Откуда в Казахстане берется липовая отчетность банков?

Дата: 13:05, 30-05-2018.

Алматы. 30 мая. КазТАГ – Сергей Зелепухин. Не часто в Казахстане приходится сталкиваться с ситуацией, когда представители госорганов не лукавят, а говорят все как есть. На этот раз исключением из общего правила стало выступление директора департамента финансовой стабильности Национального банка РК (НБРК) Сабита Хакимжанова на презентации отчета «О финансовой стабильности Казахстана за 2015-2017 годы».

А признался Сабит Темирханович ни больше ни меньше в том, что отчетность Нацбанка по банковскому сектору уже на протяжении долгих лет является… «липой».

«Фактический объем неработающих займов не снижался на протяжении длительного периода времени, несмотря на показатели отчетности. (…) Расхождения между прямыми индикаторами качества активов в регуляторной и финансовой отчетности и косвенными метриками, которые не используются в пруденциальных требованиях, накапливались и становились все более значительными до 2017 года», - заявил он.

Другими словами, С. Хакимжанов во всеуслышание сказал то, что уже давно не было секретом для финансовых обозревателей: те финансовые показатели – по капиталу, по уровню неработающих займов, по резервам, которые публикует финрегулятор на основе информации банков второго уровня (БВУ), очень часто не отражают реальную ситуацию в банковском секторе. А значит, доверять им можно не больше, чем шулеру при игре в карты.

«На момент отказа от классификации займов в середине 2013 года различие по неработающим займам составило 12%, по провизиям – 3%. Наиболее значительное расхождение началось с 2015 года после введения 10%-ного ограничения на неработающие займы. Однако одним из основных инструментов манипулирования данными стала реструктуризация», - отметил С. Хакимжанов.

Не будет преувеличением сказать, что именно из-за практики замыливания существующих проблем и приукрашивания реального положения дел в отдельных банках и стала возможной кризисная ситуация, которая сложилась вокруг средних БВУ: в частности в прошлом году c Delta bank и RBK Bank, а уже этой весной - c Qazaq banki и «Эксимбанком».

Причем никто, даже сам финрегулятор, не может дать гарантии, что из-за сокрытия своего реального финансового положения на горизонте одного-двух лет не окажутся на грани банкротства еще ряд средних банков со всеми вытекающими последствиями для вкладчиков.

Понятно, что в условиях липовой информации отдельных БВУ о своем финансовом положении, которую они на регулярной основе представляют Нацбанку, сказать точно, кто будет следующим кандидатом на вылет, не представляется возможным.

В том числе и поэтому возникает ряд вопросов к Национальному банку. Если все это время БВУ представляли финрегулятору не полностью достоверную информацию о своем финансовом состоянии, то почему НБРК прилежно публиковал ее и продолжает публиковать, тем самым вводя в заблуждение потребителей финуслуг?

Почему регулятор вообще допускает подобную практику среди банков второго уровня?

Кого или чего боится НБРК, фактически разрешая БВУ представлять не совсем достоверную информацию о своем финансовом положении?

Какие меры намерен предпринять Национальный банк для того, чтобы пресечь и прекратить пагубную практику банков скрывать свое реальное финансовое состояние, представляя НБРК «отфильтрованную» отчетность?

Надеемся, у финрегулятора найдется время ответить на эти вопросы, ведь, в конце концов, речь идет о сохранности сбережений граждан и финансовой стабильности банковского сектора.

 

Поделиться новостью: