего сына, несмотря на то, что он сдал все экзамены и прошел медкомиссию, из-за возбужденного уголовного дела отказались зачислять в военное училище, у старшей дочери произошел нервный срыв. В настоящее время ознакомление с материалами дела закончилось и в этом деле нет доказательств вины моего мужа Талипова Талгата Кудайбергеновича в приписанных ему преступлениях. Уважаемый Касым-Жомарт Кемелевич, прошу Вас, как гаранта нашей Конституции, человека, которому мы доверяем свою судьбу и верим в Справедливый Казахстан, взять на личный контроль данное дело в целях недопущения неправомерных и незаконных действий со стороны межведомственной следственно-оперативной группы генеральной прокуратуры РК. Для проведения объективного и беспристрастного расследования просим сделать процесс открытым и допустить на судебное заседание представителей СМИ», - обратилась Алиева к президенту.

Редакция агентства КазТАГ предлагает всем компетентным и заинтересованным органам считать данную публикацию запросом комментариев касательно описанной ситуации.

Источник фото: 2gis.kz


adimage